Репортажи

Руслан и шеф его Руслан

В суде по делу Немцова звучат имена Мухудинова и Геремеева, предполагаемых организаторов убийства

Темирлан Эскерханов в суде. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

5

В Московском окружном военном суде по делу об убийстве Бориса Немцова продолжает представлять доказательства сторона обвинения. На этой неделе вновь звучит имя Руслана Геремеева, который изначально проходил подозреваемым по делу, но затем вдруг получил статус свидетеля и, по некоторым данным, в настоящее время находится в ОАЭ. Про командира роты батальона «Север» Геремеева прокуроры рассказывают присяжным, что тот в январе-феврале 2015 года проживал в квартире на Веерной улице в Москве, которая была куплена в декабре 2014 года. Причем покупал ее Руслан Мухудинов, водитель Геремеева, которого следствие называет организатором убийства, а договор купли-продажи был оформлен на третье лицо — племянника Руслана Геремеева, Артура.

Во вторник в суде допросили консьержку дома 46 на Веерной улице Галину Гарафонову, которая видела жильцов квартиры №11 Руслана Геремеева и приходивших к нему «мужчин кавказской национальности». Среди них она опознала сидящих на скамье подсудимых Заура Дадаева и Темирлана Эскерханова — оба часто бывали в доме. По имени знала только Руслана Геремеева как хозяина квартиры — он показал ей паспорт. Остальных идентифицировала как «гостей» и записывала в специальный журнал. По словам консьержки, помимо Эскерханова (в журнале он записан «гость с бородой») и Дадаева в квартиру приходили и другие мужчины, но их имен она не знала и отмечала всех просто — «гости в 11-ю квартиру». Кроме этих «гостей» в квартиру ежедневно приходила помощница по домашнему хозяйству Зарина. По словам консьержки, все приходящие — особенно Эскерханов — «были вежливые и культурные». Подсудимый Эскерханов довольно улыбнулся.

Продолжалось все это житье-бытье до 7 марта 2015 года. Согласно записям в журнале, «Руслан уехал с чемоданами», а в квартире «оставался гость с бородой». Его и задержали 7 марта, после проведенного в квартире обыска. Консьержка вспоминала, что когда Экскерханова выводили из дома, мужчина ей кивнул: «Мы глазами попрощались».

Присяжным показали этот журнал с записями: с 14 января в квартире «новые жильцы», Руслан и Артур Геремеевы. С января по март 2015 года в квартиру «постоянно заходили и выходили лица кавказской внешности». Последняя запись датируется как раз 7 марта 2015 года: «Следственный комитет с СОБРом забрали бородатого чеченца (Эскерханова.Ред.), остальные пропали неделю назад».

Затем прокуроры вместе с консьержкой смотрели видео с камер наблюдения у подъезда дома от 26, 27 и 28 февраля, когда произошло убийство. Запись 28 февраля 2015. Время 0.53. К двери подходит мужчина в куртке с меховым капюшоном. «Вот этот первый, сидит», — показала консьержка на сидящего в «аквариуме» Заура Дадаева. В подъезд Дадаев зашел в 0.55.

«Обратите внимание, 28 февраля, 0 часов 55 минут. Заур Дадаев заходит в подъезд дома. Убийство (Немцова. Ред.) совершено 27 февраля в 23 часа 31 минуту», — сказала присяжным Мария Семененко.

В 2.02. В это время из подъезда выходят пятеро мужчин, в том числе и мужчина в капюшоне с мехом. Семененко обратилась к Дадаеву:

— Мужчина в капюшоне — кто это выходит?

— Я не хочу пока рассказывать, — ответил тот.

Далее время 9.23 28 февраля. К двери подходит тот же мужчина в куртке с меховым капюшоном. «Это Заур Дадаев», — комментирует свидетель.

В результате обыска в двухкомнатной квартире №11, проходившего с участием Эскерханова, следователи обнаружили договор найма другого помещения — это трехкомнатная квартира в соседнем доме — №3, корпус 4, также на Веерной улице. (В той квартире были обнаружены следы биологического материала Дадаева — зубочистки и ногти; следы Анзора Губашева на ручке ванной и Шадида Губашева на выключателе в ванной. И следы еще двух неустановленных мужчин.)

Также присяжным показали изъятые договор купли-продажи квартиры в доме 46 по Веерной улице, карточки «Президент-отеля», ружье ИЖ с патронами, пистолет «Гроза» с 10 травматическими патронами, пенсионное удостоверение МВД на Эскерханова, командировочные удостоверения из войсковой части №4156, выписанные на лейтенанта Заура Дадаева и майора Руслана Геремеева. В документе Дадаева указывалась служебная командировка в Малгобек со 2 октября 2014 года, у Геремеева — с 27 сентября 2014 года. В обеих бумагах заполнена только графа убытия в командировку, дата возвращения не проставлена.

Семененко попросила Дадаева объяснить, как он мог сдавать оружие, если в командировочном документе его возвращение не отражено.

— Ведь вы ранее сказали, что отстреливали и сдавали оружие.

— Это я, моя халатность, когда уезжал с Москвы, я забыл удостоверение в квартире на Веерной. А оружие я сдавал уже по увольнении.

Присяжным показали изъятые на квартире несколько контрактов на мобильные телефоны и коробку от телефона Билайн с номером IMEI 355730053610906. Согласно обвинительному заключению, это IMEI одного из телефонов, которые использовались для слежки за Немцовым.

— Запишите этот номер, — попросила Семененко присяжных. Те записали. — Видите, сим-карта, она — оп! — и меняется. А код IMEI у телефона остается всегда. Он индивидуальный, — объяснила она и огласила детализацию номера с этим IMEI, показывающую, с кем связывался абонент и где он находился.

Так, номер +7 968 969-47-87 с данным IMEI в течение всего февраля находился в непосредственной близости к дому Бориса Немцова на Малой Ордынке и офису партии РПР-ПАРНАС на Пятницкой. По версии следствия, хозяин этого телефона следил за политиком.

Прокурор Семененко принялась за оглашение результатов экспертизы, изучавшей изъятые в квартире на Веерной, 46, вещи. Эксперты нашли следы биологического материала Дадаева на пуловере, двух джемперах и джинсах. Следы Анзора Губашева нашлись на куртке и на полотенце с надписью «Армия России». На сине-белой зубной щетке Colgate — следы Шадида Губашева. Все эти вещдоки показали присяжным.

— Губашев, узнаете свою щетку? — спросила прокурор.

— Мне самому интересно, как в чужой квартире оказалась моя щетка?

— Заур Шарипович (Дадаев.Ред.), а вы-то свою одежду узнаете?

— Да.

— Ну слава богу

— А теперь вопрос Анзору Губашеву, вы полотенце узнаете?

— Нет, не узнаю.

— А эксперты узнали.

Прокурор достала бритвенный станок Gillette, на котором эксперты нашли следы Эскерханова. Следов биологического материала других подозреваемых — Беслана Шаванова и Хамзата Бахаева — эксперты на изъятых предметах не обнаружили. Зато нашли ряд следов от одного и того же мужчины. «Но кто, пока неясно. Пока не задержали. Вы сами догадайтесь, кто у нас организатор», — заметила присяжным Семененко.

И, наконец, прокурор достала смартфон Samsung с сим-картой Билайн, изъятый у Темирлана Эскерханова. Во время обыска в смартфоне был открыт браузер, в нем 46 открытых вкладок. «Посмотрите, что было на рассмотрении у этого человека», — подошла с телефоном к присяжным прокурор. Одна из вкладок — «Эхо Москвы», голосование «Следует ли изданиям печатать карикатуры на пророка Мухаммеда в ответ на расстрел редакции Charlie Hebdo?». Эскерханов признал: телефон похож на его, но пообещал объяснить все «попозже».

Следующий лот — протокол осмотра автомобиля Mercedes ML-300, на котором ездили обвиняемые. В договоре купли-продажи автомобиля (за 2 млн 700 тысяч рублей) указан Руслан Мухудинов. В ГИБДД этот автомобиль Мухудинов оформил 11 декабря 2014 года. На автомобиле много отпечатков пальцев Эскерханова. Молекулярно-генетическая экспертиза обнаружила в нем следы биологического материала Анзора Губашева, Заура Дадаева и Темирлана Эскерханова. Дадаев и Губашев признали, что ездили на машине. Эскерханов снова сказал, что расскажет обо всем «позже».

В среду допросили свидетеля Патимат Шихабудинову, она была риелтором в агентстве недвижимости «Гарант-Риэлти». Патимат занималась квартирами в аренду. В сентябре 2014 года ей позвонил человек, представившийся Асламбеком (предположительно, это один из подчиненных Геремеева), попросил найти трехкомнатную квартиру для знакомого в районе Славянского бульвара. «Он сказал, что проживать будет Руслан со своим шефом, кажется, тоже Руслан», — следствие полагает, что речь шла о Мухудинове и Геремееве. Квартиру нашли на улице Веерной, 3. Был оформлен договор сроком на 11 месяцев («съехали они раньше»), внесена предоплата, ежемесячный платеж — 63 тысячи рублей.

Подсудимых Патимат не знает. Кто жил в квартире — ей неизвестно. Руслана она видела еще раз, зимой. Через пару месяцев после аренды он позвонил, сказал, что нашел квартиру для покупки рядом, на Веерной, 46, и просил сопроводить сделку. Патимат передала клиента своей начальнице Ларисе Амальчиевой (уже допрошена в суде). Руслан сказал, что квартиру оформят на племянника шефа (Артура Геремеева). Сделка, на которой присутствовали Патимат, Амальчева, Руслан и хозяйка дома, была оперативной — до Нового года уже отдали свидетельство о собственности. По фото Патимат опознала Руслана Мухудинова.

Таким образом, получается, что организаторы тщательно готовились — для совершения преступления была куплена квартира, арендована еще одна квартира и приобретены как минимум два автомобиля, причем один из них — представительский «Мерседес».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera