Сюжеты

Между Геббельсом и генералиссимусом

Выставка «Война и мифы» в Манеже: одни разрушаем, другие насаждаем

Фото из личного архива

Этот материал вышел в № 136 от 5 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

3

Звонкий скандал вокруг интерактивной выставки с девизом «1941—45. Отступать некуда» начался 30 ноября, когда общественный деятель Леонид Гозман обнаружил: на пол выставочного зала нанесены кривые черные стрелки со словами «Гитлер», «Геббельс», «Верховная Рада» и «Гозман».

Политик опубликовал в фейсбуке открытое письмо Владимиру Мединскому (министру культуры РФ и председателю Военно-исторического общества) и Дмитрию Рогозину (члену попечительского совета РВИО). Под заголовком «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ТРЕТИЙ РЕЙХ». Гозман писал:

«На мой вопрос, что означает размещение на полу имен… в том числе и моего имени в соседстве с именами Гитлера и Геббельса, сотрудники выставки объяснили мне, что это сделано для того, чтобы посетители могли "попинать ногами" или "вытирать ноги" об имена врагов Отечества»

Стрелка «Гозман» на выставке РВИО в Манеже

Впрочем, в своей патриотической бдительности РВИО особо не упорствовало. Уже через день организатор выставки, научный руководитель РВИО Михаил Мягков объяснил прессе, что никто лично Леонида Яковлевича ни «попинанием», ни соседством с Гитлером и Геббельсом обидеть не хотел… Пол в Манеже срочно вытерли — и фамилия Гозмана исчезла.

Соседствовать с Г. и Г. (других бонз рейха, даже шефа СС Гиммлера, РВИО ногами не попирает) на полу остались: Верховная рада (дважды), Резун (он же Виктор Суворов, автор страсть до чего сенсационных книг «Ледокол», «Главный виновник: Генеральный план Сталина по развязыванию Второй мировой войны» и мн. др.) — тоже дважды. А также «Новая газета» с цитатой: «Когда Матросов попал под пулеметный огонь, тем, кто был рядом, показалось, что он собой закрыл их от пулемета» (2001. № 31). И фразы кинокритика Валерия Матизена, публициста Марка Солонина, мэра Москвы в 1990—1991 гг. Гавриила Попова о войне. Коллеги нашли «на полу» выставки еще имя и цитату проф. Андрея Зубова. Я, каюсь, его не заметила.

Гозмана, Зубова и Мединского в контексте темы объединяет одно: все они знают Отечественную по книгам. По семейным рассказам. В лучшем случае — по архивам. Если же открыть прозу фронтовиков (и начать с «Прокляты и убиты», «Веселого солдата», «Пастуха и пастушки» Виктора Астафьева) — сколько там горькой, жесткой, трезвой правды о войне!

Взрослый, граждански и интеллектуально зрелый человек знает ту правду — и эту правду. И совмещает их в сознании именно потому, что — взрослый и интеллектуально зрелый. И надо ли «учить Родину любить» город, где 9 мая десятки тысяч людей без всякой стимуляции Военно-исторического общества выходят на Тверскую с портретами прадедов, пехотинцев и саперов?

Однако — учат. Броско, небрежно, в двух абзацах. В каждом зале намекая на заговоры бывших советских республик и соцстран против нас, педалируя американскую версию победы 1945-го, разжигая обиду на бывших союзников с их выпячиванием своего рядового Райана… Сражаясь с тенью «р-разоблачений» Отечественной, что вышли из моды еще в начале 1990-х. Ну кто сегодня массово читает Виктора Суворова? Кто в последние двадцать лет рассуждает вслух на тему: «Если б немцы нас завоевали, пили бы мы баварское?»

И везде — аккуратно, как компания Coca-Cola, ставя в углу кадра логотип РВИО.

Черно-красные, нашпигованные голограммами и гаджетами, залы выставки «Война и мифы» вызывают легкий ступор. Вроде бы ты почти все это видел прежде, чуть ли не в музеях Боевой славы старых московских школ. Если забыть про оцифровку всего сущего, то набор лаконичный: образцы оружия Отечественной, солдатский ватник, кусок колючей проволоки. Хрестоматийные фронтовые фото. В первых двух залах — дисплеи доказывают, доказывают и доказывают, что не столь важно, было ли панфиловцев в бою у разъезда Дубосеково именно 28.

Тут нельзя не согласиться: бой (спешно обученной, лишь 12 октября 1941 года пришедшей на передний край) 316-й стрелковой дивизии генерала Панфилова с танками Гудериана под Волоколамском был затяжным, кровавым и героическим. И военкоры «Красной звезды», о 28 панфиловцах написавшие, находились если не возле линии фронта, то в осажденной Москве, и полагали каждую корреспонденцию своим вкладом в победу. И слова «Велика Россия, а отступать некуда…» — при любом авторстве вытащены из воздуха войны, из общего чувства осенью 1941-го.

Но дальше крепнет чувство: выставка «Война и мифы» сделана наспех. С исполинскими цитатами из общеизвестных фильмов и песен Высоцкого по стенам. С яркими минутными клипами главных операций. С назидательным постоянным напоминанием: мы не захватывали, а освобождали города Восточной Европы: и в 1945-м Европа об этом помнила (похоже, геополитические страсти 2014—2016 гг. куда важней для организаторов, чем сама Отечественная).

И хотя бы в равных долях

выставка РВИО явно сделана для того, чтоб еще раз назвать не только имена героев, но и написать на полу имена врагов.

Деконструировать одни мифы — создать другие. Ну и, конечно (с размахом, в Манеже, во всем блеске новейшей электроники), презентовать книгу Владимира Мединского «Война».

Вот голограммы: в темных залах, из темных экранов, слегка на пелевинский манер, выплывают фигуры маршалов Жукова, Рокоссовского, Конева. На четвертой голограмме — Сталин (ну… без него история войны не полна). Рядом, в витрине, — шинель генералиссимуса. Чуть дальше, на большом экране идет клип о десяти наступательных операциях Красной армии 1944—1945 гг. В самом клипе они называются «Десять ударов Победы». А в афише (здесь же) — «Десять сталинских ударов», как при жизни генералиссимуса. И около голограммы (буквально под рукавом шинели И.В.) — презентация темы «Православие и Отечественная». Есть и святитель Лука Войно-Ясенецкий, и восстановление патриаршества, и легенда о том, что при прокладке Дороги жизни использованы многолетние наблюдения монахов Валаама за льдами Ладожского озера. И в витрине лежат найденные рядом при раскопках на бывшем поле боя кокарда со звездой и нательный крест.

Не хватает — под рукавом шинели генералиссимуса — лишь числа новомучеников, погибших за веру в 1918—1941 гг. Только православных священников было уничтожено свыше 100 тысяч.

А в финале выставки «Война и мифы» бесконечно крутится клип: седой народный артист СССР Михаил Ножкин объясняет публике с экрана, что «иные народы» и примкнувшие к ним отступники порочат нас и Победу, чтоб отобрать Калининград, Сахалин и Выборг.

Такая народная геополитика нон-стоп…

Посетителей на бесплатной выставке мало. Зато половина фотографирует имена и цитаты на полу телефонами. Для репортажей или проскрипционных списков — не могу знать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera