Колумнисты

Толкование для толкователей

Пакет поправок к закону о Конституционном суде может означать, что на него будет сделана ставка при перераспределении власти между ее «ветвями»

Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

1

Президент внес в Государственную думу проект закона, который закрепит обязательный для всех статус тех постановлений Конституционного суда, которыми тот прямо не признаёт оспариваемые нормы неконституционными, но указывает на их конституционность в своем собственном истолковании: «при условии, что…».

Такой вид постановлений КС называют «новым», но это не совсем точно: КС и прежде неохотно шел на прямое столкновение с законодателем, предпочитая истолковывать спорные нормы таким образом, чтобы не отменять их, но корректировать. Другое дело, что эта политика образца: «и волки сыты, и овцы целы» — плохо доходила до «волков», то есть правоприменителей.

Проблема, связанная с неисполнением или крайне неохотным исполнением решений КС правоприменительными органами, включая суды общей юрисдикции, существует давно, и конструкция, заложенная в нынешнем президентском проекте, давно обсуждалась и в самом КС. Тот факт, что законодательную инициативу КС, сам обладающий таким же правом, уступил президенту (по нашим сведеньям для судей появление проекта именно сейчас даже стало неожиданностью), объясняется или крайней осторожностью Конституционного суда, или тем, что в президентской администрации принято решение несколько увеличить его «резервную мощность» ввиду возможного более серьезного перераспределения власти между ее «ветвями».

Потенциальное значение этих с виду проходных поправок в закон о КС, на самом деле, определяется двумя факторами. Первый из них — крайняя и даже вошедшая «в обычай» неопределенность обильно генерируемого Госдумой законодательства, в том числе в нормах, регулирующих уголовную и административную репрессию. Тут с «новой», а на самом деле лишь формально усиленной, формой постановлений КС ему будет, где развернуться.

Второй фактор состоит в том, что в его нынешнем виде Конституционный суд — скорее «спящий институт». Его «усыпили» еще в 1994 году, когда ввиду активной роли судей КС в событиях 1993 года этот суд был лишен права оценивать конституционность тех или иных норм по собственной инициативе. После этого КС стал и сам избегать высказываться по политически острым вопросам, и сегодня его активность в этой сфере примерно соответствует метаболизму медведя в спячке.

Это, однако, не означает, что КС нельзя разбудить, или что он при определенных обстоятельствах не проснется сам. Вот тут предлагаемое в президентском проекте правило о том, что истолкование закона в КС исключает его применение в любом ином толковании, то есть что соответствующее постановление КС само становится, по сути, законом, — может превратиться в серьезный силовой инструмент (который, к тому же, не может оказаться в руках «у кого попало»).

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera