Репортаж

Не явились

Ключевые свидетели — Руслан и Артур Геремеевы, а также командир батальона «Север» Росгвардии Делимханов — проигнорировали повестку в суд

Хамзат Бахаев. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Этот материал вышел в № 141 от 16 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Московском окружном военном суде защита подсудимых продолжает представлять свои доказательства по делу об убийстве Бориса Немцова. Однако всех волновало иное. На прошлой неделе суд согласился с ходатайством адвокатов Жанны Немцовой вызвать на допрос в качестве свидетелей Руслана и Артура Геремеевых (первый одно время подозревался в организации убийства, потом стал свидетелем, впрочем, так и не допрошенным, а второй — снимал квартиру на Веерной улице Москвы, где жили подсудимые) и Алибека Делимханова (командира военнослужащего Дадаева, сидящего на скамье подсудимых). Вот их и ждали. Но Геремеевы и Делимханов в суд не явились.

— Не явились, — тихо произнесла секретарь судьи. И Геремеевым, и Делимханову судья Юрий Житников высылал повестки на допрос по ходатайству адвокатов Жанны Немцовой. Она и ее представители убеждены: именно Руслан Геремеев обладает большим количеством сведений об убийстве Немцова, он тесно общался со всеми сидящими на скамье подсудимых, те регулярно приходили к нему, по свидетельству консьержки и домработницы, на квартиру на Веерной улице, 46, в период подготовки к убийству (сентябрь 2014 — февраль 2015). Артур Геремеев, по словам адвокатов дочери политика, также тесно общался с подсудимыми.

Причину неявки свидетелей — ну там, «телеграмма не дошла» или «лицо не проживает по указанному адресу» — ни секретарь, ни судья не объяснили.

В зал пригласили вторую — нынешнюю — жену подсудимого Хамзата Бахаева. Галина Гусева, женщина сорока с лишним лет, рассказала, что она продавец-кассир магазина мужской одежды. С «Хамзатом Алиевичем» (она называла его исключи­тельно так) свидетель познакомилась в 2010 году в интернете. Стали жить вместе. Расписались, только когда он уже находился в СИЗО, — в 2016 году. Гусева рас­сказала, что в выходные дни она часто приезжала к Бахаеву в деревню Козино в Сол­нечногорском районе Подмосковья, в рабочие дни они иногда встречались в квартире ее дальней родственницы на улице Ивана Франко. В Козино она видела и братьев Губашевых — нынешних подсудимых.

— У нас был общий дом, снимали, ребята занимали нижний этаж, а мы — верхний. Но мы не могли просто так столкнуться. Это как мини-квартиры. Комнаты изолированы друг от друга, входы отдельные, поэтому пересекались редко, — поясняла свидетель.

На двоих с Бахаевым у них семеро детей, шестеро — от первого брака мужа и дочка от ее первого брака. «Его дети называют меня мамой, а моя дочь называет его отцом», — говорила Гусева, однако не поясняла, где находились эти дети, если оба родителя постоянно работали и жили в разных местах, встречаясь только на выходных. Не говорила женщина, и где эти дети находятся сейчас. На вопрос прокурора Марии Семененко, интересовалась ли Гусева судьбой бывшей супруги Бахаева, та ответила: «Зачем? Это его прошлое».

— А вам что-нибудь известно о том, что она пропала?

— Нет.

— А бывали случаи, что Хамзат Алиевич занимался частным извозом? — интересовалась прокурор. Ранее Бахаев на вопрос обвинения, что он делал 1 марта 2015 года (когда в Грозный вылетал не явившийся в суд Руслан Геремеев) в районе аэропорта Внуково, ответил, что занимался извозом.

— Ну это было, когда приобрели «Ладу Приору».

— На что вы жили? — интересовалась прокурор Семененко.

— Ну, я зарабатывала. Нам хватало обеспечить семерых детей…

27 февраля 2015 года (в день убийства Немцова), по словам Гусевой, она весь день работала. В течение дня созванивалась с Бахаевым, тот находился в Козино.

— Вы точно знаете или предполагаете?

— Предполагаю, —  26 февраля, предполагала она, он тоже находился там.

27 февраля без четверти двенадцать ночи Бахаев, по словам Гусевой, встретил ее после работы на станции метро «Кунцевская», откуда они направились в квартиру на улице Ивана Франко. До 1 марта они оставались в этой квартире. Бахаев не говорил ей, что собирался куда-то уезжать. Что 1 марта он делал в 18.25 во Внуково, свидетель также не знала: «Возможно, ко мне ехал».

После 1 марта и до его задержания 7 марта с ним она больше не виделась.

— Я работала, находилась с родителями, потому что у меня тяжелобольные родители, — рассказывала свидетель.

— То есть, несмотря на то что у вас было 7 детей, как вы нам рассказали, необходимости видеться в течение 6 дней у вас не было?  — Ну значит, не было… — нервничала свидетель.

Допросили и 20-летнюю дочь Гусевой Юлию Винникову. Девушка держалась увереннее матери, войдя в зал, демонстративно произнесла, указывая на Бахаева: «Он мой отец, а я — его дочь». Знает, что он занимался обслуживанием телефонных будок, но фирма распалась, и он стал заниматься частным извозом, чем и зарабатывал. Девушка заявила, что это и приносило реальный заработок, в то время как ее мать говорила, что последнее время работала только она.

В доме Бахаева в Козино Винникова оставалась на выходных и каникулах, братьев Губашевых «в доме отца» видела, но не пересекалась. Помнит, что те занимали первый этаж и «у них был отдельный вход». В то же время, по мнению обвинения, это был общий дом Бахаева и Губашевых, они не только пересекались, но и устраивали совместные посиделки. Защита же пытается доказать, что Губашевы и Бахаев никак не связаны, просто «снимали» одновременно этот дом.

14 декабря адвокат Хадисов (защитник Шадида Губашева) заявил свидетелей, не допрошенных на следствии. Виктор Тынко рассказал, что знает Шадида и Анзора Губашевых и Хамзата Бахаева вот уже несколько лет. По его словам, Шадид имел свой грузовик, «перевозил сыпучие грузы». Свидетель сам занимался перевозками, и они делились заказами и дружили. Часто возили грузы в деревню Чесноково, это в 15 км от деревни Козино, где жили Губашевы. На территории Чесноково находится элитный поселок «Бенилюкс» (где бывал Борис Немцов).

По версии следствия, Шадид Губашев следил за Немцовым — его телефон трижды зафиксирован в районе поселка «Бенилюкс».

— Кто устраивал вам маршруты и распределял перевозки? — спросила прокурор Семененко.

— Сами. Созванивались с клиентами и договаривались.

— Часто общались с Шадидом?

— Каждый день в одном гараже виделись, в деревне Грязь. Пока его не арестовали.

— А куда он ездил 21 октября, 31 октября и 5 ноября 2014 года? (Когда телефон Шадида зафикисирован в «Бенилюксе».)

— Не знаю.

— А вы возили что-то в «Бенилюкс»?

— Да, могли даже вместе ездить. Не могу вспомнить точно.

— А давайте детализацию сделаем?

— Может, не надо, затянется все.

— Да ничего страшного, вы же тут впервые, придете еще.

— Приду, — вздохнул свидетель.

15 декабря в суде огласили суть обвинения каждому из подсудимых — об этом попросили присяжные. Прокурор Семененко зачитала часть обвинительного заключения: подсудимые объединились в организованную группу для совершения преступления по найму за сумму не менее 15 миллионов рублей, занимались слежкой, приисканием оружия убийства, автомобилей, телефонов и квартир для организации преступления. Убийство было тщательно спланировано, с осени 2014 года велась слежка. Незаконное хранение и оборот оружия вменяется всем.

Дадаева обвиняют в том, что он осуществлял руководство преступной группой, непосредственно стрелял в Немцова, приобрел телефоны и патроны для убийства, следил за жертвой вместе с Анзором Губашевым и Бесланом Шавановым.

Темирлану Эскерханову, Хамзату Бахаеву, Губашевым Шадиду и Анзору и Беслану Шаванову (дело прекращено из-за гибели) вменяется сбор сведений через интернет, а также перевозка членов преступной группы и содействие исполнителям в попытках скрыться. Бахаев также предоставил свое жилище.

В этот день в суд пришла мать братьев Губашевых Зулай — ее допросили при присяжных.

— Вы в каких отношениях с подсудимыми? Обид нет? — спросил судья Житников.

— Только на вас, — ответила мать.

Зулай Губашева рассказала, что сыновья уехали в Москву десять лет назад. Приезжали домой два-три раза в год, регулярно помогали деньгами. В последний раз Анзор прилетел 28 февраля в Грозный, у него была крупная сумма. Шадид приехал на машине 4 марта. Политикой дети не интересовались: «Они делали свой намаз и ничем таким не интересовались». 5 марта ночью сыновей задержали, в доме провели обыск — «забрали телефоны, модем, сумки выпотрошили, последние три тысячи забрали, разве так можно?!»

Прокуроры огласили показания матери Губашевых на следствии: 2 ноября 2015 года она говорила, что оба сына вернулись в начале марта с большими суммами денег и хотели купить участок земли. Сестра сказала, что есть примерно 600 тысяч рублей (у братьев был общий бюджет).

Зулай Ахиятовна подтвердила свои показания и повторила, что Хамзат Бахаев дружил с Губашевыми, они тесно общались каждый день (жена Бахаева, напомним, наоборот, утверждала, что они не общаются и не видятся, хотя и проживают в одном доме).

Далее адвокат Хадисов, защитник Шадида Губашева, перешел к письменным доказательствам. Вопрос о том, будут ли дальше искать Геремеевых и командира батальона «Север» Росгвардии Делимханова, остался в подвешенном состоянии…

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera