Сюжеты

«Если бы он отказался, мы бы не обеспечили охрану Игр в Сочи»

Как выполнение военного приказа, связанного с охраной Олимпиады‑2014, обернулось для директора судоремонтного завода лишением свободы

За спиной Дмитрия Медведева — Сергей Новогрибельский

Этот материал вышел в № 138 от 9 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

1
 

1 ноября Севастопольский гарнизонный военный суд приговорил к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы, а также к штрафу в 29 миллионов 656 тысяч рублей директора 13-го судоремонтного завода Сергея Новогрибельского.

«Новогрибельский С.А. признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и служебном подлоге, совершенном при выполнении ФГУП «13 Судоремонтный завод Черноморского флота» МО РФ государственного контракта на сервисное обслуживание и ремонт кораблей и судов Черноморского флота», — ​говорится в сообщении пресс-службы гарнизонного суда. Местные СМИ пояснили: осужденный распорядился поставить на корабли Черноморского флота вместо новых деталей бывшие в употреблении.

Через три недели после вынесения приговора в редакцию «Новой газеты» обратился капитан 2 ранга в запасе Владислав Дегтяренко. Назвал Новогрибельского высококлассным специалистом и бескорыстным человеком. Предоставленные редакции материалы дела капитан 2 ранга сопроводил следующим комментарием:

— Офицерам, начиная с лейтенантов, внушают одну истину: ​кто хочет выполнить приказ, тот ищет пути, как его выполнить, а кто ищет оправдания для невыполнения — тот не хочет его выполнять. Знакомые служащие говорят: «Мы теперь [после приговора] не понимаем, что важнее: выполнить приказ или соблюсти бумажные условия».

Дело о запчастях

3 августа 2007 года главком ВМФ Владимир Масорин, выступая перед служащими Черноморского флота на флагмане «Москва», сообщил, что ЧФ будет охранять зимнюю Олимпиаду в Сочи в 2014 году.

На Черноморском флоте началась активная подготовка к Играм. В августе 2013 года между Минобороны и расположенным в Севастополе 13-м судоремонтным заводом был заключен контракт на ремонт 26 кораблей. Среди них — морской тральщик «Вице-адмирал Жуков», малый противолодочный корабль «Муромец» и ракетный катер «Р‑109». Работы предстояло выполнить следующие: на «Вице-адмирале Жукове» — ​произвести капитальный ремонт дизельного двигателя, на «Муромце» — ​закупку верхнего и нижнего отсеков главного двигателя, на «Р‑109» — ​закупку дизельного двигателя. Обстоятельства подготовки к Олимпиаде этих кораблей и легли в основу уголовного дела.

— В контракте был пункт, согласно которому ремонт должен был быть осуществлен с новыми запчастями. Однако когда завод начал искать поставщика этих запасных частей, то выяснилось, что к Олимпиаде ни один производитель изготовить и доставить в Севастополь такие детали не сможет, — говорит Владислав Дегтяренко. — Был созван целый консилиум, куда вошли Новогрибельский, представители отдела управления эксплуатации и руководство ЧФ. Они рассмотрели возможность агрегатной замены главных двигателей кораблей на такие же, но не новые. Также решили, что такая сложная конструкция, как двигатели М‑503 и М‑507, является не запасной частью, а изделием.

По словам Дегтяренко, других вариантов введения кораблей в строй на тот момент не было.

— Один законсервированный двигатель нашли на самом заводе: на нем наработка была всего 150 часов. Два двигателя купили на Феодосийском судоремонтном заводе, у Украины. Для двигателя, который требовалось установить на тральщик, пришлось дополнительно произвести модификацию. В результате все корабли, которые должны были охранять Олимпиаду, успешно отбыли на задание, выполнили его и вернулись в Севастополь.

А в августе 2014 года Военным следственным управлением СК по Черно­морскому флоту было возбуждено уголовное дело. Следователей интересовало, почему на корабли были поставлены двигатели, бывшие в употреблении. В СК посчитали, что руководство завода, узнав об отсутствии новых двигателей, должно было сообщить заказчику, Минобороны, о невозможности исполнения государственного заказа, а не подписывать акты приема-передачи выполненных работ.

Новогрибельскому предъявили обвинения по ч. 3 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» и ч. 2 ст. 292 УК РФ «Служебный подлог».

В обвинительном заключении, подписанном руководителем Воен­ного следственного отдела СК России по Черно­морскому флоту Иваном Дорогининым, говорилось, что Новогрибельский действовал «с прямым умыслом, то есть осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий и желая их наступления, в целях извлечения незаконной выгоды для возглавляемой им организации и для себя лично». В качестве извлекаемой выгоды назывались 29 млн рублей, которые были выделены МО на ремонт трех кораблей и которые впоследствии перекочевали в приговор в виде штрафа.

Суд, впрочем, в приговоре указал, что мотивов материальной корысти у Ново­грибельского не было, а действия его были связаны с «ложно понятыми интересами службы».

«Интересовали корабли, а не госконтракт»

В распоряжении редакции «Новой» оказался протокол допроса в суде командующего Черноморским флотом адмирала Александра Витко. Адмирал свидетельствует, что лично разрешил начальнику судоремонтного завода ставить на боевые корабли б/у-комплектующие.

Гособвинитель: Известно ли вам, какие двигатели были установлены на «Жуков», «Муромец», «Р‑109»?

Витко: 510, 510, 503 машина.

Г.о.: Какого качества они были, они являлись новыми согласно условиям ГК (государственного контракта. — И. Ж.)?

Витко: В июне 2013 года я помню разговор с директором завода, это было на совещании. На тот момент не было нового двигателя. Он спросил, какой ставить, я разрешил ему установку дизеля, который находился на складе. По остальным я знаю, что он устанавливал дизеля после ремонта, чтобы подготовить корабли.

Г.о.: Они соответствовали условиям ГК?

Витко: На тот момент меня интересовали корабли, а не ГК.

Г.о.: Начальник 13-го СРЗ (судоремонтного завода. — И. Ж.) мог отказаться от выполнения ГК?

Витко: Если бы он отказался, то он бы не выполнил задачу, и мы бы не обеспечили охранные мероприятия в Сочи.

— Когда я принял должность в мае 2013 года, то необходимо было обеспечить подготовку к Олимпийским играм в Сочи. 1 октября группировка по прикрытию Олимпийских игр была подготовлена и приступила к выполнению задач. По состоянию на март 2013 года не было подготовлено большинство кораблей, за 4 месяца был подготовлен 21 корабль, было заменено 18 дизелей, было осуществлено сервисное обслуживание, текущий ремонт кораблей, и группировка с 1 октября выполняла задачу, и с этой задачей справилась. <…> Работа была очень напряженная, у меня претензий к выполнению ГК за 2013 год нет, — ​заявил Витко.

Другие свидетели тоже заявили, что приостановка ремонта кораблей командованием флота расценивалась бы как «невыполнение приказа и срыв боевой задачи по охране Сочи‑2014».

Письмо Верховному главнокомандующему

После суда профсоюз работников 13-го судоремонтного завода попытался организовать собрание, на котором планировалось обсудить приговор Новогрибельскому. Но в назначенный день встреча была внезапно отменена. По информации «Новой газеты», на ее организаторов надавил начальник Главного технического управления ВМФ контр-адмирал Игорь Зварич.

Тогда профсоюз обратился с письмом к президенту Путину.

«С болью мы воспринимаем результаты судебного разбирательства, которое не учло всех обстоятельств и условий деятельности завода в 2013 году при подготовке кораблей и судов флота для решения задач обеспечения безопасности Олимпийских игр в Сочи. Флот не только успешно выполнил эту задачу, но и способствовал возвращению Севастополя и Крыма «в родную гавань». За это заводу и его начальнику С.А. Новогрибельскому неоднократно высказывались слова признательности и выражалась благодарность от имени правительства России и Министерства обороны. Нареканий и претензий к работе со стороны заказчика — Министерства обороны, а также Главного командования ВМФ и командующего Черноморским флотом не было. Однако в отношении С.А. Новогрибельского в августе 2014 года было возбуждено уголовное дело».

Авторы обращения пишут о необходимости дополнительного расследования, в котором бы учитывались все обстоятельства работы завода и самого Новогрибельского.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera