Сюжеты

Топор и державность

На уходящей неделе общественность была встревожена новостью о планах ввести уроки православной культуры в школах. Существуют ли такие планы на самом деле? Нужен ли школьникам этот «предмет»?

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 135 от 2 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

6

Будет ли массовое внедрение?

«Коммерсантъ» 29 ноября сообщил, что в его распоряжении оказалось письмо Российской академии образования членам Федерального учебно-методического объединения (УМО) по общему образованию о начале заочного голосования по курсу основ православной культуры в рамках направления «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОДНКНР). В случае одобрения программы, сообщил «Коммерсантъ», можно было бы ожидать ее массового внедрения в школы.

Синодальный отдел религиозного образования и катехизации РПЦ сразу выступил с опровержением. Сайт отдела цитирует слова руководителя информационной службы отдела иеромонаха Геннадия (Войтишко): «Хочу особо подчеркнуть: …обязательного преподавания православной культуры в рамках ОДНКНР не предполагается». Он назвал программу, которая апробируется в 33 школах Москвы и в некоторых субъектах Федерации, «первым шагом к наполнению содержанием предметной области ОДНКНР», заметил, что у этого курса есть альтернатива — программа «Истоки», «некий прообраз светской этики с учетом региональных особенностей и традиций», и сказал, что программы по другим религиозным культурам в рамках этой предметной области — «дело представителей соответствующих традиционных религиозных организаций».

Интересно разночтение в понимании понятия «примерная программа»: на языке нормативных документов в сфере образования примерная программа — это рекомендации по преподаванию входящих в федеральный образовательный стандарт предметов, что означает обязательность предмета. Но для представителей Синодального отдела религиозного образования и катехизации примерная программа «ни в коем случае не является обязательной» и просто «дает возможность школам, у которых есть такое желание, соответствующие условия, для того чтобы такого рода курсы по православной культуре преподавались».

Президент РАО Людмила Вербицкая сообщила, что рассылка писем членам УМО была неправомерной и произошла по вине ее заместителя Виктора Басюка. По ее словам, программа не готова, нуждается в доработке — и решение по ней в ближайшее время приниматься не будет. Наконец, министр образования Ольга Васильева 30 ноября заявила, что курс отправлен на доработку и что заочное голосование за него неуместно.

А предыстория у этой коллизии такова.

Церковь и школа

После исчезновения государственной идеологии из конституции и коммунистического воспитания из школ маятник в системе образования качнулся в другую сторону: в девяностые годы было очень популярно мнение, что школа не должна заниматься воспитанием, ее дело — только обучать предмету. Школа все равно ежедневно занимается воспитанием. Но в основе всякого воспитания лежит некая система этических представлений. А наше общество до сих пор не договорилось об основах своих этических представлений. Страна по сей день находится в поиске самоидентификации — и не очень знает, как объяснить детям, кто мы, жители этой страны, и что нас объединяет. Обращение к православной культуре стало одной из попыток выбраться из кризиса национальной идентичности и найти способ говорить с детьми об этике.

Родители отнеслись к этим попыткам настороженно: что нужно церкви в школе? Ведь у нас светское государство.

Вот как на этот вопрос отвечает священник, редактор журнала «Батя» о. Дмитрий Березин: «Важно не забывать, что светское государство — не значит атеистическое. Может быть, не все это осознают, но даже светское государство должно иметь ценностную базу. Она коренится в культуре, а наша культура выросла из христианства. Можно не быть религиозным человеком, но тем не менее иметь ценности. Православие в нашей стране — государствообразующая религия, и именно благодаря православию наша страна осталась многоконфессиональной и многонациональной. Поэтому жителям нашей страны имеет смысл знать культуру и веру, на основе которой государство успешно существовало тысячу лет. Речь вовсе не идет о том, чтобы заставлять ребенка делать выбор веры. Вера в человеке проходит несколько стадий: знание, согласие, принятие и непосредственно жизнь по вере. Христианин, прочитавший Коран и хадисы, не становится от этого мусульманином. Знание православной культуры не делает человека верующим православным и не противоречит тому, что он и его родители исповедуют другую веру, но дает более глубокое понимание других религий и культур. Ценностные установки курса «Основы православной культуры» могут быть встроены и в другие предметы – в литературу, в русский язык, обществознание. А специальный предмет на протяжении всей школьной программы вполне может быть факультативом».

В результате бурного общественного обсуждения, которое шло чуть не все первое десятилетие этого века, было выработано компромиссное решение, и в школах с 1 сентября 2012 года стал обязательным курс ОРКСЭ — «Основы религиозных культур и светской этики», в рамках которого можно выбрать один из шести модулей: основы православной культуры, мировых религий, светской этики, мусульманства, буддизма и иудаизма. По данным соц­опросов, из года в год сохраняется примерно одинаковое соотношение выбирающих разные модули: большинство — 40–46% — выбирает основы светской этики, 30–33% — основы православной культуры, чуть меньше 20% — основы мировых религий; несколько процентов выбирает мусульманство, менее 1% — буддизм и иудаизм.

Курс занимает один урок в неделю в течение одного полугодия в четвертом и одного в пятом классе — всего это 34 часа. Естественно, всю глубину православной культуры за 34 часа не исчерпать. А для религиозных школ и для углубленных факультативов (по ОПК даже олимпиады проводятся) нужна другая программа. И церковь регулярно поднимает вопрос о том, чтобы расширить преподавание предмета. Но это, конечно, не единственная и не главная причина.

Региональный компонент

По словам Ольги Васильевой, летом 2016 года Синодальный отдел религиозного образования и катехизации РПЦ предложил Министерству образования разработать факультативные программы по основам православной культуры. 23 июля 2016 года ректор Московского городского педагогического института Игорь Реморенко сделал в твиттере запись: «Бомба. Предложена программа по Православной культуре с 1-го по 11-го класс. Нас попросили провести экспертизу до 22 авг.». Специалисты МГПУ дали отрицательное заключение. Как сообщил И. Реморенко «Газете.ру», «те образовательные результаты, на которые направлена программа, уже реализуются большим количеством других предметов». Еще одна причина — необходимость выделения на программу 1–2 часов в неделю в каждом классе, что потребует ломки расписания: санитарные требования не позволяют увеличивать нагрузку школьников. Программу отправили на доработку. Однако уже через два месяца стремительно доработанная программа вернулась на утверждение в УМО.

Тем временем курс «Православная культура» преподается в разных школах страны. И вот на каких основаниях. Курс этот не входит в федеральный компонент госстандарта образования. Но он может входить в национально-региональный компонент или в компонент образовательного учреждения — то есть в те часы в расписании, которыми распоряжается регион или школа по решению своего управляющего совета. А может проводиться как факультатив во внеурочное время. Именно так в ряде школ в рамках дополнительного образования преподается курс «Православная культура», в основе которого — учебники, написанные профессором МГОУ, доктором педагогических наук Л. Шевченко.

В этой серии есть учебники с 1-го по 11-й класс, выходит она с 2003 года по благословению патриарха Алексия II. В свое время первые учебники этой серии подвергались жесткой критике православно-националистических изданий за излишнюю толерантность и недостаточную православность.

Школьникам предлагаются традиционные темы, связанные с православием: православные добродетели, вера, христианская семья, христианский подвиг, христианский быт, храм и богослужение и т.п.

Припадем к истокам

В Москве с сентября 2015 года проходит эксперимент по внедрению ОДНКНР. В его рамках семьи школьников могут выбирать не из шести модулей, как в ОРКСЭ, а из двух курсов, имеющих сквозную линейку пособий с 1-го по 11-й классы. Это «Православная культура» и «Истоки». По «Истокам» тоже работают во многих регионах страны в рамках допобразования или регионального компонента.

Учебники и пособия «Истоков» разработаны профессором РАЕН, главой издательского дома «Истоки» Игорем Кузьминым и профессором Вологодского университета, доктором исторических наук Александром Камкиным. Оба они — члены-корреспонденты Российской академии естественных наук, общественной организации, которую часто и небезосновательно обвиняют в поддержке лжеученых.

Программа «Истоки» тоже появилась в начале века, получила гриф Министерства образования в 2002 году и работает в десятках регионов России. В основе программы — разработанное профессором Кузьминым научное направление «Истоковедение». Данных о научной деятельности автора найти не удалось; единственная диссертация, защищенная Игорем Алексеевичем Кузьминым в каталоге РНБ, — кандидатская по медицине. Источниковедение, утверждает Кузьмин, «выводит на новое понимание качества образования, включающего не только освоение содержания, но и развитие духовности, коммуникативных, управленческих способностей, мотивации на достижение значимых результатов на основе социокультурного опыта».

Слово «социокультурный» — любимое понятие авторов. В пояснительной записке к программе 1–4-х классов оно встречается 26 раз на 16 страниц. Другие ключевые слова — «род», «духовный код», «отечественная цивилизация». На каждой обложке учебника — дети смотрят на православный храм. Среди изучаемых тем — «икона и храм», «образ Спаса как знак любви Божией», «обычаи и традиции молитвы. Завет и заповедь». Почему же этот учебник считается светской альтернативой «Православной культуре»? И почему у семей, попавших в эксперимент, нет реальной альтернативы этим двум вариантам?

Впрочем, учебником православия «Истоки» тоже не назовешь. В шестом классе, например, «осваиваются «код» пространства и «ритмы» времени как важнейшие цивилизационные ценности» — это цитата из выложенной на сайте презентации курса. А в пятом — ученики знакомятся «с семью самыми яркими и самобытными памятниками отечественной материальной и духовной жизни: соха и топор, крестьянские хоромы, Соловки, Покрова на Нерли, икона «Живоначальная Троица», Московский Кремль, Летописи. Воспитательная цель изучения каждого памятника — приближение к его глубинному смыслу, к постижению той фундаментальной идеи, что он содержит и сберегает из века в век. В итоге возникает целостное представление о вековых идеалах нашего народа: лада и согласия, мерности и соборности, преображения и державности».

Приближение к глубинному смыслу сохи? Преображение и державность? «Каждый человек должен ценить сказанное Слово, или оно станет «медью звонящей»…» «Завершающая часть учебного курса позволяет младшему школьнику узнать, что в нашей культуре Книги — живое существо…» Воспитание — «восполнение питания». «СО-словие — люди, живущие в согласии со СЛОВОМ, предназначением своего дела». «Метафорический, образный смысл материалов (вода, дерево, камень, кожа, нить и пр.) и действий мастера (ударить, ковать, поднять руку, наклониться и пр.)».

Что это, о чем это? Из какой это науки?

Это и не светская этика и не христианство, это квазинаучное, часто малограмотное словоблудие — то, чего в школе вообще не должно быть, как не должно быть в ней торсионных полей, памяти воды, народной этимологии и других любимых детищ РАЕН. И церковь, кажется, в этом должна быть заинтересована не меньше неверующих родителей: все-таки сакральный смысл топора и державность — они, может, и впрямь социокультурный код русской цивилизации, но Христос про это точно ничего не говорил.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera