Сюжеты

Ничей двор

В чем причина неискоренимости точечной застройки в Москве?

В полуметре от входа в жилой дом — строительный забор

Этот материал вышел в № 138 от 9 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Ребровкорреспондент

1

«Здесь ведь деревни были еще в 1960-х, яблони, которые растут вдоль дороги, сажали еще в те времена, а что теперь будет? Отгрохают 17-этажный дом элитный, деревья срубят». Елена, крупная женщина лет 50, кутаясь в капюшон пуховика, машет рукой в сторону сквера, чудом затесавшегося между грядой панельных высоток со стороны шумного Пролетарского проспекта и метро «Кантемировская», хоккейной коробкой и каре хрущевских пятиэтажек.

Посадку многие помнят с детства. Неделю назад инициативной группе удалось собрать больше 170 подписей за сохранение двора в первозданном виде, со 2 декабря лист с петицией мэру гуляет по рукам — собрать планируют не меньше тысячи. Копии хотят отправить в прокуратуру и администрацию президента. На всякий пожарный.

«От жилого дома без проведения публичных слушаний отрезают значительную часть придомовой территории, а казенное предприятие «Управление гражданского строительства» уже объявило конкурс на выполнение подрядных работ», — сообщает местный активист, первым забивший тревогу, Матвей Заславский. Начало строительства запланировано на 3 мая 2017 года.

Двор Матвей называет «нашим» — в смысле принадлежащим ему и соседям, впрочем, по материалам кадастра двор ничейный. В материалах обоснования Москомархитектуры на строительство тут высотки значится черным по белому: «Земельный участок не сформирован и не стоит на кадастровом учете, земельно-правовыми отношениями не обременен», и чуть дальше: «На участке проектирования оформленные имущественные отношения отсутствуют».

Все остальное с точки зрения закона лирика. Исчезнувшие деревни, детские воспоминания, а особенно притяжательное местоимение «наш». Более того, если посмотреть на кадастровую карту города, станет очевидным, что значительная часть, если не большинство дворов в столице тоже ничейные. Земля свободна, можно строить. Жителей спрашивать не обязательно.

Другой активист, Алина Енгалычева,  настоятельно просит: «Только не называйте их жителями, они не жители, они собственники, просто сами об этом, как правило, не подозревают». Право на собственный двор, убеждена она, есть у каждого москвича. «Только вот отстоять его перед городом и застройщиком — задача не из легких. Тем более что москвичи припозднились минимум на четверть века. Если бы горожане опомнились раньше, проблем с точечной застройкой не было бы вовсе».

В советское время «свободных земель» не было. Вся земля в пределах города была разделена на участки. В состав земельного участка многоквартирного дома входили деревья, палисадники возле подъездов, детские и спортивные площадки.

В начале 1990-х появилась частная собственность, все существовавшие на тот момент земельные участки, вместе с квартирами, в ходе приватизации, как и остальное домовое имущество (лестничные клетки, чердаки, подвалы), должны были стать частью долевой, то есть общей собственности жильцов.

Земли, не входящие в придомовые зоны, должны были остаться у города. Предполагалось, что сперва государственные органы произведут полную инвентаризацию земель, с выявлением всех уже зарегистрированных участков и владельцев, и внесут данные в кадастр, то есть единую базу. Для этого даже создали отдельный орган — «Московский земельный комитет». Но работу чиновники провалили. Невероятно, но к началу нулевых инвентаризация городских земель так и не была проведена.

Если сегодня посмотреть на кадастровую карту (она доступна в интернете), то окажется, что, кроме собственно городских участков, например, занятых школами или промышленными зонами, зарегистрированных и учтенных в положенном порядке, оформленных по закону придворовых территорий там практически нет. Дома есть, а дворы отсутствуют.

В 1990-х и 2000-х этот факт позволил развернуть безудержное строительство. Лужковские чиновники по желанию застройщика выделяли участки произвольно. Не ждать же, пока власти завершат затянувшийся переучет. По принципу: все ничейное — все мое!

«Земли просто отрезались от неразграниченной дворовой территории и отторгались в пользу частного инвестора, желающего приобрести их под строительство», — констатирует депутат района Лефортово Александра Андреева. На протяжении десятилетий во дворах как грибы росли 20-этажные башни, а на месте уютных скверов строили торговые центры. И продолжают строить.

Единственный способ обезопасить двор — оформить права собственности в соответствии с законом. А дальше на правах собственников жильцы могут просто запретить любые работы. Чтобы построить во дворе высотку, девелоперам придется выкупать землю уже не у города, а у жильцов.

Но для этого нужно собрать целый пакет документов, а главное — заказать так называемый «межевой план». Подготовить и оплатить этот план, стоящий немалых денег, по закону должны граждане, в чьих интересах составляется бумага.

«Когда выяснилось, что оформить участок в собственность будет стоить около миллиона рублей, у многих просто опустились руки», — рассказывает Ирина, мать ребенка-инвалида и домовый активист с Щелковского шоссе. Мы разговариваем в подъезде, с ее этажа через окно хорошо виден занесенный двухэтажный торговый центр, выросший на месте придомовой парковки и сквера. Последнюю парковку грозятся уничтожить уже весной — на ее месте будет электроподстанция.

«Старые советские нормативы были больше современных примерно на 30%», — объясняет Алина Енгалычева. А чиновники под разными предлогами уговаривают жильцов сократить и без того куцые участки: «Зачем вы будете переплачивать за их содержание?»

«Но если дом был построен еще по советским нормам, участок можно отстоять, — говорит Алина. — Главное, найти в архиве необходимые документы, фиксирующие старые границы. Площадь придомового участка не подлежит пересмотру, пока дом стоит, его участок должен существовать в его изначальных границах, определенных при строительстве».

«Мы пытались отбить у застройщика часть территории, отрезанной у нашего дома по улице Ивановская, 26, — рассказывает один из защитников знаменитого парка «Дубки» Андрей Новоселов. — Решение об изменении границ нашего участка пытались протащить через слушания, мы не дали, но получить в архиве старый план так и не смогли. Его просто «потеряли» чиновники, я знаю лишь несколько случаев, когда людям удалось достать подобные бумаги и подтвердить прежние габариты участка».

Пока мы осматриваем очередные следы точечной застройки в районе улицы Академика Королева, местный депутат Михаил Степанов указывает на девятиэтажный дом, напротив него один из немногих скверов, способных хоть как-то скрасить унылый пейзаж. Несмотря на поздний час, в сквере играют дети. На месте этого сквера, в отсутствие межевания и границ, тоже скоро будет высотка. «Но жильцы пока не чешутся, они схватятся за голову, когда строительство начнется и будет уже поздно, — жалуется Михаил. — Во всем останкинском районе удалось оформить участок, то есть пройти всю процедуру, только одному элитному комплексу, который состоит из нескольких таунхаусов и комьюнити-центра». Остальные почему-то не спешат становиться собственниками.

В редакцию пришло письмо

«Это не лихие 1990-е, не глухие окраины провинциальных городов. Это — Москва, Профсоюзная улица, владение 128.

В 20 метрах от жилого дома, в 50 САНТИМЕТРАХ от комплекса магазинов и кафе компания «ОДИС» под видом гостиницы пытается построить коммерческое жилье. Еще не вырыт котлован, а уже проданы 272 «номера» из запланированных 288.

Строителями перекрыт межквартальный проезд, в результате чего возник транспортный коллапс, большегрузы курсируют мимо детских садов, пешеходы передвигаются под стрелами строительных механизмов. Если строительство будет осуществлено, то в плотно застроенный микрорайон втиснут больше 200 автомобилей. Уже сегодня в утренние и вечерние часы люди по 30—40 минут не могут проехать 500 метров от дома до Профсоюзной улицы. Машины скорой помощи из-за пробок не могут подъехать к домам, где их ждут люди, находящиеся в критическом состоянии.

После первых же действий застройщика возникли трещины в рядом стоящем доме. Строители установили забор стройплощадки таким образом, что в магазин «Стройматериалы» нет возможности до конца открыть дверь.

Девять месяцев продолжается противостояние жителей и застройщика. Люди круглосуточно стоят живым щитом, не давая строителям завозить технику. Зато застройщик регулярно завозит под видом строителей людей в масках, одетых в рабочие робы и каски. Эти «строители» избивают москвичей, разбивают их автомобили. Все это — под молчаливым наблюдением полицейского руководства ЮЗАО.

За 9 месяцев Госинспекцией по недвижимости, МОЭСК (электросетевая компания) и административно-технической инспекцией были зафиксированы десятки нарушений строительных норм, самозахват не принадлежащих застройщику территорий. Застройщик был оштрафован на суммы, измеряемые сотнями тысяч рублей. И несмотря на это, проект продвигается».

Сергей Каминский

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera