Расследования

Чего стоит слово Рамзана Кадырова?

Почему кенхинец Рамазан Джалалдинов был вынужден бежать из села после «сделки» с властями Чечни

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 127 от 14 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

3

5 ноября в социальных сетях появилась информация об исчезновении жителя аварского села Шаройского района Чечни Рамазана Джалалдинова. Джалалдинов стал известен в связи со своим апрельским видеообращением к президенту Путину, которое опубликовала дагестанская независимая газета «Черновик». В этом обращении Джалалдинов открыто поднял вопросы коррупции в Чечне, рассказав об откатных схемах на примере выплат компенсаций своим односельчанам за разрушенное во время войны и паводков жилье.

Жители села Кенхи подтвердили свидетельства Джалалдинова. В плачевном состоянии Кенхов убедился лично глава республики Рамзан Кадыров, когда посетил село в мае этого года. После своего визита Кадыров объявил в республике «год Шаройского района»: началось строительство дорог, восстановление домов. Были сняты со своих должностей глава района и глава местного ОМВД. Именно глава ОМВД Шаройского района, по информации «Новой», полученной от жителей села, сжег дом Рамазана Джалалдинова, избил и выдворил за пределы республики его жену и трех дочерей.

При посредничестве газеты «Черновик», привлекшей для переговоров с чеченскими властями одного из самых авторитетных религиозных деятелей Дагестана — Хас-Магомеда Абубакарова, состоялась сделка: чеченские власти обещали Рамазану Джалалдинову и его семье неприкосновенность и отказ от всех преследований (в том числе уголовных) тех жителей села Кенхи, которые поддержали своего односельчанина. Также чеченские власти обещали в полном объеме выплатить положенные жителям села компенсации. Эта сумма (а речь шла о 3 млн 800 тысячах рублей — стандартная компенсация по федеральной программе переселения из оползневых зон) позволила бы Джалалдинову восстановить, наконец, свой дом, пострадавший во время войны, а затем полностью разрушенный паводками в 2002 году.

Кроме того, из своих внебюджетных средств МВД по ЧР обязалось восстановить сожженный дом, который семья Джалалдинова снимала с 2012 года у односельчанина, и компенсировать его хозяину моральный вред. Ответственным за исполнение условий этого соглашения был назначен первый заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов. В свою очередь, Рамазан Джалалдинов принес извинения Рамзану Кадырову и вернулся домой.

5 ноября дагестанские пользователи Facebook Ахмеднаби Ибрагимов, а затем Расул Абу Асад опубликовали фотографию Рамазана Джалалдинова с надписью «Пропал без вести патриот кенхинского народа». Эту информацию подхватил проект «Радио Свободы» «Кавказ. Реалии». Новость об исчезновении знаменитого кенхинца опубликовали федеральные СМИ, ее прокомментировал пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков, призвав осторожно относиться к сообщению о пропаже Джалалдинова, так как «если бы Джалалдинов действительно пропал, от его родственников поступили бы соответствующие «сигналы», однако пока этого не произошло».

Тут же стало известно, что прокурор Чечни Шарпудди Адбул-Кадыров поручил провести проверку сообщения об исчезновении жителя села Кенхи.

10 ноября известная российская правозащитница Светлана Ганнушкина опубликовала на своей странице в Facebook сообщение о том, что Рамазан Джалалдинов связался с ней. Джалалдинов сообщил, что вынужден был бежать из своего села в ночь со 2 на 3 ноября, «после того, как 2 ноября его и его жену Назират привезли в Грозный на встречу с первым заместителем министра МВД ЧР Апти Алаудиновым».

«По словам Джалалдинова, — сообщила Ганнушкина, — Алаудинов угрожал, что если Рамазан не перестанет поднимать проблемы своего села, то его постигнет та же учесть, что и убитых Ямадаевых, правозащитницу Наталью Эстемирову и политика Бориса Немцова. После встречи с Алаудиновым у Джалалдинова и его сына Магомедхабиба отобрали паспорта, а телефон Рамазана Джалалдинова начальник РОВД Шаройского отдела кинул в пропасть, пригрозив, что за телефоном может последовать и сам Джалалдинов».

2 ноября село Кенхи было взято в полицейскую осаду. По всему селу и у дома Джалалдинова были выставлены посты полиции. Однако ночью Рамазану Джалалдинову удалось незаметно выбраться из села и с риском для жизни перейти горный перевал Чентык, соединяющий Чечню с Дагестаном. В таких обстоятельствах у семьи Джалалдинова, находившейся под полным контролем чеченской полиции, не было никакой возможности подать заявление о пропаже своего родственника. Искать Джалалдинова начали в Чечне и в Дагестане в ту же ночь («Новая газета» может подтвердить эти факты доказательствами из многочисленных источников). Совершенно точно, что и Уполномоченный по правам человека при главе ЧР, и прокурор Чечни были в курсе исчезновения Джалалдинова уже 3 ноября. Поэтому их выступления и санкционированная двумя днями позже проверка выглядят как дань резонансу, который вызвала новость об исчезновении Рамазана Джалалдинова. При этом властям Чечни было прекрасно известно, что Джалалдинов не пропал, а именно бежал из села Кенхи, сумев обмануть чеченских полицейских.

Зачем он это сделал?

В телефонном разговоре со Светланой Ганнушкиной Рамазан Джалалдинов сказал, что ему, по сути, запретили выезжать из села Кенхи. Что Апти Алаудинов и другие чеченские силовики, которых глава Чечни уполномочил курировать «кенхинский вопрос», боялись публичных обвинений в нарушении условий соглашения, которое было заключено от имени Рамзана Кадырова.

Читайте также

Чеченский откат

«Ограничение гарантированной Конституцией свободы передвижения Джалалдинова напрямую связано с попыткой запретить ему донести до главы Чечни информацию о том, что происходит в селе Кенхи, — написала Светлана Ганнушкина. — В частности, информацию о том, что первый заместитель министра МВД Чечни Апти Алаудинов нарушает данные Джалалдинову и кенхицам обещания (в части получения компенсаций, восстановления разрушенного жилья и отказе от уголовного преследования самого Джалалдинова и его односельчан, поддержавших и подтвердивших журналистам факты коррупции в Шаройском районе)…»

«Новой газете» в системе ГАС РФ «Правосудие» удалось найти приговор Рамазану Джалалдинову, вынесенный судьей Шатойского районного суда Бейтельгареевым. 11 августа 2016 года Рамазана Джалалдинова судили за его знаменитое апрельское обращение к Путину и признали виновным в клевете.

Также мы нашли в системе ГАС РФ «Правосудие» приговор его односельчанину Саидмагомеду Насибову, который был осужден на три года условно якобы за хранение наркотиков. По «наркотическим» обвинениям в Чечне традиционно преследуют критиков местных властей. Насибова задержали как раз после того, как телеканал «Дождь» показал в апреле сюжет о селе Кенхи. В этом сюжете кенхинцы (в том числе Насибов) подтвердили корреспонденту «Дождя» Василию Полонскому факты коррупции.

Прекращение уголовного преследования своего односельчанина было одним из главных условий, которое вы­двинул Рамазан Джалалдинов при заключении сделки. Эту сделку предложили сами чеченские власти. Ее гарантировал уважаемый дагестанский религиозный деятель. Вообще-то такие соглашения на Кавказе нарушать не принято.

Эти два приговора показывают, чего стоит слово Рамзана Кадырова.

Однако Рамазан Джалалдинов ему еще верит.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera