Репортажи

В защиту проступка

Председатель Верховного суда настаивает: гуманизация уголовного законодательства должна продолжаться. Итоги съезда судей

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 140 от 14 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

2

На прошлой неделе в Москве прошел IX Всероссийский съезд судей, собравший в Колонном зале Дома союзов 780 делегатов — представителей судов всех уровней. Съезд этот проходит каждые 4 года. И, казалось бы, в этот раз сценарий будет тот же: президент поставит делегатам задачу повышать доверие общества к судебной системе, сами делегаты выступят со скучными отчетами-докладами о проделанной работе, произнесут речи о необходимости сохранять независимость и объективность, глава Конституционного суда в который раз скажет, что не все решения Европейского суда нужно безоглядно исполнять, ведь тем самым признаешь российское законодательство второстепенным, а это «неверно». Но никто не поднимет вопрос, когда же ФСИН перестанет возить арестантов на суды в узких «стаканах» переполненных автозаков, что сделать для того, чтобы СИЗО не переполнялись, и когда людей перестанут сажать по ненасильственным статьям. Так оно и было: и приветственное слово, и отчеты-доклады, и Валерий Зорькин про ЕСПЧ…

Но в этом году вопросы гуманизации неожиданно все же прозвучали. Со стороны главы Верховного суда Вячеслава Лебедева, который не первый год преодолевая множество препятствий, пытается добиться декриминализации и смягчения наказания хотя бы по незначительным уголовные преступлениям. Зачем? Да чтобы не калечить судьбы людей, которые еще могут исправиться. Ну и избежать ошибочных приговоров, которые очень часты. Что очень важно: Лебедев оперировал реальными цифрами и свежей статистикой. «Новая» приводит основные тезисы его выступления.

Тезис I. Что удалось

По статистике главы Верховного суда, за последние пять лет удалось снизить количество людей, осужденных за незначительные правонарушения. На 40% сократилось число лиц, осужденных к лишению свободы: с 312 тыс. человек до 219 тыс. На 80% снизилось и количество обвиняемых, которых во время следствия брали под стражу. А количество судимых подростков сократилось в четыре раза, что позволило ликвидировать 36 исправительных колоний, 35 воспитательных колоний и 8 следственных изоляторов.

Количество осужденных бизнесменов за последние 5 лет сократилось в 4 раза — с 8 до 2 тысяч человек. Из них более 60% осуждены за мошенничество. Реальный срок получил каждый четвертый предприниматель. При этом еще каждого четвертого суды освободили от уголовной ответственности или наказания.

Мера пресечения в виде заключения под стражу в прошлом году была избрана менее чем 200 бизнесменам, а 69 фигурантов суд отказался арестовать.

«Несмотря на очевидные позитивные изменения, сохраняются достаточные правовые условия для дальнейшей гуманизации уголовного законодательства», — говорил Лебедев. И, развивая эту тему, рассказал, что только за первое полугодие текущего года из 473 тысяч дел, поступивших в суды, свыше 57% относились к преступлениям небольшой тяжести, а 22,5% — к преступлениям средней тяжести. При этом от уголовной ответственности было освобождено за преступления небольшой тяжести свыше 72 тысяч человек (27%), а за преступления средней тяжести, совершенные впервые, — более 30 тысяч (24%).

Тезис II. Гуманизация

Прежде всего, глава ВС акцентировал внимание на роли судов в делах, связанных с предпринимательской или иной экономической деятельностью, которая должна заключаться не только в том, чтобы защитить граждан от преступлений, но и встать на защиту права и собственности тех бизнесменов, кто незаконно попадает в СИЗО. «Недопустимо, когда экономические споры разрешаются с использованием уголовных средств и тем более незаконного уголовного преследования предпринимателей», — подчеркивал председатель Верховного суда.

Кроме того, по итогам IX Всероссийского съезда судей было вынесено постановление, в котором Верховный суд среди прочего попросил правительство разработать и внести в Госдуму законопроекты, касающиеся судьбы осужденных. В частности — при рассмотрении вопросов условно-досрочного освобождения и освобождения в связи с тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, создать специальные наблюдательные комиссии в субъектах Федерации.

Тезис III. Декриминализация

Вячеслав Лебедев озвучивал коллегам и то, что пытался донести последнее время до СК, Генпрокуратуры и МВД, — ряд преступлений нужно переводить из Уголовного кодекса в разряд «уголовного проступка». Это новый институт назначения меры уголовно-правового характера. Это нарушение, но не преступление. За него в тюрьму не посадят. Хотя какое-то наказание тоже будет. Например, человека могут подвергнуть штрафу или отправить на обязательные или исправительные работы. То есть еще раз: Лебедев предлагает, чтобы за совершение нетяжкого преступления человека сначала привлекали к административной ответственности, и только лишь при повторном совершении правонарушения — к уголовной.

В чем гуманизация? Отработав срок, гражданин сможет начать жизнь с чистого листа: судимости, которая влечет существенные социальные ограничения, при уголовном проступке не предусмотрено.

«Это направление заслуживает дальнейшего развития. Введение уголовного проступка позволит исключить некоторые составы из числа уголовно наказуемых деяний, сохранив за эти нарушения такие эффективные меры ответственности, как исправительные и принудительные работы, не характерные для КоАП РФ», — отмечал Лебедев.

В разряд «уголовного проступка» можно, по мнению главы ВС, было бы отнести статью 171 УК РФ (незаконное предпринимательство или осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии).

Председатель ВС подчеркнул, что в суды ежегодно поступает около 1 млн уголовных дел, больше половины из них — по преступлениям небольшой тяжести. Причем каждое четвертое дело прекращают сами суды. Именно поэтому он и предлагает не привлекать к уголовной ответственности за отдельные составы преступлений.

Тезис IV. Соблюдение Европейской конвенции

Приводя краткую справку о деятельности ВС за последние четыре года, Лебедев отметил, что было принято свыше 90 правовых позиций, направленных на устранение имевшихся противоречий в правоприменительной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции, исключающих возможность правовой неопределенности и отказ от судебной защиты. Конкретно пленум ВС РФ принял 180 постановлений, из которых более 50 — по применению норм права и разъяснению вопросов судебной практики, 28 — по законодательным инициативам. Также пленумом неоднократно давались разъяснения о применении судами Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кстати, председатель Верховного суда рассказал о своих недавних встречах с представителями европейского сообщества, в ходе которых председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди подчеркнул, что суды в России все же пока еще прислушиваются к постановлениям ЕСПЧ и к Европейской конвенции. (Прислушивается, но не ко всем. Напомним, 15 декабря Конституционный суд будет рассматривать запрос Минюста России, не желающего исполнять решение ЕСПЧ по выплатам компенсации экс-акционерам ЮКОСа.) Сам председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди с трибуны съезда сообщил, что Россия перестала занимать первое место по количеству жалоб, подаваемых в Европейский суд, но при этом количество жалоб из России все равно большое.

Тезис V. Как достичь независимости

По словам Вячеслава Лебедева, по инициативе ВС принят закон, в котором установлена возможность применять приказное производство в арбитражном процессе, а в гражданском процессе — процедуру упрощенного судопроизводства. Это позволит повысить оперативность и снизить нагрузку на судей.

Снизить нагрузку поможет, в частности, и возможность подачи документов в суд в электронном виде, которая с 1 января будущего года появится у участников процесса. Уменьшению судебной нагрузки, по словам Лебедева, будут способствовать и определение оптимальных сроков рассмотрения дел, и совершенствование порядка извещения лиц, участвующих в деле, в том числе с использованием информационных технологий, и расширение институтов досудебного и внесудебного регулирования споров и т.д.

В целях же повышения независимости и объективности Лебедев в который раз отметил необходимость информационной открытости судов, а также распорядился обязать помощников в суде работать с разными судьями, а не с конкретным судьей, и создать в системе судов общей юрисдикции самостоятельные апелляционные и кассационные суды.

«Все решения съезда нам необходимо выполнить», — резюмировал по окончании председатель Верховного суда. А что будет в течение следующих четырех лет реализовано — увидим.


Где, кого, за что. Главные процессы недели. Коротко

Дело генерала Сугробова

В ходе прений сторон в Мосгорсуде гособвинение попросило приговорить фигурантов дела об организации преступного сообщества бывшим руководителем антикоррупционного главка МВД РФ Денисом Сугробовым к различным срокам лишения свободы — от 5 до 22 лет. Как уточнил «Новой» адвокат Сугробова Эдуард Исецкий, максимальный срок — 22 года колонии строгого режима — обвинение потребовало для его подзащитного. Всего в деле 21 эпизод и 10 обвиняемых, никто из них своей вины не признает.

Дело Карауловой

В Московском окружном военном суде сторона обвинения попросила приговорить Варвару Караулову к 5 годам лишения свободы в колонии общего режима за приготовление к вступ­лению в запрещенную террористическую организацию «Исламское государство». Прокурор Михаил Резниченко заявил, что ее вина полностью доказана: девушка действительно в конце мая 2015 года втайне от родителей улетела в Турцию, чтобы вступить в ИГ. Но неудачно: в начале июня ее в составе группы из 14 россиян задержали на турецко-сирийской границе и отправили в Россию. После чего, напомнил прокурор, она продолжила общаться со своим вербовщиком в интернете.

При этом обвинение не верит показаниям подсудимой о любовных мотивах поездки. «Никаких романтических причин здесь нет», — говорил прокурор, отмечая, что девушка и вербовщик Саматов лично ни разу не встречались и не общались даже по скайпу — только по переписке.

Цитировалась и переписка между Карауловой и ее вербовщиком: оба обсуждали ее вторую попытку выехать в Сирию так, чтобы не узнала ФСБ. «Мне бы только слезть с крючка», — цитировал девушку прокурор.

Защита Карауловой, в свою очередь, попросила оправдать подсудимую. Как заявил адвокат Илья Новиков, «у гособвинения крайне слабая позиция», и оно так и не смогло доказать причастность Карауловой к попытке вступить в ИГ с целью совершения террористических актов. По словам Новикова, беда Карауловой в том, что она сбилась с пути, попала под очарование вербовщика, влюбившись в него.

Дело «Мемориала»

Тверской районный суд оштрафовал Международную организацию «Мемориал» на 300 тысяч рублей за отказ добровольно внести себя в реестр «иноагентов». Организацию признали виновной по статье 19.34 КоАП (нарушение порядка деятельности НКО, выполняющей функции иностранного агента). В «Мемориале» тем временем ждут заседания в Замоскворецком суде Москвы по иску к Минюсту об отмене решения о включении в реестр «иностранных агентов».

«В этой ситуации решение Тверского суда, который не стал дожидаться разбирательства дела по существу, а сразу вынес решение, выглядит странно», — говорят в организации.

Александра Букварёва,
Юлия Счастливцева,
Александра Таранова,
Вера Челищева

Теги:
суды

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera