Комментарии

Трамп и наследство джентльменов

Выборы в Америке прошли не так, потому что всё в ней не так

Петр Саруханов / «Новая»

Этот материал вышел в № 134 от 30 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

34

Эту статью я должен начать с покаяния. За несколько недель до американского голосования я предрек поражение Дональду Трампу. Но он выиграл! Я оказался плохим пророком — вслед за профессиональными американскими Кассандрами. Mea culpa! Но как и почему провалились они? В сердцах я готов присоединиться к хору ругателей Америки

Страна неправильная — не унитарное государство, а Соединенные Штаты. Так что итоги всеобщих выборов считаются в каждом штате по отдельности. Сами выборы тоже неправильные — не прямые. Формально штаты выбирают… выборщиков. Это происходит в каждом штате по отдельности, и процедура такова. Каждая из двух партий — республиканцы и демократы — подбирает свою команду выборщиков, выигрывает та, чей кандидат победит в данном штате. Составленные таким образом депутации из 50 штатов вместе образуют коллегию выборщиков, которая и избирает президента США, — через 40 дней после дня всенародного голосования, в первый понедельник после второй среды декабря. До инаугурации Трамп именуется «избранный президент США», но формально он получит этот титул только 19 декабря.

Всё не как у людей. Так сложилось исторически.

Отцы-основатели США хотели единого государства и при этом боялись, что права штатов могут быть ущемлены, в первую очередь южане с их рабовладельческим порядком страшились северян. Отцы-основатели США стремились к демократии и не без основания боялись ее: черт знает, за кого неразумный плебс проголосует напрямую, дай ему волю. Страховочной сеткой от обеих угроз и должна была стать коллегия выборщиков, состоящая из депутаций от отдельных штатов. Число выборщиков в депутации зависело от количества населения, и, чтобы повысить вес южных штатов, был согласован компромисс, известный под названием «Три Пятых». В придачу к белому населению в зачет пошли рабы из расчета: 1 негр = 3/5 человека. Автором компромисса считается Джеймс Мэдисон. Придется заметить, что это несколько отличается от классической формулы демократии: один человек — один голос.

Удивительным образом реликтовая институция дожила до наших дней. Вопреки первоначальному замыслу она не может отменить или подменить итог всеобщего голосования, но самим фактом своего существования она искажает его. Как правило, несущественно, и тогда о ней забывают. В этом году она притча во языцех.

Коллегия выборщиков формируется по аналогии с Конгрессом США. Дальше пойдут цифры и принципы, и одно будет входить в противоречие с другим. Напомню конфигурацию конгресса.

Места в палате представителей распределяются пропорционально численности населения штатов. Самый маленький штат составляет один избирательный округ, соответственно от него в конгресс попадает один депутат. На другом полюсе — большие штаты, включающие несколько десятков округов. Всего в нижней палате 435 голосующих членов.

Совершенно другая история — сенат. Он должен символизировать равенство штатов, как бы неравны они ни были. И потому каждый штат, будь то 40-миллионная Калифорния или Вайоминг с населением, недотягивающим до 600 тысяч, — посылает в верхнюю палату по 2 своих представителя. 50 штатов — 100 сенаторов США.

Соответственно в коллегии выборщиков каждый штат имеет столько выборщиков, сколько у него представителей в Конгрессе США — в сенате и палате представителей, вместе взятых. Минимум — это 3 голоса (таково представительство 7 самых маленьких штатов — 1 член палаты представителей плюс 2 сенатора). Зато в Калифорнии — 55, в Техасе — 38, в штате Нью-Йорк и Флориде — по 29 выборщиков.

Парадоксальным образом это цифры неравенства — не в пользу избирателей в больших штатах. Конвертируясь в голоса выборщиков, голоса избирателей малонаселенных штатов весят больше. Дотошные подсчеты приводят к неудобному выводу, что голос избирателя в Вайоминге в 4 раза весомее голоса мичиганца. А голос вермонтца — в 3 раза тяжелее жителя Миссури. На это наслаивается противоречивая демография разных мест.

«Коллегия выборщиков будет всегда сдвигать баланс в сторону сельских, консервативных, «белых», старших по возрасту избирателей — изначально это была уступка рабовладельцам» — таким твитом прокомментировала писательница Джойс Кэрол Оутс итог нынешних выборов.

Ситуация усугубляется тем, как голосуют выборщики. За вычетом пары исключений и анекдотов действует правило: победитель (в каждом штате) получает всё (все голоса выборщиков данного штата). И это только усиливает федеральный избирательный мезальянс. Сумма голосований в штатах не равна сумме голосования в США в целом! Отсюда и происходит не укладывающийся в голове результат: Хиллари Клинтон набрала на 2 миллиона голосов больше Трампа по стране… и проиграла. В предыдущий раз такой казус случился в 2000 году, когда Гор уступил Бушу-младшему, набрав на полмиллиона голосов больше, и еще четыре раза так было в истории США.

Еще немного занимательной арифметики.

В коллегии выборщиков 538 голосов (100 + 435 + 3 от столичного округа Колумбия). Соответственно, для победы достаточно набрать 270. Политическая карта США в принципе стабильна. И она очень наглядна. Два густонаселенных побережья — Восточное и Западное — окрашены в голубой цвет демократов: они всегда голосуют за них. Огромные пространства срединной Америки, за исключением некоторых городских агломераций, — красно-розовая прореспубликанская. И есть несколько штатов, переходящих из рук в руки, от выборов к выборам. За них и идет вся борьба. Казалось бы, главные два приза — Калифорния и Техас, но кандидаты и их штабы не тратят на них ни времени, ни денег, и так ясно, за кого отдадут голоса эти гранды. Важно перетянуть на свою сторону колеблющиеся штаты. Для чего необходимо набрать 50% плюс 1 голос в каждом из них. Больше, строго говоря, необязательно.

Именно это и получилось у Трампа. Гирей, склонившей чашу весов в его пользу, стали штаты Огайо, Пенсильвания, Мичиган, Висконсин — то, что называют «ржавым поясом». В трех из этих четырех штатов он одержал верх с крошечным преимуществом: около 1%. Вместе это примерно 100 тысяч голосов. Но эти 100 тысяч голосов в этих трех штатах за Трампа — спасибо джентльменам из ХVIII века и системе выборщиков — оказались важнее, чем «лишние» 2 миллиона голосов во всей остальной Америке, отданных за Клинтон.

То, как это получилось, уже другая — новейшая — история. Неожиданным образом американская архаика столкнулась с американским прогрессом. Получилась взрывчатая смесь.

Фарид Закариа, один из умнейших политических обозревателей Америки (и тоже ошибшийся в прогнозе), пишет: «Трамп переделал политическую карту благодаря поднявшейся волне поддержки со стороны белых из рабочего класса, особенно из глубинки. Честно скажу, этот мир я не знаю — и многие, вероятно, хорошо его не знают, — и в этом часть проблемы. Мы все ухитрились проигнорировать боль глубинной Америки».

В благополучные времена американский рабочий класс — не большой ходок на избирательные участки, когда-то при сильных профсоюзах он дружно голосовал за демократов. Но «разрушительные инновации» — экономические, социальные, демографические, культурологические — все это нашествие нового, чужого, угрожающего: цветные лица, иммигранты, терроризм, вольные нравы вплоть до однополых браков… Оказалось, что терпению этой другой Америки наступил предел. И она дала волю свой злости и отчаянию, проголосовав против собственного статус-кво, за артистичного демагога, которому прощалось всё: отсутствие государственного опыта, хамство, махинации, вранье. Он наобещал им с три короба, говорил на языке их страхов, фобий и предрассудков, и при этом здорово прикалывался. И они качнулись в его сторону. В нем они увидели фигуру перемены.

Действительно ли наступят перемены — и какие? Будет ли Трамп исполнять свои обещания и угрозы? Уже ясно, что не все и не так, а как, покажет только реальное время, которое начнет свой отсчет после 20 января. В отличие от карнавального сезона избирательной кампании, 4 года до следующих выборов не могут состоять только из слов, даже очень зажигательных. Дела, что последуют или не последуют, — по ним будут судить победителя, в том числе и те, у кого так кружились головы.

Едва ли не единственный аналитик, который предсказал победу Трампа, — это Аллам Лихтман из Американского университета в Вашингтоне (утверждается, что он по своей оригинальной модели правильно называл исход президентских выборов последние 30 лет). У него, однако, есть и второе предсказание: президент Трамп закончит импичментом. Правда, тут ученый ссылается не на свою модель, а на внутреннее чувство.

Конечно, мы теперь не верим предсказателям, но зафиксируем слово нового пророка. Просто для истории.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera