Репортажи

«Дело Навального». И в Киров снова ездить, и избираться в президенты

Верховный суд отменил приговор оппозиционеру Алексею Навальному по «делу Кировлеса» и направил материалы на новое рассмотрение

Фото: ТАСС

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

19

Утром 16 ноября перед залом Президиума Верховного суда России наблюдалась толпа — рассматривалось в порядке надзора сразу нескольких уголовных дел. Одним из первых в повестке значился приговор оппозиционеру Алексею Навальному по делу «Кировлеса». ВС с этим приговором в любом случае надо было что-то делать, поскольку Европейский суд по правам человека в феврале 2015 года постановил: было нарушено право Навального и еще одного фигуранта этого дела — Петра Офицерова — на справедливое судебное разбирательство, — и обязал выплатить обоим в качестве компенсации в общей сложности более 80 тысяч евро.

Впрочем, до президиума Верховного суда дело «Кировлеса» могло и не дойти, если бы попытка Минюста России оспорить решение в Страсбурге окончилась успешно. Но Страсбург отказал России в передаче дела в Большую палату, решение ЕСПЧ вступило в законную силу, и дело было передано в Верховный суд РФ на рассмотрение вместе с постановлением Европейского суда.

Навальный прибыл в суд в пиджаке и галстуке. Улыбался и обсуждал с адвокатами Ольгой Михайловой и Владимиром Кобзевым предстоящее.

Навальный с адвокатами в суде. Фото: Вера Челищева / «Новая газета»

Следом к дверям зала вместе с адвокатом Светланой Давыдовой подошел и экс-глава «Вятской лесной компании» Петр Офицеров. В куртке и джинсах. Навальный сделал со всеми селфи с подписью: «Сегодня президиум ВС должен определить, как выполнить решение ЕСПЧ и надо ли вернуть мне право участвовать в выборах». После чего прозвенел громкий звонок, и всех пригласили в огромный зал, напоминающий больше солидную гостиную в барском особняке, где на высоких креслах восседали с десяток судей президиума.

— Начинаем рассмотрение представления главы Верховного суда о возобновлении производства по делу в связи с новыми обстоятельствами, — заявил глава президиума, заместитель председателя ВС Владимир Давыдов. После чего последовала короткая справка судьи-докладчика по делу.

Итак. 18 июля 2013 года Ленинский суд в Кирове осудил Навального за организацию и исполнение растраты имущества госкомпании «Кировлес», а Офицерова — за пособничество в осуществлении преступной деятельности. Навального приговорили к 5 годам заключения, Офицерова — к 4 годам.

Позднее Кировский облсуд изменил приговор обоим, заменив реальное наказание на условный срок и штраф в 500 тысяч рублей. Решение ЕСПЧ по жалобе осужденных вступило в силу 4 июля, и, согласно этому документу, со стороны Российской Федерации имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции — права на справедливое судебное разбирательство.

По мнению международного судебного органа, приговор в отношении Навального и Офицерова был постановлен с серьезными нарушениями, поскольку ссылался на ряд обстоятельств, установленных решением по делу в отношении другого фигуранта — гендиректора «Кировлеса» Вячеслава Опалева. Дело в отношении последнего было выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения и признанием вины.

ЕСПЧ отмечал, что Навальный и Офицеров не могли представить свои возражения в процессе по делу Опалева, в связи с чем фактически речь шла о том, что приговор в их отношении был предопределен. Кроме того, по мнению Страсбурга, суды России не проверили доводы стороны защиты о политической подоплеке уголовного преследования в рамках дела «Кировлеса» и не дали им надлежащую оценку.

После того, как справку огласили, президиум предоставил слово представителю гособвинения — заместителю генпрокурора России Николаю Винниченко. Он настаивал на возобновлении производства по уголовному делу, но просил при этом оставить решения кировских судов первой и апелляционной инстанций без изменений. То есть, по словам замгенпрокурора, учитывать решения ЕСПЧ, конечно, нужно, но сделанные им выводы в данном конкретном случае не находят своего подтверждения, а замечания суда никак не влияют на вынесенный приговор.

Еще Винниченко заявил, что Ленинский суд Кирова достоверно установил: подсудимые осознавали незаконный характер своих действий в отношении компании Кироволес.

«Это подтверждает и переписка по электронной почте между ними», — отмечал зам генпрокурора и, наконец, резюмировал: «Доводы Европейского суда по правам человека о единодушии судей в РФ не находят своего подтверждения в российской судебной системе».

В ответ адвокаты Михайлова и Кобзев выдвинули свои аргументы: в отношениях с «Кировлесом» Навальный и Офицеров действовали исключительно в рамках гражданско-правовых отношений, и единственным способом исполнить решение ЕСПЧ было бы прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Более того, по их словам, президиум должен разъяснить Навальному и Офицерову их право на реабилитацию, в том числе возмещение морального вреда.

Сам Навальный заявил, что в его преследовании все-таки есть политическая составляющая: «Мне категорически не понравилось представление председателя ВС Вячеслава Лебедева, поскольку он опустил важнейший вывод из решения ЕСПЧ о том, что в моем деле российскими судами было допущено произвольное толкование уголовного права».

И Навальный спокойно и громко продолжил: дело по «Кировлесу», как и по остальным его делам, было сфальсифицировано с одной целью — чтобы воспрепятствовать его политической деятельности, возможности избираться и заниматься антикоррупционными расследованиями. Он вспоминал о главе Следственного комитета Александре Бастрыкине, который, по его словам, оказывал давление на следствие, публично требуя заведения уголовных дел на него, Навального. Он вспоминал о сотрудниках Генпрокуратуры, которые, по его мнению, звонили в Ленинский суд Кирова, «чтобы сначала меня посадили, а потом отпустили». Он напоминал, наконец, про осужденного в рамках дела «Ив Роше» и находящегося в колонии родного брата, про своих сотрудников, у которых часто проводятся обыски.

— И еще один главный вопрос сегодняшнего заседания — будет ли мне возвращено мое избирательное право. Я надеюсь, дело будет возобновлено и прекращено в связи с отсутствием состава преступления, — говорил глава ФБК, подчеркивая, что будет добиваться признания своего уголовного преследования незаконным с тем, чтобы судимость была аннулирована и он получил бы возможность участвовать в выборах, вернув себе пассивное избирательное право.

«По делу «Ив Роше» также была подана жалоба в ЕСПЧ, и это дело я выиграю и вновь приду в Верховный суд», — рассказал Навальный о своих планах. Офицеров же, по его словам, просто стал жертвой обстоятельств, случайно оказавшись рядом с ним.

Взявший следом слово Офицеров также настаивал на том, что уголовное дело подлежит прекращению, а осужденные должны быть оправданы, поскольку в деле нет ни состава, ни события преступления.

Президиум ушел на совещание. Всех попросили выйти из зала. Обратно пригласили через 40 минут. Решение в принципе оказалось ожидаемым: Верховный суд отменил приговор по делу, чтобы возобновить производство и направить его на новое рассмотрение в суд первой инстанции, но в ином составе суда. То есть в скором времени Навальному, Офицерову и их адвокатам снова придется ездить в Киров, только к другому судье.

«У меня, конечно, нет никакого желания ездить туда и еще три года участвовать в суде… — признался Навальный журналистам, выйдя из зала. — Верховный суд сегодня не исполнил решение Европейского суда. Я должен был быть сегодня оправдан. Мы будем жаловаться в комитет министров Совета Европы».

Ну, а что касается возможности Навального избираться, то теперь она, кажется, появилась. По крайней мере, к такому выводу пришли адвокаты Навального, а также ряд общественных деятелей и незаинтересованных юристов. По их мнению, запрет на участие в выборах осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления содержится в ст.4 (п.3.2 закона) «Об основных гарантиях избирательных прав». На счету Навального помимо «Кировлеса» остается еще два приговора: от Замоскворецкого суда столицы по делу о хищении средств компании «Ив Роше», и приговор за клевету на московского депутата Алексея Лисовенко. Но оба преступления не относятся к категории тяжких.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera