Сюжеты

Одиссея капитана «Калипсо»

История Жак-Ива Кусто — микст приключений и семейной драмы на фоне духозахватывающих пейзажей в стиле National Geographic

Кадр из фильма

Этот материал вышел в № 135 от 2 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

2

Медленное погружение во вселенную, где нет понятий «верх» — «низ». Но отличие от черного космоса где-то там, высоко, за едва угадываемой рябью волн — золото солнца… Вы смотрите «Одиссею» Жерома Салля — самый масштабный проект в истории современного французского кино.

Детская мечта Жак-Ива о небе — мечта всех мальчишек его поколения — воплотится в грандиозное путешествие в «мир безмолвия» длиной в жизнь. И в воде достижимо ощущение невесомости. Впрочем, для авторов фильма чрезвычайно важно, что Кусто был не только исследователем Мирового океана, изобретателем, фотографом, но и режиссером. Его фильмографии позавидуют многие профессионалы. Он обладатель «Оскара» и «Золотой пальмовой ветви».

По сути, съемочной группе Жерома Салля отчасти пришлось повторить экспедиционный путь Жак-Ива Кусто: Южная Африка, острова Средиземного моря. «Одиссея» — первая игровая картина, которая снималась в Антарктиде.

Камера превращается в батискаф, с его помощью мы сами погружаемся в подводный мир: едва не касаясь нас, проплывают гигантские черепахи, хищные мурены, морские скаты, хамелеоны, на холодном солнце «греются» морские леопарды. Заглядываем в многоярусные мрачные пещеры. Заглядываемся на голубые айсберги, экзотичные пейзажи. В помощь нам — старые камеры, временами потертая пленка, флешбэки, съемка под хронику, на которой запечатлены не только подводные красоты, но и жизнь самих исследователей. Потому что «Одиссея» — это и байопик о капитане-легенде, и попытка стилизации фильмов самого Кусто. Сюжет картины основан на мотивах книг старшего сына капитана Кусто Жан-Мишеля и его ближайшего друга, члена команды «Калипсо» Альбера Фалько.

Рассматриваем старенькое судно «Калипсо» — списанный минный тральщик Британских ВМС, выкупленный и отремонтированный за счет проданных фамильных драгоценностей жертвенной жены Кусто Симоны (Одри Тоту). И вот на этой рухляди, сжирающей в день полторы тонны топлива, они отправятся за моря-океаны? Это и есть тот самый плавучий дом, на котором «семейка с жабрами» проплывет тысячи миль и десятки лет? Кстати, верная Одиссею Пенелопа-Симона будет ждать ветрогонного путешественника не на берегу, а в своей каюте на том же «Калипсо». И неизвестно, сложилась бы поэма странствий капитана «дальнего плавания» без искательницы приключений Симоны.

Фильм Салля любопытен попыткой воссоздать не только запутанные взаимоотношения внутри знаменитого семейства, но и лишенный глянца портрет легендарного путешественника. Честный портрет. Сотканный из противоречий, побед и катастроф. С одной стороны, это история увлеченного романтика, поменявшего земную твердь на зыбкие волны. Открывшего человечеству «второй космос». С другой — за гигантскими планами, умопомрачительными вояжами где найти любимцу всего мира время и силы для внимания к близким? И еще вот эта его привычка смотреть на окружающую реальность через глазок кинокамеры… Эта подмена настоящей жизни — съемками «настоящей жизни у порога океана».

В его прославленной жизни вообще много разночтений. Альтруистическая любовь к дикой природе, изобретательные акции во имя ее защиты. И тут же неоправданная жестокость по отношению к животным, которые будут изображать в его кино «дикую природу» для пущей убедительности. А как обойти стороной коммерческую составляющую его таланта? Редкую способность продать самые фантастические идеи на ТВ, увлечь толстосумов, наобещать золотые горы продюсерам. Или заинтересовать нефтяников — можно же брать со дна породы! Породы нефти, которая будет отравлять море. И все это он, создатель империи… с 20-миллионным долгом.

В «Одиссее» проза и поэзия сталкиваются буквально в каждом сюжетном повороте. Авторов притягивает не просто именитость великого сумасброда. Они рассказывают о пути личности. От головокружительного замаха юности, стремящейся победить, удивить, покорить природу, заселить людьми океан, — до мудрого осознания своей малости и своей причастности к вселенной. И ответственности за эту бескрайность, у которой, оказывается, вовсе не бесконечные ресурсы. Не обязательно отправляться к Огненной земле, чтобы увидеть кровавую бойню, которую устраивают китобои. Но порой необходимо преодолеть тысячи километров, чтобы показать человечеству масштабы экокатастрофы. И только с этим видимым доказательством в руках предложить миру мораторий на китобойный промысел, на ядерные испытания.

Это кино о цене мечты. Съемочная группа Жерома Салля не могла без компьютерной графики воссоздать подводный мир, показать океан как идеальный образ мироздания. Прав Гомер, сказавший в Одиссее: «Прекрасное недолговечно». Образ мироздания исковеркан, изуродован так называемой цивилизацией.

Режиссер «Одиссеи» (возможно, вслед за съемочной группой Кусто) дважды использует один и тот же прием. За столом «Калипсо» сидят люди и что-то горячо обсуждают. Камера отъезжает через иллюминатор в необъятное море. Люди уменьшаются там, в маленьком светящемся круглом окне… пока совсем не исчезают в «другом мире».

Стоит еще сказать, что картина Жерома Салля — продолжение захватывающего киноромана французов с подводным миром. До сих пор помним «Океаны» Жака Перрена и Жака Клюзо, восхитившие погружением в трехмерное пространство бесконечной красоты и взволновавшее сценами насилия над живым миром природы.

Настоящая Одиссея Жерома Салля — семейный портрет Кусто в интерьере вовсе не бесконечной красоты. И это ощущение включенного таймера рифмуется с главным кадром — отъездом камеры от иллюминатора. Только кажется, там, в иллюминаторе, уже не люди, а сам океан. Мы «отъезжаем» все дальше, и голубая бездна темнеет, уменьшается до небольшого синего клочка — почти точки.

Специально для «Новой»

Жером Салль
режиссер

— На самом деле не существует одной семьи Жак-Ива Кусто: у него было несколько семей. В фильме мы показываем, что Кусто вряд ли был хорошим отцом и семьянином. Поэтому у нас в картине нет последних лет жизни Кусто. И спустя двадцать лет после его смерти, его семья — не связанные друг с другом люди. Моя задача как автора состояла прежде всего в том, чтобы встретиться с как можно большим количеством родственников. Я всем им показывал сценарий, интересовался их мнением. Я предлагал им максимально открыто высказываться, делать замечания, уточнять. И кое-что из их уточнений даже вошло в сценарий. В общем, нам удалось сохранить теплые отношения со всеми, кто принимал участие в создании сценария со стороны Кусто. Наверное, сегодня я единственный человек на свете, кому удалось поговорить со всеми членами этой именитой семьи.

Ламбер Вильсон
актер («Матрица: Перезагрузка», «Матрица: Революция», «Вавилон Н.Э.»)

— Кусто давно превратился в легенду. Вокруг него сложилась целая иконография. Любой может прочитать о нем книги, посмотреть его фильмы, узнать все о его биографии из открытых источников. Но ведь все это теория, ничто не дает возможности глубоко почувствовать, понять персонаж. Чтобы ощутить эту физическую связь, пришлось похудеть на 10 килограммов, научиться нырять. А еще во время съемок я начал снимать свой фильм на обычную камеру, ведь сам Кусто постоянно снимал. Получился мой «фильм о фильме», точно так же как у моего героя, постоянно снимавшего свою команду «Калипсо». Не подумайте, что в мою задачу входило копировать, имитировать Кусто. Хотелось, чтобы сам зритель испытал, пережил ощущения, эмоции, настроения исследователя. Только в процессе съемок я понял, что образ Кусто отпечатан в моем мозгу с самого детства, когда я смотрел его фильмы по телевизору. И сегодня, играя его в кино, я отчасти воспроизводил и свои детские впечатления. Так что можно сказать, нашим фильмом я отдаю дань благодарности за свои незабываемые переживания.

Теги:
кино
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera