Колумнисты

Судимость быстрого приготовления

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

6

Верховный суд в очередной раз запретил аресты предпринимателей, а также «обезвредил» ст.159 — «мошенничество». Какую статью следующей приспособят для того, чтобы доить «экономических»?

Во вторник пленум Верховного суда Российской Федерации принял постановление, горячо одобренное адвокатским сообществом — да и планеркой «Новой газеты». Речь идет о запрете арестов за предпринимательскую деятельность, определение которой ВС (в очередной раз) конкретизировал.

Также Верховный суд запретил правоохранителям возбуждать уголовные дела по факту мошенничества (в различных его составах) без заявления потерпевших — то есть по собственной инициативе следствия.

Примечательно, что нечто подобное у нас в стране уже происходило, примерно шесть лет назад. Этот процесс получил известность как «медведевская либерализация». Напомню, тогда по инициативе президента Медведева целый ряд статей уголовного кодекса был декриминализирован, и также были запрещены аресты за предпринимательскую деятельность (Верховный суд, как и сейчас, дал развернутое разъяснение, что считать предпринимательством).

Раз уж пошла такая мода на памятники, то «медведевскую либерализацию» уголовного законодательства я бы тоже предложила считать прижизненным памятником этому человеку и политику. Нашим российским ландшафтам такой памятник был бы очень к лицу.

В те годы 171 и 174 статьи Уголовного кодекса (незаконное предпринимательство и отмывание преступных доходов) создали колоссальную кормовую для следователей самых разных ведомств. Не пробили чек в магазине? Пройдите на посадку! Продавали растворитель без лицензии? Тоже пройдите! Ах, закон не требует лицензии? Ну, это просто закон еще не принят, а вы все равно занимались незаконным предпринимательством. Так что — пройдите на посадку.

Эти статьи «быстрого приготовления» оказались удобны и следователям, предлагающим индульгенцию, и конкурентам, с аппетитом поглядывающим на чужой бизнес, и системе ФСИН, заинтересованной в том, чтобы номера «люкс» не пустовали. Ну а кто их займет, как не экономический?

Градус абсурда в подобного рода делах, возникавших по всей стране массово, надо думать, раскалил уже и президента. И вот он принял свои поправки, много людей по всей стране вышло из тюрем, за что большое Медведеву спасибо.

Но ровно сегодня, листая свои старые публикации, относящиеся к тому периоду, я наткнулась на любопытный комментарий Яны Яковлевой, президента некоммерческого партнерства «Бизнес-солидарность», которая сама незадолго до того едва отбилась от посадки как раз по 171/174 статьям. Мы с ней разговаривали именно по случаю той «либерализации»: «[После принятия поправок] заметна новая тенденция: все чаще против бизнесменов возбуждают дела по 159-й статье — "Мошенничество". Она не исключает ареста подследственного. И сроки по ней суровее», — сказала тогда Яна.

Ну вот, а сегодня мы видим, что применение 159 против предпринимателей за шесть лет оформилось из «тенденции» в отчетливый мейнстрим уголовного производства. Следователи даже не особенно стараются в части мотивации своих изысканий — прокурор и так все проштампует, судья и так все рассмотрит.

«В неустановленное время, в неустановленном месте подсудимым были осуществлены неустановленные действия, направленные на присвоение...» — подсудимые и подследственные не дадут соврать, насколько часто подобная формулировка попадается в многочисленных томах многочисленных уголовных дел.

Безусловно, всякий нормальный человек должен приветствовать очередную попытку Верховного суда прекратить этот сон разума в судах по всей стране. И, конечно, я тоже надеюсь, что теперь за мошенничество будут сажать хотя бы с оглядкой. Но некоторые новые обозначившиеся «тенденции» дают основания подозревать, что очень скоро подберется другой материал для творчества правоохранителей.

Вот рассмотрим такой любопытный случай, упоминавшийся как-то Ольгой Романовой. Некоторое время назад в Зеленограде посадили в тюрьму предпринимателя Руслана Телкова, торговавшего интерьерными тканями — по обвинению в нарушении авторских прав. Почувствуйте весь вкус предъявленного ему обвинения: следователь Марченков обнаружил некие зарубежные патенты на узор мраморного камня и узор «под леопарда», которые Телков, по его логике, незаконно воспроизводил на своих тканях.

Предприниматель отсидел весь присужденный ему срок, потеряв, конечно, за это время бизнес. Отказался даже выходить по амнистии, объявленной как раз «для экономических», — не признавал вину.

И ведь как-то обошелся следователь без статьи «Мошенничество». В уголовном кодексе есть пространство для маневра.

Так что вот я думаю, что на самом деле стоило бы запретить Верховному суду. Ему надо бы вынести запрет на бесконечное воспроизводство сюжетов Кафки в материалах дела и в последующих приговорах. Ну и, конечно, судьям стоит смелее защищать собственное достоинство от посягательств связки «следствие-прокурор». Потому что ведь не судьи зачастую выдумывают весь этот бред. Так зачем им сражаться за интересы посторонних бенефициаров?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera