Сюжеты

Чего «не должен был говорить» Олланд про Украину и Сирию

Книга откровенных интервью президента во Франции стала поводом к разговорам об импичменте. А России интересно другое: что рассказал Олланд про Путина

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 127 от 14 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Российские СМИ переполнены заголовками вроде этого: «Во Франции запускают процедуру импичмента Олланду». Но гораздо интереснее поговорить не о процедуре, а о «секретах», за разглашение которых Олланду пригрозили импичментом. Еще интереснее — о секретах, которые касаются отношений Олланда с Путиным.

Подвергнуть Олланда импичменту депутат от оппозиционной правой партии «Республиканцы» Пьер Леллуш предложил в понедельник, 7 ноября. Видимо, к этому моменту депутат как раз успел дочитать вышедшую 12 октября книгу с откровениями Олланда.

Книга, написанная двумя журналистами «Монд» по итогам 61 (шестидесяти одной) встречи с Олландом, справедливо получила название «Президент не должен был бы этого говорить…».

Откровенничая с журналистами, Олланд умудрился найти хоть одно нелестное слово не только для политических противников, но и почти для всех своих приближенных. Что, конечно, вызвало серию обид в стане правящей «Социалистической партии» и в других особо чувствительных институтах республики: например, Олланду пришлось принимать в Елисейском дворце главу Французской федерации футбола и объяснять, зачем он советовал футболистам «тренировать мозги».

Депутата Пьера Леллуша, впрочем, возмутили секретно-полишинельные откровения Олланда о том, что французские спецподразделения занимаются ликвидацией террористов за границей (это называется «операцией Homo»). В октябре 2015 Олланд рассказал авторам книги, что лично санкционировал «как минимум четыре такие операции». Однако уже в ноябре, при следующей встрече с ними, назвал слухи об «операциях Homo» «полностью выдуманными».

При этом он знал, что авторы все записывали на диктофон.

К тому же они утверждают, что лично видели один из списков «на ликвидацию» (от 07.03.2014), в котором были упомянуты 17 участников различных террористических группировок.

Кроме того, Олланд раскрыл подробности подготовки совместного американо-французского вторжения в Сирию в конце августа 2013 года (сорвавшегося в последний момент из-за «нерешительности» Обамы).

Леллуш посчитал, что подобные откровения Олланда, который «поставил под угрозу национальную безопасность», подпадают под статью 68 Конституции. В ней говорится о возможности отстранения президента от должности в случае, если его действия «заведомо несовместимы с дальнейшим осуществлением мандата».

О том, каковы шансы досрочно отправить Олланда в отставку, я скажу чуть позже, а пока воспользуюсь возможностью поделиться секретами его общения с Владимиром Путиным — эти секреты не упомянуты в проекте резолюции об импичменте (проект подписали в четверг, 10 ноября, 79 депутатов из партии «Республиканцы»), но могут быть интересны российскому читателю.

В книге есть глава о международной политике, и большая ее половина посвящена двум главным дипломатическим миссиям Олланда — попыткам установить мир в Сирии и в Донбассе. Так уж вышло, что в обоих случаях договариваться о мире приходится с Владимиром Путиным.

«Путин сказал Меркель, что это заговор американцев»

Олланд рассказывает о «пикировке», возникшей между ним и Путиным в феврале 2013 года. «Пикировка» случилась в ходе официального обеда, который дали в Кремле для французской делегации. Путин говорит, что «противники Асада — это не легитимная оппозиция, а террористы», Олланд бурно возражает, Путин продолжает гнуть свою линию и утверждает, что против Асада воюют «такие же» террористы, как те, что воевали против французов в Алжире (в 60-е годы).

Олланд не принимает «пас» со стороны Путина и, «раздраженный недобросовестностью» его аргументации, в итоге заявляет: «Вы же не скажете, что режим Асада — демократически избранный. Если только не считаете, что демократ — это тот, кого избрали с результатом 98%. Вы ведь знавали такие примеры и в вашей собственной стране!»

Подразумевается, что таким образом Олланд иронично ставит Путина на место. В августе 2013-го французский президент хочет сделать это уже по-настоящему.

После печально известной химической атаки в Гуте (пригород Дамаска) французский лидер получает предварительное согласие Обамы на проведение совместной блиц-операции в Сирии с целью наказания виновников (т.е. Асада). Атака, по задумке Олланда, должна начаться в срок между 31 августа и 5 сентября: 31 августа из Сирии должны вернуться инспекторы ООН по химическому оружию, а на 5 сентября в Санкт-Петербурге запланирован саммит G-20.

Он предвидит реакцию Кремля, но готов ее принять стойко.

«Путин будет использовать это, чтобы представить Асада в роли жертвы и сказать о грубом нарушении международного права, — предсказывает Олланд. — Путин сказал Меркель, что это был заговор американцев, которые подложили химическое оружие Асаду, чтобы затем обвинить его!» 

Но план Олланда проваливается. Обама отказывается от вторжения в Сирию, а Путин предлагает американцам соглашение: Асад уничтожает все (подложенное Обамой?) химоружие и присоединяется к международной Конвенции о его запрете.

«Его интерес в том, чтобы прикарманить Крым»

Олланд рассказал и о том, в каких муках рождался «нормандский формат». В начале мая 2014 он пригласил Путина на церемонию празднования 70-летия высадки союзников в Нормандии (06.06.2014). 25 мая, когда Порошенко избирают президентом, Олланд приглашает и его, а затем сообщает об этом Путину. В ответ «царь мечет молнии» (так в книге): «Означает ли это, что я не должен приезжать, что вы не хотите меня видеть?» — но в итоге, «застигнутый врасплох предложением французского президента», просит дать ему время подумать. Позднее, чтобы «уломать Путина», Олланд подключит Меркель и — после серии телефонных переговоров — российский президент согласится сесть за стол с президентом Украины. 

И все-таки, опасаясь, что в последний момент Путин отменит визит, Олланд подкрепляет договоренность личным письмом. Он передает его в руки французских журналистов, которые за пару дней до нормандской церемонии берут у Путина интервью в Сочи.

В итоге «нормандская четверка» была создана, и Олланд «без ложной скромности» считает, что им с Меркель удалось потушить пожар войны в Донбассе. Он полагает, что санкции работают и «дальше Путин не зайдет». 

Драхма в одном действии

В разгар «греческого кризиса» (2015 г.) Олланд звонил президенту России, с которой «Греция очень тесно связана», чтобы предостеречь Путина от шагов, которые могли бы ухудшить отношение к нему «в странах Евросоюза».

Комментируя обещания, которые в Кремле могли дать Ципрасу в обмен на его угрозы выйти из ЕС, Олланд в те дни заявил журналистам «Монд»: «В любом случае, Путин для греков ничего не сделает. У него, конечно, есть с ними политическая солидарность — все же там православная церковь, — но он не даст грекам денег, потому что у него их нет».

Так что Олланда «чрезвычайно развеселили» «откровения Путина», который, позвонив в Париж 06.07.2015 (на следующий день после греческого референдума о выходе из ЕС), взялся выдать «эксклюзивную информацию».

«Греция обратилась к нам с просьбой печатать драхму в России, потому что у них больше нет соответствующей типографии», — якобы сказал Путин. «И что ты им ответил?» — спросил Олланд. «Я им ответил, что мы можем это сделать... Но что ты об этом думаешь?». 

Олланд ответил, что «Греция — суверенная страна» и поэтому он «не будет шокирован, если она обратится к России» с подобной просьбой. 

«Я просто хотел дать тебе эту информацию, чтобы ты понимал, что это совсем не наше желание», — сказал Путин перед тем, как повесить трубку.

Несмотря на комичность этого разговора, Олланд «оценил желание Путина» оказать услугу.

О том, что президент России хотел бы получить что-нибудь взамен (например, снятие санкций), Олланд ничего не говорит.

И рационально понимает мотивы и желания Путина — «автократа», который хочет войти в историю, сделав свою страну «великой» (как он это понимает). «Его система держится на давлении, на силе и на страхе», — говорит Олланд.

И все-таки, несмотря ни на что, путинский режим напрямую «не угрожает нашей собственной безопасности», уверен президент Франции. 

На цинично-рациональном понимании этого факта и строятся «далеко не самые плохие» отношения между двумя лидерами — «даже если у них кардинально разные убеждения и темпераменты». 

И даже если на вопрос, сохранил ли Олланд доверие к Владимиру Путину — человеку, которого он все это время никак не может принудить к миру, он ответил: «Доверие — это громко сказано». Вопрос был задан еще весной-2015, вскоре после подписания «вторых минских соглашений». С тех пор уровень доверия вряд ли мог вырасти.

Но Олланд верит, что «Путин прислушивается к голосу разума и [чувствует] соотношение сил».

И не может не понимать, что «если еще что-нибудь сделает» [в Украине], то «будут еще санкции, Украине поставят оружие, и она войдет в НАТО».

Этой осенью Оллан стал самым ярым сторонником введения санкций «за Сирию».

Импичмента не будет

Что касается импичмента, который для Олланда пытается организовать Леллуш, то его не будет. 

Процедура настолько сложная, что даже если бы ее удалось довести до конца, это заняло бы слишком много времени. Президентский срок Олланда заканчивается в мае 2017 года.

Кстати, Леллуш вместе с Саркози ездил на встречу с Путиным в октябре 2015 года. Но вряд ли стоит искать в инициативе Леллуша «руку Москвы». Скорее уж — руки Саркози, на которые за четыре года правления Олланда было совершено много попыток надеть наручники. 

Попытки не прекращаются: например, следствие продолжает искать следы «денег Каддафи» в избирательной кампании Саркози 2007 года.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera