Сюжеты

Инвентаризация «украинских диверсантов» в Крыму

Кто они такие, в чем обвиняются и с какими политическими событиями в августе и ноябре связано их появление

Фото: PhotoXPress

Этот материал вышел в № 129 от 18 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Иван Жилинсобкор в Крыму

24

Разведчик N

Утром 16 ноября информационное агентство РИА «Новости» со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщило о задержании в Симферополе «украинского разведчика», имевшего при себе пистолет, гранату и элементы для изготовления самодельного взрывного устройства. Никаких подробностей до сих пор нет, как и официальных комментариев.

На звонок «Новой газеты» в Центр общественных связей ФСБ дежурный ответил, что вся информация опубликована на сайте ведомства. Однако никаких сообщений о задержании разведчика в столице Крыма на этом сайте не оказалось.

В Киеве информацию об очередном пойманном разведчике назвали ложью.

— В Крыму много бывших военных, и ФСБ не составляет труда периодически их находить и выдавать за «диверсантов». Это абсолютно фейковая история, — заявил спикер министерства обороны Украины Андрей Лысенко. — Все украинские военные на месте и исполняют свои обязанности.

На момент публикации материала никакой новой информации о задержанном в Симферополе разведчике не появилось.

Признавшиеся и пропавшие

В отличие от разведчика N, о взятых ФСБ 9 ноября «севастопольских диверсантах» известно немало. Уже на следующий день после задержания в СМИ «утекли» их имена: Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудка. Тогда же «Новая» выяснила, что Штыбликов и Бессарабов до 2014 года работали в украинском аналитическом центре по исследованиям проблем безопасности Черноморского региона «Номос».

За минувшую неделю появилась новая информация о «диверсантах». На связь с редакцией вышли родственники Владимира Дудки. Они рассказали, что до 2001 года Владимир служил капитаном корабля ВМС Украины «Симферополь», в 2007 году вышел на пенсию и работал специалистом по разбору и уничтожению боеприпасов в инкерманских штольнях, а уже «при России» устроился сапером в МЧС.

14 ноября ФСБ опубликовала видеозаписи допросов Штыбликова и Бессарабова, на которых они признаются в принадлежности к главному управлению разведки министерства обороны Украины.

«Сбор разведывательной информации о дислокации и организации новых частей вооруженных сил России на территории Крыма, подбор объектов для совершения диверсий, сбор разведывательной информации и данных о составе, дислокации, организационно-штатной структуре воинских подразделений на территории Крыма», — так ответил Штыбликов на вопрос следователя о своих диверсионных задачах. Он также заявил, что после присоединения Крыма к России «в целях легализации своей деятельности поступил на работу в Минобороны РФ в гражданский персонал».

— Я обратил внимание, что у Димы на видео распухшее лицо, — прокомментировал допрос Штыбликова «Новой газете» его брат Алексей. — Не могу говорить, пытки не пытки, но мы все знаем, что в этом органе (ФСБ) все свидетельства даются добровольно. Больше же всего нас сейчас волнует, что мы не можем найти Диму. Следователь говорит, что он в СИЗО Симферополя, а когда мы подаем заявление на свидание, нам отвечают, что его в СИЗО нет.

Найти Дмитрия Штыбликова его родственники не могут до сих пор.

Из допроса Алексея Бессарабова на видео попали лишь полторы минуты с выяснением биографии и признанием в сотрудничестве с украинской разведкой начиная с 2008 года.

Видеозапись допроса Владимира Дудки ФСБ не обнародовала. Родственник задержанного Аркадий Наземцев прислал мне такое письмо: «Все, Вова дал показания на себя, скоро будет в прессе <…> Наша адвокат попала к нему, говорит, он не хочет с ней общаться, руки дрожат, глаза бегают…»

Обстоятельства допроса Владимира Дудки раскрыли в Крымской правозащитной группе.

«12 ноября вечером следователь УФСБ допросил Владимира Дудку в присутствии защитника по назначению Оксаны Акуленко. Она, скорее всего, была вызвана к задержанному телефонным звонком, тогда как независимого адвоката не уведомили о следственных действиях, — говорится в заявлении КПГ, направленном в редакцию «Новой». — В случае Владимира Дудки нет оснований для привлечения адвоката по назначению, так как у него есть адвокат, приглашенный родственниками. Более того, Оксана Акуленко, назначенная адвокатом Владимира Дудки, в момент включения в дело не была дежурной согласно графику дежурства адвокатов. Поэтому выглядит странным, что именно ее (а не кого-либо из дежурных адвокатов) выбрали для участия в процессуальных действиях по делу».

В КПГ также рассказали, что Оксана Акуленко была адвокатом по назначению у задержанного по делу первых «украинских диверсантов» Андрея Захтея. Она не обжаловала ни одного действия следователей.

16 ноября родственники Владимира Дудки рассказали «Новой газете», что пытались навестить его в Бахчисарайском ИВС, куда он был помещен после задержания, но оказалось, что его там нет.

В настоящий момент неизвестно местоположение ни одного из «севастопольских диверсантов». Кроме того, до сих пор неизвестно, по какой статье Уголовного кодекса им предъявлено обвинение.

«Взрыв в аэропорту и на вокзале»

Первая группа «украинских диверсантов» пыталась прорваться в Крым через перешеек в ночь с 6 на 7 августа. Задержание этой группы сопровождалось человеческими жертвами. В ходе перестрелки погибли офицер ФСБ Роман Каменев и боец-контрактник ВДВ Семен Сычев. С противоположной стороны — также двое погибших, чьи имена не раскрываются.

Задержанных трое: это граждане Украины Евгений Панов, Андрей Захтей и Редван Сулейманов. Первым двум предъявлены обвинения по ст. 281 и ст. 208 УК РФ (диверсия и организация или участие в незаконном вооруженном формировании). Какие статьи вменяются Сулейманову — неизвестно. Все задержанные признали свою вину.

Панов на допросе рассказал, что объектами диверсий должны были стать «паромная переправа, нефтебаза Феодосии, вертолетный полк и химический завод «Титан». Сулейманов сообщил, что должен был заложить взрывные устройства в аэропорту и на вокзале Симферополя. Андрей Захтей назвал себя водителем.

Захтей и Панов решением Киевского районного суда Симферополя арестованы до 10 декабря. Судьба Редвана Сулейманова неизвестна.

Когда приходят диверсанты?

Если сопоставить задержания «диверсантов» в Крыму в августе и ноябре, то обращает на себя внимание интересное обстоятельство: активизация «украинской разведки» и ФСБ в обоих случаях происходит на фоне предстоящих встреч «нормандской четверки».

Так, первые «диверсанты» прорывались в Крым в ночь с 6 на 7 августа. А переговоры «четверки» в китайском Ханчжоу планировались на 4–5 сентября. После известий из Крыма Владимир Путин от встречи с лидерами Франции, Германии и Украины отказался. «Спецслужбы предотвратили проникновение с территории Украины диверсионно-разведывательной группы. Конечно, в этих условиях встречаться в «нормандском формате», тем более в Китае, бессмысленно», — заявил президент.

Обсуждение судьбы Донбасса, таким образом, было сдвинуто на полтора месяца: лидеры «четверки» встретились в Берлине 19 октября. И договорились о важном: до конца ноября выработать «дорожную карту» имплементации Минских соглашений.

Вторая группа диверсантов объявилась за неделю до заявления министра иностранных дел Украины Павла Климкина о том, что согласовать «дорожную карту» не удается. «Мы, конечно, ведем консультации с нашими немецкими и французскими партнерами. Но пока у нас нет общего видения этой «дорожной карты» с Россией», — заявил Климкин 16 ноября.

Впрочем, появление второй волны «диверсантов» коррелирует и с другими важными международными событиями. Например, гуманитарный комитет ООН 16 ноября принял резолюцию о правах человека в Крыму, потребовав от России немедленно отменить решение Верховного суда РФ о запрете деятельности меджлиса крымскотатарского народа (организация признана в России экстремистской). «Ответом» Москвы могут стать показания Дмитрия Штыбликова: «Разведывательными целями [«диверсантов»] были сбор сведений о частях Черноморского флота, изучение внутриполитической обстановки и национальных организаций, в том числе крымскотатарских».

Сообщения о задержании разведчика N появились на следующий день после телефонных переговоров Петра Порошенко и Дональда Трампа.

У диверсионной практики в Крыму есть бэкграунд. Энергоблокада, расцененная правоохранительными органами РФ по все той же статье «Диверсия», вызвала жесткую критику в адрес Киева не только со стороны Москвы, но и со стороны его европейских партнеров. Представитель МИД Германии Мартин Шефер назвал действия украинской стороны преступным актом.

Опрошенные «Новой газетой» крымские политики и общественные деятели сходятся во мнении: нынешние «диверсанты» также бьют в первую очередь по репутации самой Украины.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera