Расследования

Разгром «черных» банков. Дело генерала Сугробова

Как получилось, что арестованный финансист и изобличившие его опера теперь обвиняются по одной статье УК — создание организованного преступного сообщества

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 127 от 14 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

17

«Новая газета» продолжает криминальный сериал «Откровения генералов». Подробности и подоплека скандального процесса над главой антикоррупционного ведомства МВД Денисом Сугробовым и его подчиненными. Напомним, что уголовное дело высокопоставленных полицейских слушается в закрытом от прессы и общественности режиме. Сегодня рассказ об одной из самых громких реализаций «сугробовцев» — деле финансиста Магина.

Сергей 2%

5 июля 2013 года несколько десятков оперативников ГУЭБиПК МВД (Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции, которое возглавлял генерал Сугробов) вошли в здание «Новинского пассажа», поднялись на лифте на пятый этаж и свернули в один из просторных офисов, у входа в который висела неприметная табличка — ООО «СтандартИнвест». О том, что в помещениях этой малоизвестной фирмы находился мозговой центр по управлению десятками банковских учреждений Москвы, полицейским стало известно почти сразу после начала разработки известного столичного финансиста Сергея Магина. В каждом втором телефонном разговоре с назначением встречи бизнесмен, изредка проводивший переговоры в общественных заведениях (что неудивительно — основными инструментами управления бизнесом для него служили телефон и компьютер), повторял: «Я в «Новинском». Пятый этаж. «СтандартИнвест». Поднимайтесь».

Обыск в «Новинского пассаже» был связан с расследованием уголовного дела, возбужденного днем ранее Следственным департаментом (СД) МВД по признакам создания и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ), занимавшемся незаконной банковской деятельностью (ст. 172 УК РФ). Как установило следствие, Магин и ряд его подчиненных и знакомых через счета фиктивных компаний, открытые в подконтрольных московских банках (и прежде всего — в ОАО АКБ «Маст-Банк»), осуществляли обналичивание денежных средств, а также их транзитное перечисление в банки, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях.

В то самое время, когда сотрудники ГУЭБиПК МВД поднимались на лифте, в нескольких точках Москвы другие члены оперативно-следственной группы уже проводили обыски в ряде коммерческих компаний и банков. Всего за один день сотрудникам ГУЭБиПК МВД удалось изъять более миллиарда рублей наличными, еще столько же — продолжало переводиться со счета на счет.

Главного оператора этих процессов, финансиста Сергея Магина, известного как «Сергей 2%», задерживала самая внушительная группа оперативников (совместно со спецназом «Зубр») во главе с генералом Денисом Сугробовым.

«Для него [Дениса Сугробова] Магин был едва ли не основным объектом оперативной разработки с начала службы в ГУЭБиПК МВД, и поэтому он не упустил возможности возглавить [задержание]», — поясняет бывший сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Сам Сугробов, спустя год давая показания в СКР в качестве обвиняемого по уголовному делу о создании преступного сообщества и превышении должностных полномочий, отметит значимость этой оперативной реализации (из протокола допроса): «Распоряжением президента была создана межведомственная рабочая группа по незаконным финансовым операциям в целях пресечения потоков денежных средств, уходящих за рубеж, подрывая тем самым национальную безопасность России — ее экономическую основу. Реализацию этой задачи Владимир Путин поручил своему помощнику Евгению Школову (бывший замминистра МВД, в свое время возглавлявший департамент экономической безопасности.А. С.). В ходе активной работы межведомственной группы совместно с сотрудниками правоохранительных органов и ЦБ была пресечена деятельность владельца ряда банковских и других финансовых механизмов Сергея Магина. Только в результате пресеченной в июле 2013 года незаконной деятельности последнего было изъято свыше одного миллиарда рублей наличными, прекращена деятельность более 200 лжефирм, участвовавших в его незаконных схемах».

Надо отметить, что получить информацию, изобличающую Сергея Магина, было нетрудно.

«Магин — один из самых крупных игроков на рынке обнала и «конверта» последних лет. Масштабы его бизнеса были настолько велики, что он уже физически не мог заботиться о конспирации — постоянно говорил по открытым каналам связи, раздавал поручения подчиненным, объяснялся перед клиентами (а их — сотни), если вдруг деньги где-то «зависали». Со временем все на рынке к этому привыкли, потому что поняли: у Сереги настолько сильная крыша, что опасаться нечего»,  — вспоминает один из банкиров, взаимодействовавший с Магиным.

В начале 2012 года руководство ГУЭБиПК МВД добилось санкции Мосгорсуда на прослушку телефона финансиста. За год в распоряжении полицейских оказались часы ценных переговоров Магина (все аудиозаписи имеются в редакции), из которых нетрудно установить его связи с десятками российских и прибалтийских банков, а также механизмы обналичивания денежных средств через фиктивные договоры и вывод денег за рубеж через липовые паспорта сделок.

Анализируя переговоры Магина, складывается впечатление, будто он не выпускал телефон из рук ни на минуту: каждый второй его диалог касался межбанковских платежей и поиска новых «площадок» для транзита денег. «Довольно забавно, что, будучи неформальным руководителем банков, на вопросы некоторых собеседников относительно получения кредитных средств он пояснял, что «такими вещами» не занимается», — смеется бывший офицер Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Какими «вещами» занимался Магин — свидетельствует хотя бы такой телефонный разговор:

Магин: Мы это делаем, вопрос такой, что, наверное, осуществлять эти контракты лучше в валюте, не в рублях, чтобы Маст-банк получал комиссию за конвертацию.

Неизвестный: Мы с него возьмем 0,15 за паспорт сделки.

Магин: Я лично плачу Маст-банку за такие контракты 1%.

Неизвестный: Это понятно.

Магин: Но я их делаю в валюте, то есть валютно-курсовая разница.

Неизвестный: Скажи мне такую вещь, а вот у Сорокина — он же… какой-то банк еще, где он председатель правления?

Магин: Я не знаю насчет председателя правления. Он вообще ушел работать к Руслану Токареву. <…> Это Европейский индустриальный банк. А Руслан — это мой близкий друг.

Неизвестный: А это… То есть он по принципу типа, как вы, такой же? Или белый пушистый весь?

Магин: Нет-нет, он, как мы, конечно.

Многочисленные диалоги Сергея Магина, задокументированные ГУЭБиПК МВД, доказывают, что проблемные ситуации с правоохранительными органами он явно не воспринимал как нештатные.

Неизвестный: Смотри, на «Водный стадион» сейчас еще заедут.

Магин: А «Водный стадион» — это кто?

Неизвестный: У нас там есть отделение или нет?

Магин: Не знаю. Сейчас буду узнавать.

Неизвестный: Проверь. Это Лубянка все делает, слышишь?

Магин: Лубянка?

Неизвестный: Да, все с Лубянки идет.

Магин: Я понял, ладно.

Неизвестный: Это ДЭБ (предшественник ГУЭБиПК МВД. — Ред.), банковский отдел. Распоряжения раздает Лубянка. Слышишь?

Магин: Я понял. Да.

Неизвестный: Внимательнее будь. Там еще запланировали места.

Магин: Я понял.

«Лишь дважды удалось уловить переживания Магина — когда по запросу ФНС были заблокированы счета подконтрольных ему компаний во Всероссийском банке реконструкции и развития и когда Центробанк Латвии по результатам проверки наложил запрет на осуществление внутренних и внешних платежей в одном рижском банке, услугами которого он [Магин] пользовался», — вспоминает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Магин: Валентин Петрович, смотрите, у меня там одна проблемка возникла. <…> Есть такой банк «ВБРР», это банк «Роснефти». <…> Вот Сечин, который пришел. Там вот сегодня одна акция состоялась. И вот вопрос. Инициаторами этой акции являются люди, с которыми вы можете общаться или нет?

Неизвестный: Да, сейчас узнаю.

Магин: И если да, то можно ли каким-то образом эту ситуацию решить?

Неизвестный: Хорошо. Но говорят, что это менты.

Магин: Менты это, да?

Неизвестный: Да. Но просто они так… <…> У Конторы (ФСБ.А. С.) с «Роснефтью» настолько хорошие отношения, что по определению этого быть не может.

Магин: То есть это не они, соответственно, да?

Неизвестный: Да.

В вопросе спасения латвийского банка Сергей Магин предлагал своему собеседнику встретиться с неким адвокатом из Риги, способным урегулировать вопрос сохранения лицензии: «Смотри, Федя подъехал ко мне. У них там есть адвокат в Риге, который достаточно сильный, у него свое адвокатское бюро, у него там пять-шесть адвокатов, то есть он решает всем русским проблемы по банкам. <…> Когда Федя был в Риге, он услышал от него мою фамилию и тут же мне позвонил. Значит, смотри, вот этот человек общается непосредственно с начальником САБ. САБ — это серьезная служба, аналог нашей ФСБ. Вот этот [адвокат] — это бывший подчиненный вот этого начальника САБ. Что они говорят? Они говорят, что там… можно наверняка ехать встречаться <…>. Просто суть какая. <…> То есть цифру они обозначают просто, чтобы ты понимал — один точка три десятых евро»

Переговорщик от ФСБ

После того как Сергей Магин и ряд его подчиненных были задержаны ГУЭБиПК МВД, этим уголовным делом заинтересовались в УСБ (Управлении собственной безопасности) ФСБ. Как следует из показаний Дениса Сугробова, спустя месяц после задержания «к следственным органам обратился некий Валерий Александрович, представившийся уполномоченным УСБ ФСБ, который пытался организовать встречу с Магиным». Фигура загадочного «Валерия Александровича» была раскрыта самим Денисом Сугробовым в ходе дачи показаний в Следственном комитете. Им будто бы, по словам Сугробова, оказался бывший офицер ФСБ Валерий Кряжев, чью фамилию Сугробов назвал, поясняя суть разговора с бывшим сотрудником администрации президента (ныне — советником генпрокурора Юрия Чайки) Артуром Завалуновым.

Как можно предположить, основываясь на полученных нами результатах негласных «оперативно-разыскных мероприятий», в августе 2013 года Валерий Кряжев якобы обратился к родственнику одного из руководителей СД МВД (фамилия и имя известны редакции), предложив вызволить Сергея Магина из следственного изолятора для следственных действий, которые «УСБ ФСБ удастся организовать через СКР».

Кряжев (так обозначается этот участник диалога в документах «ОРМ»): Слушай, у тебя насколько близкие все-таки отношения с твоим вот этим (имеется в виду следователь СД МВД, в чьем производстве находилось уголовное дело в отношении Магина. — А. С.)

Родственник: Ну нормальные достаточно… Скажи, что надо?

Кряжев: Есть идея. Мы тут к нему хотим заехать официально по другому уголовному делу — своему. <…> Привезти ему от Следственного комитета поручение организовать нам встречу с Магиным. <…> Магина выдернуть, привезти сюда. <…> Начать с ним диалог. <…> И, если ему нужно, если тебе это интересно, можем как-то потом, когда мы это все с Магиным обговорим, я могу тебя завести, с ним оставить там погулять, чтобы шепнул там тебе, чтобы тебе там было интересно…

Родственник: Скажи, как это надо преподнести, чтобы это было официально.

Кряжев: Понимаешь, смотри… Я сто процентов знаю, что за каждым словом, которое ты говорил, он [следователь] — порядочный и принципиальный парень. Вот сто процентов, как ты говоришь, так оно и есть. Мне вот просто понимать, если мы припремся к нему с такой бумагой…

Родственник: А он откажет — не откажет?

Кряжев: Не, отказать он не может, ну важно еще, чтобы он не слил это в ДЭБ.<…> Я просто готов тебе как бы, мы свои дела делаем, а вы свои дела делаете. <…> Очень важно, если сейчас мы дальше с тобой двинемся, чтобы ты никогда, ни при каких пока обстоятельствах не говорил, что у тебя крыша — вот этот офис.

Родственник: Какой офис?

Кряжев: Ну … Контора. <…> Смотри, тут все просто. Магина на подписку, а тебя к нему, как этого с палкой человека, и все, и дальше он занимается тем же самым, только уже там, ну сколько тебе надо. Договориться надо. <…> Просто можно, чтобы он [следователь] воспринял как бы нормально. Или сказал: «Ребята, как-то сделайте по-другому». Сам ему совет такой дал бы: «Не со мной, но слово вам даю, что туда, Денису [Сугробову], ни … не скажу».

Любопытная деталь: в октябре 2013 года, то есть спустя два месяца после описываемых событий, замначальника Управления «Б» ГУЭБиПК МВД Алексей Боднар по распоряжению замруководителя главка Бориса Колесникова завел дело оперучета о крышевании «Валерием Александровичем» коммерсантов. Это дело оперучета и стало поводом для начала разгрома ГУЭБиПК МВД…

Новый интерес

11 ноября в Следственном департаменте МВД в Газетном переулке состоялась рабочая встреча представителей ГУЭБиПК МВД с оперуполномоченным УСБ ФСБ Сергеем Бусловым, чье руководство изъявило желание оказать полицейским содействие в расследовании уголовного дела в отношении Сергея Магина. «Межведомственный диалог» был задокументирован (аудиозапись имеется в редакции).

«Наш конечный интерес — еще один шаг за теми должностными лицами, за которыми потенциально идете вы. Это сотрудники ЦБ, налоговых и иные лица из числа наших коллег, которые оказывали содействие за рамками правового поля. <…> Магин длительное время работал под нашими людьми (здесь и далее выделено мною. — А. С.), основной руководящий человек которых на уровне замначальника управления ушел, уволен (как пояснил в докладной главе МВД Денис Сугробов, речь о бывшем заместителе начальника Управления «К» ФСБ полковнике Фролове. — А. С.)», — говорил Буслов, при этом уточняя причины предъявления Магину обвинения в создании преступного сообщества: «Какой смысл, вот просто ради интереса, на данном этапе вменять 210-ю? Это же также может быть предметом торга, по-хорошему говоря…<…> Вот есть дела, где человек сидит. И он тебе в момент задержания дверью по голове стукнул. И ты говоришь: «Слышишь, ты отсюда не выйдешь вообще никогда!» Ну не лежит душа. Здесь есть какие-то, помимо процессуальных, моменты? <…> И вообще мера пресечения теоретически обсуждается? <…> Если у вас секретки (рассмотрение дела в закрытом режиме. — А. С.) не будет, все, то есть обычный суд… Один судья, это… чпок… все свободны. Теоретически, теоретически можно говорить… об условном наказании. Прецеденты такие были».

Завершая разговор, сотрудник УСБ ФСБ Сергей Буслов, ссылаясь на позицию своего руководства, предложил перевести Сергея Магина в один из следственных изоляторов ФСБ — ФКУ СИЗО-99/1 (спецблок «Матросской Тишины») или ФКУ СИЗО-99/2 («Лефортово»): «В «пятерке» (СИЗО-5, где находится Магин. — А. С.) не совсем понимаем, что он делает, как он там себя ведет, оперативный уровень контроля там не айс. Можем рассмотреть вопрос… или в «первый», или во «второй» изолятор его забрать. Там будет совсем другой режим. Совсем другая обстановка… «Лефортово» — это будет более чем четкий сигнал, что любимая организация свое отношение к нему поменяла…»

Сразу после этого разговора Денис Сугробов и написал докладную на имя главы МВД Владимира Колокольцева, в которой предложил провести служебную проверку и проинформировать об установленных фактах директора ФСБ Александра Бортникова.

Довести дело Сергея Магина до конца Денису Сугробову уже не удалось — в мае 2014 года он был задержан сотрудниками УСБ ФСБ по подозрению в организации преступного сообщества, целью которого было улучшение показателей раскрываемости преступлений с помощью привлечения к ответственности якобы невиновных чиновников и предпринимателей. Так Сугробов и Магин стали «коллегами» — оба они, по мнению следствия, оказались главами опасных ОПС. Дело финансиста близится к развязке: в конце октября текущего года гособвинение запросило для Сергея Магина 15 лет лишения свободы. Генералу же еще предстоит услышать позицию прокурора, но сам он не сомневается, что запрошенный для него срок сильно отличаться не будет.

Анонс

В следующей серии — подробности оперативных мероприятий по делу Мастер-Банка с очередными «уполномоченными от УСБ ФСБ».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera