Репортажи

«Не брат ты мне!»

Машина, на которой ездили убийцы Немцова, была оформлена на замруководителя аппарата парламента Дагестана

Фото: REUTERS

Этот материал вышел в № 126 от 11 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда Прусенковакорреспондент

Очередной день судебного процесса по делу об убийстве Бориса Немцова начинается традиционно с ходатайства защиты. На этот раз адвокат Каверзин требует изъять видео и с других камер Гормоста, а также проверить свидетеля Трапезина, имел ли он право продавать автомобиль в салоне и работал ли он там вообще. Суд ходатайство приобщил, но информацию запрашивать не стал — это не является предметом доказывания.

Подсудимый Хамзат Бахаев снова обратился с заявлением об отказе от услуг назначенного ему вчера адвоката Виктории Можайкиной. Судья Житников снова говорит, что мнение подсудимого при делах с таким тяжелым обвинением не учитывается. Адвокат Можайкина заявила, что она не может выполнять свои обязанности, даже согласовать позицию с доверителем, поэтому просит ее отстранить. Судья отказался, сославшись на УПК. Адвокат настаивала, ссылаясь на разъяснение адвокатской палаты. В итоге все равно оставила судье заявление и ушла. Судья заметно раздражен.

Вместе с присяжными продолжается допрос Артема Трапезина, который работал в салоне, продавшем автомобиль, на котором позже следили за Немцовым и затем скрылись преступники с места убийства. Точнее это был не столько допрос, сколько легализация данных по машине через свидетеля — присяжным показывали птс, вин-код, договоры продажи и комиссионный договор, подтверждающие, что это — тот самый ZAZ.

Подсудимые скучают, Дадаев читает том материалов дела и что-то пишет в тетради, Эскерханов быстро молится,  братья тихо переговариваются по-чеченски.

Прокурор Семененко тем временем показывает присяжным копию паспорта Дадаева из материалов дела (того самого паспорта, который приобщили к делу вчера — сначала Дадаев сказал, что потерял его, когда был в Грозном 1 марта, через два дня его вернули. По другой его же версии — его задержали 5 марта, паспорт остался дома, а сам он при себе имел лишь автомобильные права). Свидетель Трапезин подтвердил, что видел именно этот паспорт, ксерокопия которого в деле, при оформлении машины. Адвокат Каверзин обращает внимание присяжных, что в агентском договоре и договоре купли-продажи указаны разные названия компаний. Свидетель объяснил, что есть главный офис, а есть филиал. Адвокат Цакаев снова уточняет обязанности менеджера по продажам.

— Вы так подробно спрашиваете, как можно оформлять договор, вы машину хотите купить? — спросил судья.

Присяжные смеются.

— Сторона защиты делает все, чтобы сбить тактику обвинения. Ну ничего, начнем с начала, — прокурор Семененко снова встает за трибуну.

112 предметов из ZAZ Chance, изъятые в ходе осмотра 1 марта 2015 года, были отправлены на экспертизу. В машие обнаружены биологические следы — они принадлежат пяти разным неизвестным мужчинам и одной женщине. (В суде уже показывали бутылку киселя и осколки дисков из машины — на них следы Анзора Губашева. На подголовнике — следы Шадида Губашева. По версии следствия, Анзор Губашев был за рулем автомобиля ZAZ, в котором скрылся киллер после убийства на Большом Москворецком мосту.)

— Когда бы были задержаны? — спрашивает прокурор Анзора Губашева.

— 6 марта 2015 года меня не задержала, а меня похитила федеральная служба новостей.

— То есть 1 марта вы не соприкасались с ФСБ и следственным комитетом?

— Меня похитили, избивали и пытали почти сутки.

— Мы вас поняли, спасибо большое! Шадид, а вас когда?

— Похитили? 6 марта. У меня ватной палочкой брали материалы на экспертизу, такими девушки пользуются.

По протоколам задержания — Дадаева и обоих Губашевых задержали 7 марта, протоколы составлены около 21 часа.

Повторная экспертиза 15 марта, уже после задержания подозреваемых, показала, что следы в машине ZAZ справа на переднем сиденьи и правой двери принадлежат Зауру Дадаеву.

На задней правой двери и на правом подголовнике сзади следы Губашева Шадида.

Больше всего следов — на водительской двери, зеркале заднего вида, кнопках и внутренней ручке задней левой двери, смывы из-под водительского и пассажирского переднего сидений, кнопки сигнала, ручного тормоза и переключателя передач — принадлежат Анзору Губашеву. Следы на сидении сзади и на потолке — Шаванова  Беслана (погиб при задержании в Чечне).

Второй прокурор Антон Львович вскрывает большой бумажный пакет. Там — руль от машины ZAZ, кнопка сигнала, переключатель передач. Для наглядности их показали присяжным вместе с экспертизой.

— Уже можно руками трогать, — улыбается прокурор, — все экспертизы закончены!

На всех дверных рукоятках машины обнаружены микрочастицы следов продуктов выстрелов. Последняя экспертиза — смывы рук, заушных областей и срезы ногтей Заура Дадаева. В них обнаружены единичные микрочастицы следов выстрелов.

Адвокат Каверзин задает вопросы Зауру Дадаеву.

— Вы когда улетели в Грозный?

— 1 марта 2015 года.

— Вы мылись?

— Конечно, мылся!

— С 1 марта вы производили отстрел своего оружия?

— Да, перед увольнением и подписанием рапорта 2 марта я отстрелял, почистил и отдал все оружие, что у меня было.

— А в СИЗО вы когда были?

— После суда 7 марта отвезли в Лефортово. Там выдали робу и отправили в баню. Это обязательное условие — помыться...

 После перерыва вызвали следующего свидетеля — Гаджимурата Алиева, заместителя руководителя  аппарата народного собрания республики Дагестан.  По ксерокопии его паспорта Заур Дадаев приобрел ZAZ Chance. Алиев рассказал, что с подсудимыми не знаком, братом никому из них не приходится, ZAZ Chance никогда не покупал и не знал, что его данные использовались, постоянно живет в Махачкале, работает в парламенте.

В мае 2014 года Алиев был в Москве — переоформлял на себя машину жены, Toyota Camry, «чтобы были московские номера». По его словам, в пункте оформления на улице Перерва он оставлял свой паспорт и с него делали ксерокопию. Алиев подтвердил, что в ксерокопии в материалах дела — его данные, но подпись — не его. Это же подтвердила и почерковедческая экспертиза, которую зачитали в суде.

— Смотрите, вот она, ваша машина, — говорит прокурор Семененко, показывая свидетелю фото ZAZ из материалов дела.

По данным пограничного контроля Алиев вылетал из Москвы 27 сентября 2014 года, следующий полет — 3 декабря 2014 из Грозного в Москву. 20 октября, когда был продан автомобиль, Алиев был в Махачкале и находился на работе, что подтверждает ответ из аппарата народного собрания. Во время убийства Немцова 27 февраля 2015 года в Москве его тоже не было.

Подсудимые в клетке приуныли.

Полицейский ротвейлер крепко спит, вздыхая во сне. Сопровождающий его полицейский перетаскивает пса из-под лавки, ближе к стене — пес не просыпается.

У защиты вопросов не было.

Продолжение завтра.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera