Колумнисты

Тюрьма, которая всегда с тобой

Наблюдаем активное развитие и популяризацию еще одной кормушки — ​административного надзора

Этот материал вышел в № 137 от 7 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

3

В последнее время все чаще осужденные и освободившиеся (в связи с окончанием срока) предприниматели и прочие экономисты, которые до посадки не проявляли ни малейшей склонности к насильственным преступлениям, получают годы ограничений в правах (собственно, надзор). Так как за время отбывания наказания зарекомендовали себя злостными нарушителями, склонными к побегам, агрессии и раскачиванию режима. Причем удивительную склонность к неповиновению осужденные граждане часто обнаруживают в последние месяцы перед выходом — ​видимо, чтобы «набрать баллы» для получения надзора. А уж если имел характер жаловаться во время отсидки и тем более судиться с зоной, то надзор выпишут без разговоров. В итоге освободившиеся нормальные мужики (и женщины тоже) получают ровно те же жесткие ограничения в правах, что и злостные «отрицаловы» (осужденные, поддерживающие воровскую субкультуру). И, кстати, «отрицаловы» научились снимать с себя адмнадзор — ​в отличие от освободившихся граждан, стремящихся к законопослушности.

История вопроса такая. В 2011 году был принят Федеральный закон «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». По нему административному надзору подлежат практически все, кто был осужден по тяжкому или особо тяжкому преступлению и в качестве довеска признан злостным нарушителем режима. Частичное ограничение прав и свобод должно быть прописано в решении суда. Там-то не появляться, туда-то не выезжать, быть в жилище со стольких до стольких и еще обязательно являться в полицию от одного до четырех раз в месяц. Суд по месту отбывания наказания принимает об этом решение исходя из поданных зоной данных на осужденного. То есть штампует бумажки, изготовленные на зоне.

До последнего времени этот закон особо себя не проявлял. А в этом году случился план по валу.

История первая. Пришел к нам в «Русь Сидящую» прямиком из сегежской ИК‑7, недавно сильно прогремевшей, О. К. — ​экономический, 159-я, срок отсидел «до звонка», все 8 лет. Начитанный, грамотный, не покорившийся. За 8 лет в отряде был только 12 дней, все остальное — ​ШИЗО, СУС, ПКТ. За 8 лет подпортил спокойствие администрации колонии своими жалобами. Согласно букве ФЗ‑64, суд перед освобождением назначил ему 5 лет административного надзора. И вот О. К. первый раз, как положено (сразу по прибытии на место жительства), пришел в полицию. Никто на него внимания не обращает, все футболят. Он — ​к начальнику. А тот его по плечу похлопал, руку пожал и говорит: «А ты чего? Позвони в следующий раз, и все». А О. К. сильно ведь ученый, насторожила его «доброта» товарища начальника. В итоге порекомендовали мы О. К. письменно в двух экземплярах обращать внимание полиции на его приходы в отделение. А то как бы чего не вышло: с этим надзором чуть что — ​и обратно уедешь.

История вторая. Тоже экономическая, 159-я. Умница, интеллигент, весь срок ни-ни, отзывы администрации на «хорошо» и «отлично». А в конце срока — ​бац и административный надзор. И полиция пока не понимает, как этот закон применять, нет у них четких инструкций. Кроме очевидного — ​вдруг надо будет намеченного гражданина опять посадить.

История третья. Совсем печальная. Здесь писала я про то, как она начиналась: осужденный за дело Игорь Капитонов работает в зоне пожарным, геройствует, жизнью рискует, мужик — ​золотые руки и с головой все в порядке («Новая» от 11 августа 2015 года). Перережимился два раза: со строгого — ​на общий, с общего — ​на колонию-поселение. Не брошенный: сын навещает, жена у него хорошая, ждет, работу уже ему нашла. По УДО не отпустили. «Звонок» — ​10 февраля 2017 года. В последнее время работал на свободе. Рано утром уходил на работу — ​поздно вечером приходил в барак. И тут за два месяца до выхода чудесным образом находят у него в тумбочке карточки, в которых когда-то симки были. Рапорт, с работы убрать, комиссия, ШИЗО. И сразу вдогонку второй рапорт: не так посмотрел на сотрудника. Жена Ирина звонит, рыдает: «Как это? За что? Игорь сказал, что его хотят злостным нарушителем сделать, чтобы административный надзор установить». Ну да, так и есть.

История четвертая. Давно «Русь Сидящая» следит за борьбой Ольги Романенковой. 159-я, вину признала, трое детей. В июне ей освобождаться «по звонку». За борьбу, за жалобы, за отказ платить за «услуги» ФСИН — ​злостная нарушительница режима. Что-то подсказывает: 64-ФЗ и здесь применят.

То есть по наблюдениям получается вот что: надзор широко стали применять для ненасильственных: при конфликтах с руководствам и (или) при отказе платить. А также этот закон стал стимулом для повышения уровня преступности. Знаете, как поступают незаконопослушные граждане, которым неохота под надзором ходить 8, а то и 10 лет? Они сознательно идут на совершение легкого преступления, которое не образует рецидив (и наказание по которому до 6 месяцев, часто без лишения свободы), и получают вступившее в законную силу судебное решение с автоматическим снятием надзора.

Вот так нормальный закон, который попадает в руки людей недалеких и недобросовестных, плодит преступность и сильно портит жизнь людям, готовым начать все сначала.

Теги:
тюрьмы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera