Репортажи

«Нам сдаваться или как?»

Почему психолог, прибывший на место трагедии в село Струги Красные, так и не смог пообщаться с детьми в осажденном доме

Фото: инстаграм

Этот материал вышел в № 128 от 16 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Псковская Губерния»газета

43

Катя и Денис учились в 9-м классе псковской школы № 24, встречались 7 месяцев и открыто рассказывали о своих отношениях в социальных сетях. 9 ноября Денис опубликовал «ВКонтакте»: «Не ожидал от тебя такого. Верил тебя всегда. Любил, люблю и буду любить» (орфография и пунктуация автора сохранены.Л. С.). Позже дети (помирившись?) решили вместе уйти из дома.

Как написала девушка, основной причиной для ухода были непростые отношения с матерью: та возражала против поздних прогулок (после 21.00) и ночевок вне дома. Также Катя рассказывала о побоях.

Денис перед тем, как уйти из дома, оставил «ВКонтакте» прощальное письмо, которое также продублировала Катя. «Я вас любил, но вы сами не заметили того, как разрушили мою психику и жизнь, — написал мальчик. — Прощайте все и друзья, и семья, и знакомые. Не волнуйтесь, уходить буду красиво. Удачи всем в своей жизни и пожалуйста, не бойтесь жить так как хотите или считаете нужным. Жизнь в свое удовольствие — это наилучшая жизнь. Люблю вас» (орфография и пунктуация автора сохранены. Л. С.).

Перед уходом из дома Денис и Катя, как теперь известно из соцсетей, просили родителей не писать заявление в полицию и угрожали, что в противном случае «станет только хуже».

Подростки «спокойно жили вдвоем на даче» целых три дня, а днем 14 ноября сотрудники УМВД России по Псковской области, получив заявление от родителей о пропаже подростков и наводку об их приблизительном местонахождении, выехали в Струги Красные.

Дом, который выбрали для проживания сбежавшие подростки, принадлежал отчиму Кати. Строительством занимался его отец, военный и охотник В. Власов. Именно Власову, вероятно, и принадлежало оружие, которое нашли ребята.

Прибывшие на место полицейские пытались вести переговоры со стреляющими по ним 15-летними детьми около двух часов. Ситуация осложнялась тем, что у полицейских был рупор, школьники же докричаться до них не могли, но, судя по всему, и не хотели. На слова они отвечали хаотичной стрельбой, звонки силовиков на мобильный телефон игнорировали.

Тем не менее диалог детям был необходим. Буквально с самого приезда полицейских они вели видеотрансляцию в приложении Periscope. В ходе этой трансляции они сетовали на то, что их почти никто не смотрит. «У нас тут реально жесть и *** никто не смотрит». «Давайте, чтобы больше народу посмотрело, больше жести будет». Но за все время трансляции на связь с ними вышла лишь пара друзей, случайные ровесники из Сети и некто под ником «Сталин». За трансляцией наблюдали СМИ, но за все ее время на связь с детьми в Periscope, судя по имеющимся данным, не вышел ни один кризисный детский психолог. Ровесники называли детей «дебилами», другие просили показать оружие, но взрослых, которые бы грамотно вели диалог и пытались удержать детей от крайнего решения, в Сети не наблюдалось.

Позже неофициальные источники заявили, что психологи присутствовали на месте происшествия, но не смогли долго тянуть время: представители Росгвардии выбрали силовой вариант решения конфликта.

Денис и Катя со страхом ждали появления «Соболя» (так по-своему они называли отряд СОБР, который прибыл в подкрепление полицейским). «Очень страшно, когда у тебя остается только два патрона», — сказала Катя.

«Что же вас так мало?! Проголосуйте, нам сдаваться или как?» — просили подростки подписчиков в Periscope.

Позже Денис и Катя сообщили в трансляции, что оружия у них больше нет. При этом на одном видео Денис говорит, что оружие у них забрала мама Кати, которая участвовала в переговорах. «Ножи тоже. Так что покончить с собой мы не можем. <…> И как ты знаешь, это не выход», — цитирует мальчика «Медиазона». В другой трансляции подростки говорят, что выкинули стволы через окно.

Правоохранительные органы расходятся в официальной версии случившегося. «При вхождении в дом сотрудниками СОБРа были обнаружены вскрытый сейф, в котором ранее находилось охотничье ружье и боеприпасы, а рядом с ним с ним тело девушки и молодого человека с явными признаками самоубийства. В ходе операции сотрудниками СОБРа огонь не открывался», — сообщили ТАСС в пресс-службе Северо-западного округа войск Росгвардии.

При этом в пресс-службе Следственного комитета России по Псковской области информацию о самоубийстве подростков не подтверждают. «До выяснения всех обстоятельств трагедии преждевременно называть это самоубийством или убийством с последующим самоубийством», — попросил старший помощник руководителя по взаимодействию со СМИ Антон Доброхотов. Он также уточнил, что следователь с автоматическим табельным оружием во время операции со спецназом не переходил установленный рубеж. На вопросы о том, к какому ведомству относился этот следователь и какую роль он выполнял в ходе всей операции, Антон Доброхотов отвечать не стал, сославшись на закрытый характер следствия.

По версии, которую озвучили «Псковской губернии» в неофициальной беседе источники в правоохранительных органах, события развивались следующим образом: первыми на место прибыли сотрудники УМВД России по Псковской области; после того, как подростки их обстреляли, полицейские запросили подкрепление. Дополнительные наряды, прибывшие на место, состояли из сотрудников Росгвардии (согласно последним изменениям в законодательстве, этот орган имеет право применять оружие в отношении детей, беременных женщин и инвалидов, если те оказывают вооруженное сопротивление.Л. С.), они блокировали дом по периметру. При этом в СК сообщили, что сотрудники Росгвардии приехали «для силового решения этого вопроса при необходимости». «Это ребята, которые подготовлены входить в жилище специфическим способом и при необходимости умело применять оружие. Это их работа. Это те, кто с угрозой для жизни может правильно разрешить ситуацию без потерь или с минимальными потерями», — сообщил источник.

Следственный комитет РФ официально заявляет, что «когда сотрудники спецподразделений применили свето-шумовые гранаты и пошли на штурм, то обнаружили подростков мертвыми, с огнестрельными ранениями». При этом заключением экспертов о точном виде заряда, с помощью которого были причинены смертельные ранения, на этот момент СК не располагает.

Псковский уполномоченный по правам ребенка Наталия Соколова, оценивая ситуацию, назвала семьи благополучными и связала случившееся с «кибербезопасностью» и доступом к интернету. Накануне у детского омбудсмена как раз прошло совещание на ту же тему, говорили о провокациях детских самоубийств посредством интернета.

В нашей беседе Соколова уточнила, что одной из основных причин трагедии могло стать недостаточное внимание к детям со стороны родителей. «Не могу вам сказать, выходили ли в момент трагедии на связь с детьми психологи. Знаю, что с девушкой общалась классный руководитель. Моя задача сейчас: все отсматривать, отслеживать, потому что, к сожалению, в данной ситуации детям уже ничем не поможешь. Главное — предотвратить возможность повторения подобных трагедий в регионе. Моя основная задача — это профилактика», — резюмировала Наталия Соколова.

На совещании с псковским губернатором Андреем Турчаком уполномоченный по правам ребенка заявила о необходимости мониторинга страниц школьников в соцсетях классными руководителями.

Людмила Савицкая, «Псковская губерния», — специально для «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera