Интервью

Юлия Казакова: «Все бюрократические процедуры взял на себя город»

Первый замруководителя департамента СМИ и рекламы правительства Москвы — о том, когда у нас будет возможность купить журнал или газету в любой момент и в удобном месте

Фото: Влад Докшин / «Новая»

Этот материал вышел в № 135 от 2 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

3

«Ночи длинных ковшей» стали визитной карточкой реформы нестационарной торговли, которая здорово изменила московский городской ландшафт. Дискуссия об эстетической и юридической стороне этой истории будет длиться вечно, но есть и практический аспект: ведь киоски торговали всякой всячиной, необходимой горожанам. Не будет преувеличением сказать, что важнейшей позицией в их ассортименте была периодическая печать. Точки ее продажи последовательно исчезали, но московское правительство обещает, что в новой схеме их будет даже больше, чем раньше. О том, куда движется рынок распространения печатной продукции, шеф-редактор «Новой газеты» Алексей Полухин поговорил с Юлией Казаковой, первым заместителем руководителя департамента СМИ и рекламы правительства Москвы.

Справка «Новой»

Юлия Казакова работала в системе распространения прессы, издания и распространения книжной продукции с 1995 года; с 2002 года была исполнительным директором «Гильдии издателей периодической печати»; в марте 2011 года перешла на работу в правительство Москвы и теперь занимает должность первого заместителя руководителя департамента СМИ и рекламы.

— Юлия Георгиевна, сейчас Москва находится в стадии переформатирования системы торговли в нестационарных объектах, к которым относятся и киоски с печатной продукцией. Старая система и старые киоски в большей части сломаны, а новая система и новые киоски находятся в высокой степени готовности, но явно не работают на полную мощность. Я понимаю, что это не самое удобное время, чтобы отвечать на вопросы, их необходимо задавать для того, чтобы понять, куда мы движемся, каковы целевые ориентиры реформы…

— Я бы не называла это реформой, мне кажется, для торговли печатью больше подходит слово «упорядочение». Реформа коснулась всей мелкорозничной торговли в городе. Началось все шесть лет назад, когда мэр поставил задачу: нужно убирать так называемые «шанхаи», все, что было стихийно понастроено и работало по непонятным правилам. Это коснулось в первую очередь как раз киосков и павильонов. И шесть лет назад, как только я пришла на работу в департамент, первое, что мы начали делать, — создавать для киосков «Пресса» отдельную от остальной мелкорозничной торговли историю, особый порядок. Мы рассматриваем продажу прессы больше как часть информационной городской инфраструктуры, а не как вид торговли. Нам важнее, чтобы тиражи изданий не падали и чтобы у всех москвичей и посетителей нашего города была возможность купить прессу везде, в любой удобный момент, в любом удобном месте. Именно поэтому продажа прессы в городе находится в ведении нашего департамента, а вся остальная торговля курируется столичным департаментом торговли и услуг. Именно поэтому для продаж прессы в городе созданы особые условия. Отдельно идет замена торговых объектов в метро, этим занимаются столичный департамент транспорта и Московский метрополитен.

— Это, собственно, главный мотив нашей встречи. Можно сказать, что ее инициировали наши читатели, которые просто обрывают редакционные телефоны. Где простой москвич может получить актуальную информацию о ближайшем к его дому киоску печати: где он будет расположен и когда начнет работать?

— Мы тоже получаем обратную связь. Люди пишут письма и на портал «Наш город», обращаются в департамент, в «Мосгорпечать», мы, естественно, им отвечаем. В настоящий момент продолжается работа по уточнению схемы размещения объектов продажи печатной продукции по всему городу. Мы пока не можем ее опубликовать, в ней еще есть старые, не удаленные адреса, а части новых нет. Как только схема будет вычищена и сформирована, она будет опубликована — все будет прозрачно, понятно и максимально открыто. Предполагаем, что это будет до лета следующего года. Сотрудники «Мосгорпечати» сейчас работают без выходных. Главная задача — провести конкурсы и передать новые объекты победителям для начала работы.

— Хорошо, давайте посмотрим на ситуацию с этой точки зрения. Сколько точек продаж печатной продукции останется в городе после реформы, то есть после упорядочения?

— Предполагается, что их общее количество будет больше, чем раньше. Старых объектов не останется, по большинству мест, где они стояли, будут работать новые объекты.

Упорядочение, собственно, со схемы и началось, именно поэтому выбрано это слово. Раньше были другие правила: город определял места, на которых возможна торговля печатной продукцией, эти места разыгрывались префектурами, заключался договор на размещение объекта и ведение торговли. Рынок был стихийный, а конт­роль — слабый. Когда мы начали разбираться, часть объектов, которые проходили как пресса, давно уже торговали либо цветами, либо овощами-фруктами. Около 1000 мест из схемы вообще не были востребованы — по ним либо не были установлены киоски, либо они стояли более года закрытые.

Практически не было компаний, которые самостоятельно занимались продажами. Предприниматели владели сетью объектов и сдавали их в аренду, а потом еще в субаренду и далее по цепочке. Часто ни мы, ни владелец объекта не знал, кто и чем реально в нем торгует. И там появлялись непонятные личности, которые там же часто и жили, и готовили, и торговали не всегда только прессой. И задержки платежей издателям, и банкротства — все это было задолго до начала проекта по замене киосков. Распространители не смогли самостоятельно навести порядок. Поэтому руководством города было принято жесткое решение — все должно быть прозрачно: торговые объекты принадлежат городу, он их закупает, устанавливает согласно схеме, с учетом всех необходимых согласований и подключения к электричеству, разыгрывает право торговли в них на конкурсах и контролирует соблюдение правил торговли. Субаренда запрещена.

До упорядочения, на начало 2014 года, в Москве было порядка 1450 работающих киосков печати и 250–270 «ручников» — лотков с синими зонтиками. Я говорю только про санкционированную торговлю, потому что были и те, кто выходил с поддельными разрешениями, сделанными на ксероксе, или вообще без каких-то бумаг, про эту историю я подробно рассказывать не буду, мы уже в основном это пресекли.

Сейчас в схеме планируется 2095 киосков и 474 пресс-стенда, которые заменили «ручников».

— А по какому количеству проведены конкурсы, сколько киосков уже подключено и сколько — реально работают?

— Сегодня в схеме уже порядка 1800 утвержденных адресов для размещения киосков и 280 адресов пресс-стендов. Физически установлено порядка 1350 объектов. Из них переданы предпринимателям и работают порядка 950 киосков, около 300 еще без электричества, а порядка 100 пока не укомплектованы и не сданы заводами.

— С какими причинами связан разрыв между победой в конкурсе, установкой киоска и началом реальной работы? Где зона ответственности правительства Москвы, где — «Мосгорпечати» и где — муниципальных органов власти и служб?

— Это самый тяжелый вопрос. За то время, пока идет проект замены киосков, менялись и городские правила, на основании которых можно или нельзя включить адрес в схему и установить объект. Активно идет проект «Моя улица», который для нас оказался связан с дополнительными ограничениями, в первую очередь по подключению киоска к электричеству. В центре города подключение сейчас только подземное, это непростая и часто небыстрая история.

Наверно, стоит рассказать, как мы вообще работали. Сначала совместно с распространителями определяли место в схеме, где хотелось бы видеть киоск или пресс-стенд, получали согласование префектуры, потом направляли документы в Москомархитектуры, департамент транспорта (чтобы не попасть под имеющиеся ограничения), в департамент природопользования (который отвечает за деревья, газоны и проч.), в департамент имущества (чтобы не было обременений по земле), муниципальным депутатам, которые иногда говорят: «Мы, наверное, все-таки не хотим, чтобы здесь был киоск, он мешает жителям». Потом мы отправляем документы в департамент торговли для согласования и утверждения места размещения объекта межведомственной комиссией. Вот такая цепочка согласований, все коллеги должны внимательно посмотреть и все проверить.

Фото: Влад Докшин / «Новая»

— То есть, получается, вы берете на себя всю процедуру согласований, которой раньше занимался бизнес?

— Так и есть, хотя и не все это понимают. Все согласования ведет подведомственное департаменту казенное предприятие «Мосгорпечать». Департамент торговли и услуг закупает объекты. Для печати — четыре типа киосков: два из них разработаны предпринимательским сообществом продавцов печатной продукции, и два — это общегородские, которые мы совместно с распространителями адаптировали под торговлю печатью. Объекты устанавливаются по согласованным местам из схемы на площадку, благоустроенную префектурой, и передаются в управление «Мосгорпечати». «Мосгорпечать» проводит конкурсы на право торговли в них печатной продукцией и контролирует оперативное подключение к электричеству (это делает ГБУ «Жилищник»). Только после того как объект полностью готов, «Мосгорпечать» его передает предпринимателю — победителю конкурса.

То есть мы конечное звено, но находимся в сложной городской цепочке. И то, как эта цепочка оперативно и слаженно работает последние полгода, это просто небывалый прецедент по срокам от момента согласования до начала работы киоска. Да, бывают разрывы по времени, но они исчисляются неделями, а раньше предприниматели самостоятельно подключали некоторые объекты годами.

— А как все эти дополнительные услуги сказываются на цене для предпринимателя и в конечном счете для потребителя? Востребован ли формат рынком? Например, идет ли повышение цены на конкурсах?

— Не просто идет: по киоскам среднее превышение стартовой цены в два-три раза, а по пресс-стендам — в 12 раз! И нас это вовсе не радует. Сейчас объясню, почему.

Все торговые объекты в городе разыгрываются на аукционах, где единственный критерий для победителя — это максимальная цена. Все, кроме объектов продажи печатной продукции. Здесь мы добились двух важных исключений. Во-первых, по цене. Стартовая цена на объекты, торгующие печатью, определяется с понижающим коэффициентом 0,3. Во-вторых, мы проводим конкурсы, участвовать в которых может любой желающий, а шанс победить — только у компаний, которые занимаются торговлей печатной продукцией и имеют соответствующий опыт работы.

Система подсчета итогов конкурса такова, что даже если ты дашь большую цену, но у тебя нет опыта работы, ты далеко не всегда сможешь победить. Поэтому на конкурсы вышли только те компании, которые были известны рынку. Да, среди них есть оптовики, у которых были договоры с издателями на поставку товара. Раньше они не занимались розницей, не хотели покупать киоски и управлять ими, а сейчас, когда железо покупать не надо, они вышли на рынок сами, и это, наверное, логично. Кстати, с точки зрения издателя, это должно быть лучше, потому что уменьшает количество промежуточных звеньев.

В конкурсной комиссии помимо представителей органов власти участвуют представители всех отраслевых организаций издания и распространения печати: Ассоциации распространителей печатной продукции, Гильдии издателей периодической печати, Союза журналистов Москвы и др. Они сами оценивают опыт, просматривают заявки, считают количество баллов. Нам без разницы, кто выиграет, у кого сколько будет киосков. Все боялись перемен, поэтому сначала активно ходили слухи, что город выведет какую-то условно свою компанию на этот рынок. Оказалось, никто никого не выводит. За места бьются сами участники рынка, и их доля на рынке перераспределяется.

— А от какой базы идет повышение, какая стартовая цена?

— В соответствии с 26-м постановлением правительства Москвы, определяющим ситуацию на рынке, есть пять зон и пять ценовых поясов: в пределах Бульварного кольца, Бульварное — Садовое, Садовое — ТТК, ТТК — МКАД и за МКАД. Для всей торговли, кроме печати, диапазон цен от 4000 до 6500 рублей за квадратный метр в месяц. Соответственно, стартовая цена, например, за киоск в 6 квадратных метров внутри Бульварного кольца на пять лет будет 2,34 млн рублей.

Для прессы, повторю, особые условия, — понижающий коэффициент 0,3. То есть диапазон цен от 1200 до 1950 руб­лей за квадратный метр в год. И право торговли на 5 лет в шестиметровом киоске в пределах Бульварного кольца торгуется со стартовой ценой в 702 тысячи рублей.

И вот на торгах мы видим резкое, в разы, повышение цены. Я стала обращаться к распространителям: «Что вы делаете? Вы и нас, и рынок подставляете. Вы говорите, что ваш бизнес нерентабельный, издатели за вас платить не будут, что у вас нет таких денег. Мы ввели особое условие — понижающий коэффициент. Вы взвинтили цены так, что на сегодняшний день эти киоски будут окупаемы наравне с другими. Но при этом мы понимаем, что это очень сомнительно». Они говорят: «Мы все понимаем, мы отвечаем за цены».

Влад Докшин / «Новая газета»

— Насколько я помню, для участия в торгах по каждому объекту нужно вносить залог.

— Да, это 5% от той цены договора, которая установилась по результатам торгов. Причем его можно оплатить как живыми деньгами, так и банковской гарантией. Угадайте с трех раз, сколько банковских гарантий мы получили?

— Ноль?

— Одну получили — от организации, которая довольно прозрачная, но у нее пока немного киосков. Все остальное заложено деньгами! Подчеркну, это выбор участников рынка, с нашей стороны такого требования не было. Поэтому, когда пошли торги с повышением, мы сказали всем отраслевым ассоциациям и издателям: «Внимательно следите за этой ситуацией, это безответственно, за это потом придется платить».

Город создал определенные льготные условия, но мы не можем решить давние проблемы рынка. Все равно либо распространители должны между собой отраслевые правила работы на рынке определять, либо распространители с издателями должны определять эти правила, либо издатели между собой должны объединиться и какие-то правила выставить распространителям.

— Что будет с объектами, по которым арендатор не исполнит финансовые условия договора?

— Они снова будут выставлены на конкурс. Мы понимаем, что сложившаяся картина по участникам рынка по итогам проведенных в этом году конкурсов — не окончательная. Плюс мы по мере необходимости будем вводить в схему новые объекты печати, какие-то, возможно, исключать. Город развивается, и схема будет изменяться в зависимости от интересов и потребностей горожан. Но, очевидно, уже не так существенно.

— А какие сроки вы ставите по выводу на рынок объектов, которые уже есть в схеме?

— Я уже сказала, что порядка 950 новых киосков и 250 пресс-стендов уже работают, при этом пока продолжают еще работать около 500 старых киосков — до момента их замены на новые, которые сейчас вводятся в работу в среднем по 80–90 в неделю. По оставшимся адресам предполагается завершить все процедуры до конца этого года и в первом квартале следующего.

— Арендаторы не всегда заинтересованы в максимальном расширении ассортимента, потому что это ведет к росту операционных издержек, в том числе логистических. Поэтому многим игрокам выгоднее держать в качестве печатной продукции книги, календари, канцтовары и лотерейные билеты. Регулируется ли каким-то образом присутствие в ассортименте именно периодических изданий?

— Договором регламентируется, что в ассортименте должно быть не менее 60% печатной продукции, включая газеты, журналы, книги. Все остальное — «дополнительные группы товаров»: плакаты, постеры, наклейки, открытки, календари, схемы, путеводители, карты, атласы, лотерейные билеты, купоны, офисные канцелярские и бумажно-деловые товары, школьно-письменные принадлежности, конверты и открытки, филателия, сувениры и пр. С пресс-стендов можно торговать только газетами и журналами.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Если читатель видит киоск прессы, который торгует одними лотерейными билетами, куда ему обращаться?

— Незамедлительно в департамент. У департамента СМИ и рекламы появилась новая функция — мониторинг и контроль за соблюдением правил торговли в городских объектах печати. Это и внешний вид, и расположение, и ассортиментная политика. Функции оперативного контроля переданы «Мосгорпечати», там работает специальный отдел, который ведет плановый мониторинг и реагирует на все обращения. При этом мы прекрасно понимаем, что в режиме 7/24 сложно весь город отслеживать, поэтому обратились и к нашим коллегам из отраслевых организаций, и к тем, кто любит писать блоги и гневные письма: «Друзья, мы будем очень вам благодарны, если вы об этих фактах будете нам сообщать». Конечно, с указанием конкретных адресов и желательно с фотофиксацией.

В договорах есть штрафные санкции, жесткие, они уже иногда применяются. Но в большой степени в работе рынка продаж прессы не хватает элементов саморегулирования. Многие застарелые отраслевые вопросы находятся вне компетенции городской администрации — вопросы сроков оплаты и неплатежи, условия поставки и входа в сети, услуги по продвижению изданий и возвраты. Я говорю не только о распространителях, но и об издателях. На нашем рынке уникальная ситуация. Возьмем, к примеру, табачный рынок. Все знают, что у производителей сигарет мощнейшее лобби, они жестко конкурируют друг с другом, но эффективно объединяются, когда нужно защитить общие интересы. Но я не слышала, чтобы правила на рынке определяли продавцы сигарет. У издателей это пока не получается, и для меня это печальный факт. При этом руководством города создаются максимально благоприятные условия для продаж прессы как социально значимого продукта.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera