Репортаж

«Кадыров не рекомендовал бы Геремееву приходить в суд»

Так говорили подсудимые о ключевом свидетеле, который не появился на процессе по делу об убийстве Бориса Немцова

Шадид Губашев. Фото: РИА Новости

Политика

«Новая газета»Вера ЧелищеваНадежда Прусенкова«Новая газета»

​​​​​​​В Московском окружном военном суде на процессе по делу об убийстве Бориса Немцова свои доказательства продолжает представлять защита подсудимых. Заседания теперь проходят гораздо короче, свидетелей немного, основное время занимает оглашение бумаг. А в какой-то момент свои доказательства снова принялись представлять прокуроры.

— Эта детализация вплоть до убийства. До того момента, когда Борис Ефимович уже лежал на мосту. Ему пытались дозвониться, а он не мог ответить… — 20 декабря прокурор Мария Семененко зачитывала присяжным детализацию звонков Бориса Немцова, акцентируя внимание на промежутке с 28 октября по 11 ноября 2014 года. К детализации она обратилась, так как ранее озвучивался биллинг телефона Шадида Губашева, согласно которому 28-29, 31 октября и 5 ноября тот был в районе поселка «Бенилюкс» в Подмосковье, где временами жил Немцов. Сам подсудимый говорил, что возил в этот поселок и расположенное рядом садовое товарищество «Лира» грузы со строительными материалами. Правда, никаких квитанций, отгрузочных, копий пропусков и прочих документальных свидетельств этому защита Губашева не представила. 

Прокурор, которая не верит в версию с грузами, попросила приобщить к делу справку с КПП в поселке «Бенилюкс»: согласно ответу ЧОП, КАМАЗ с номерами Шадида Губашева в конце октября — ноябре 2014 года не приезжал в поселок.

Кроме того, Семененко показала присяжным, что Немцов тоже в октябре был в «Бенилюксе». Однако не в те даты, что и Шадид. Детализация звонков Немцова показывала, что 28 октября 2014 года он находился в Ярославле, а 29-го выехал в Москву (Шадид в эти дни в «Бенилюксе»). В «Бенилюксе» Немцов оказался 30 октября. В тот день телефон Шадида не был забиллингован в поселке. Вечером Немцов вернулся домой на Малую Ордынку, а утром 31 октября уже находился в доме отдыха поселка Снегири Истринского района, где оставался и в 15:14, когда Шадид, по данным детализации, приехал в «Бенилюкс» (от Снегирей до Бенилюкса около 30 километров). Что касается ноября 2014 года, то 5 числа, когда Губашев снова в «Бенелюксе», Немцова там нет — он улетел из Москвы с 1 по 11 ноября.

«Они не встречаются, да», — констатировала Семененко, давая понять, что Губашев просто не знал точный график политика. Позднее Семененко объяснила, что у «Мегафона», которым пользовался Шадид, вышка стояла в «Бенилюксе», а у Билайна, которым пользовался Немцов, в Чесноково — поэтому, когда Немцов бывал в Бенилюксе, его фиксировала другая вышка.

— Детализацию тоже можно подделать, подделали ее, — сказал на это Шадид из «аквариума». За препирательства судья Житников сделал на этой неделе подсудимому уже два замечания.

Семененко напомнила, что в машине ZAZ Chance, на которой, по версии следствия, подсудимые следили за Немцовым, среди прочих обнаружены следы Шадида.

После этого адвокат Магомед Хадисов продолжил допрос Виктора Тымко, знакомого Шадида, с которым, по словам защиты, тот подрабатывал, возя грузы. Тымко показал на карте, где жили братья Губашевы и Бахаев (деревня Козино Солнечногорский район) и как доехать до «Бенилюкса». От Козино до поселка — 15 километров, пояснил свидетель. Адвокат продемонстрировал ему вещдоки — черный свитер, спортивную толстовку, строительную куртку и бейсболку. Свидетель не помнил, чтобы Шадид их носил. Сам подсудимый сказал, что свитер и куртка ему не принадлежат, а толстовка и бейсболка его. «На толстовке нашли следы какой-то капсулы, а моей генетики не нашли, это странно, — комментировал из «аквариума» Шадид. — На бейсболке тоже капсула, но нет генетики моей».

Зашедший в зал отец свидетеля Василий Тымко также рассказал, что общался с братьями Губашевыми и Бахаевым, так как тоже на своем КАМАЗе возил песок в «Бенилюкс». Правда, позже «попал в черный список», рассыпав груз на одной из улиц поселка. На уточняющие вопросы прокуроров Тымко-старший утвердительно сказал, что вход в дом Бахаева и Губашевых был один, а не два отдельных. Про «два отдельных» ранее рассказывали сами подсудимые и жена Бахаева, пытаясь донести до присяжных  мысль о том, что Бахаев и Губашевы тесно между собой никогда не общались, общих дел у них не было, да и в съемном доме они пересекались редко, «только на участке», входы «были разные».

Адвокаты подсудимых этого не ожидали. Бахаев заявил, что имеется ввиду другой дом, в котором он жил в 2008 году. Прокуроры обратились за уточнением к севшему в зале Тымко-младшему. Тот дал понять, что про входы отец мог напутать: «Он перенес два инфаркта, может много не помнить. Я удивлен, что он уже так много сказал».

21 декабря защита просила огласить протокол задержания Анзора Губашева, заявление самого Анзора о желании дать признательные показания и заявление об отказе от адвоката. Этого адвоката защита ходатайствовала допросить об обстоятельствах получения признательных показаний. Однако суд согласился с прокурорами: адвокатов по закону допрашивать нельзя. 

— Ваша честь, этот адвокат не мои интересы представлял, а следствия и ФСБ, — сказал Анзор Губашев. Судья не ответил — в зал уже входили присяжные.

Адвокат Губашева Артем Сарбашев подошел к присяжным с ноутбуком — демонстрировал детализацию звонков с номера Анзора за 20 октября 2014 года. Именно в этот день подсудимые, по версии следствия, купили автомобиль ZAZ Chance. Защитник обращал внимание: в тот день Анзор не связывался с Зауром Дадаевым. Что, по его мнению, важно, Губашеву ведь вменяют приобретение автомобиля в конспиративных целях. «Но чтобы что-то приобрести, нужно переговариваться, — говорил адвокат. — Ни одного номера Дадаева здесь нет».

Согласно детализации, указывал он, в тот момент, когда покупался ZAZ, Губашев днем находился в деревне Грязь Одинцовского района. А машина покупалась на Мелитопольской улице в Москве — другом конце города. Ранее обвинение показывало присяжным электронную таблицу, где видно, что сим-карта, зарегистрированная на Анзора Губашева, в тот момент переставлялась в другой телефон. Адвокат подверг это критике, отметив, что в таблице перестановка отображена странно — отдельной строкой, без номера.

— Адвокат вводит присяжных в заблуждение! Он просто нагло переворачивает доказательства обвинения! — вспыхнула Семененко. Судья ее успокоил, а защитнику объяснил: информация шла отдельной строкой, именно потому, что номер переставлялся. Но тот настаивал, что никаких «конспиративных трубок» у Анзора не было, он всегда пользовался своим телефоном с микро сим-картой, которую нельзя вставить в простой телефон-«фонарик».

Неожиданно защитник спросил Анзора, узнает ли тот себя на видео с камер наблюдения ГУМа 27 февраля, где в тот момент в кафе Bosco сидели Немцов и его знакомая Дурицкая. «Я не узнавал. Там и качества такого нету, чтобы кого-то узнавать», — ответил подсудимый.

Мария Семененко тогда спросила, знаком ли Анзор с Зариной Исоевой (домработницей в квартире подсудимых на Веерной улице в Москве, которая опознала подсудимых, в том числе, и по видеозаписям):

— А я вам не буду отвечать ни на какие вопросы! — раздражался тот. — Так как обвинению, Следственному комитету, ФСБ у меня доверия нет. Я вообще не доверяю Следственному комитету. Я не буду вам отвечать!

Адвокат Артем Сарбашев попросил исследовать при присяжных детализацию телефонных соединений свидетеля Трапезина. Согласно его показаниям, с этого номера ему звонили по поводу покупки ZAZ. Но диск с детализацией не нашли. Прокурор Семененко в свою очередь показала детализацию Анзора Губашева с моментом перестановки симки. Она напомнила, что телефоном 8-925-913-03-32, оформленным на Шадида Губашева, пользовался Анзор, он сам это признал. Момент смены IMEI зафиксирован 6 декабря 2014 года.

Так, согласно детализации 29 октября 2014 года, телефон Анзора включался в 13:08 и 16:58, между этим временем соединений нет и «возможно, он был отключен» — где был Анзор, неизвестно. Его же брат Шадид в 15:17 был в поселке «Бенилюкс».

31 октября в 15:14 Шадид был в «Бенилюксе», у Анзора соединения только в 14:46 и 18:51, но где был его телефон неизвестно. 5 ноября у Анзора нет соединений между 11 и 16 часами, тогда как в 15 часов телефон Шадида в «Бенилюксе».

Сторона обвинения сделала запрос в ЧОП, обслуживающий «Резиденцию Бенилюкс», с вопросом, кто охранял поселок и велся ли учет заезжающих машин и водителей 29 и 31 октября и 5 ноября 2014 года. И заезжал ли туда КАМАЗ с номером ХА083АА 190Rus под управлением Шадида Губашева. В ЧОПе ответили, что учет автомобилей велся, но в указанные дни автомобиль с этим номером не заезжал. Установить же, приходил ли туда Губашев пешком, нельзя, поскольку срок хранения заявок на одноразовые пропуска один год.

Защита назвала ответ ЧОПа «голословным утверждением». Не оставил его без комментариев и Шадид Губашев:

— Я не говорил, что приезжал именно в «Бенилюкс». Если прокурор говорит, что я нахожусь в «Бенилюксе», пусть покажет, как я передвигаюсь. Потому что если я нахожусь рядом с поселком, понятно, что я буду биться по вышке, которая в «Бенилюксе». И также мы просили фиксацию КАМАЗа, пусть сделают ее по системе «Поток». Я хочу, чтобы мое передвижение показали!

Далее обвинитель Семененко огласила протокол обыска от 7 марта 2015 года в деревне Козино, где проживали Бахаев и Губашевы. Из дымохода был обнаружен и изъят шприц. Еще один шприц обнаружили при входе на второй этаж. В вытяжной вентиляционной трубе нашли 6 окурков сигарет «Парламент», окурки же нашлись в пепельнице. В ящике стола — «семена растительного происхождения».

Протокол «осмотра места происшествия» от 12 марта 2015 года в том же Козино (холмистая местность с лесным массивом в 200 метрах от деревни) показал, что там были найдены и изъяты 6 стреляных гильз со следами, характерными для 9мм пистолетов. На гильзах стоят клейма Барнаульского патронного завода, а также следы, характерные для пистолетов Glock. Там же обнаружили осколки стеклянных бутылок и возле них 9 пуль со следами шести правых нарезов. Рядом нашли еще 8 стреляных гильз с клеймом Барнаульского патронного завода. И еще 23 гильзы неподалеку. А также 10 гильз калибра 7-62, со следами, характерными для пистолетов ТТ или аналогов. Пулевые отверстия также обнаружили в сосне. В общей сложности в лесном массиве обнаружили 57 гильз и 13 пуль калибра 9-19, 10 гильз и одна пуля калибра 7-62. По версии обвинения, подсудимые перед убийством Немцова устраивали здесь тренировочные стрельбища.

Согласно заключению экспертов, на изъятых в лесу гильзах есть индивидуальные признаки оружия. Патроны и гильзы изготовлены фирмой «Старлайн» в США и на Барнаульском патронном заводе. Стреляны они были в одном экземпляре оружия — пистолета ТТ или его аналогов. 25 гильз — стреляны из одного экземляра пистолета Glock или аналогичного. Все гильзы прокуроры показали присяжным.

«Кроме того, на месте обнаружен окурок от сигареты «Парламента», — с особой интонацией сказала Семененко, имея ввиду, что окурки от этой марки сигарет обнаружили и в находящемся рядом доме (отвечая на последовавший вопрос адвоката, Бахаев сказал, что он «курил и курит до сих пор» сигареты «Парламент Аква»). Еще на месте нашли два одноразовых шприца и обертку от жвачки «Орбит». Правда, следов биологического происхождения на этих объектах не выявлено. Что же касается окурков «Парламента», обнаруженных в доме в Козино, то согласно заключению эксперта ФСБ, на них нашлись следы Хамзата Бахаева и еще пяти неустановленных лиц.

Остановились на экспертизе предметов, изъятых из BMW Шадида Губашева: строительная куртка, свитер, бейсболка. Прокурор напомнила, что на предыдущем заседании Шадид признал: белый свитер и бейсболка принадлежали ему. На них обнаружены микрочастицы следов выстрела.

— Думаю, теперь вам понятно, как появились на них эти микрочастицы и следы выстрелов, — резюмировала Семененко и перешла к новой экспертизе, которая изучала два шприца, найденных в лесу возле Козино. Биологических следов на них нет, но внутри эксперты нашли наркотическое средство — героин.

Обвинитель напомнила, что в ходе обыска в квартире 223 в доме на Веерной, 3 в Москве, где жили Заур Дадаев и Анзор Губашев, и бывал Шадид, был обнаружен порошок белого цвета. Эксперты также пришли к выводу, что это героин. Еще в квартире нашлась смола каннабиса.

Выводы экспертов прокуроры подкрепили фотографиями из телефона Шадида Губашева. Прокурор Антуан Богданов показал присяжным фото, на которых «обвиняемые что-то курят».

— Ну, если так курят сигареты… — с нажимом добавила Семененко, разведя руки.

— Что я, сигарету не могу держать? Или что? — возмутился на нее Шадид. — Эта фотография она на телефоне у меня вообще не была! Она была на флешке!

Но Семененко интересовалась у Шадида, кто изображен на фото на топчане рядом с Бахаевым.

— Это я да, это Бахаев, рядом мой родственник. А что преступление в этом? — спросил подсудимый. Ему не ответили. Адвокаты стали спорить с прокурорами, зачем вообще показывать эти фото и какое значение они имеют. «Вы сейчас решили раскрыть страшную тайну?» — недоумевал Заурбек Садаханов.

Бахаев в свою очередь сказал, что найденные на втором этаже дома в Козино шприцы он использовал для смазки петель маслом. Про шприцы, найденные в лесу, ничего не знает. Что касается найденных семян, то, по словам Шадида, «они проверялись экспертом, и он сделал вывод, что это тминные семена».

О стрельбище в лесу Бахаеву «ничего неизвестно»: «Там кто может стрелять? Работники прокуратуры, следствия. Мы там если бы один выстрел произвели, нас бы на 25 лет посадили».

Защита объяснила присяжным, что все сказанное про оружие к предъявленному обвинению не относится и следствие не установило, что это оружие имеет отношение к подсудимым. Что же касается наркотиков, то подсудимым не вменяется совершение преступления в состоянии наркотического опьянения и следствие не утверждало, что обвиняемые принимали наркотики.

— Конечно, в квартире на Веерной не было найдено ничего. Именно для этого и было Козино, чтобы там тренироваться и стрелять, — заметила на это Семененко.

Последнее в этом году заседание суда начинается с суеты. Адвокаты общаются с подсудимыми, Заурбек Садаханов диктует своему доверителю Бахаеву текст ходатайства, остальные обсуждают рабочий график. Судья Житников просит всех быть потише.

Доказательства представляют адвокаты подсудимых. Артем Сарбашев, защитник Анзора Губашева, нашел диск с детализациями Анзора и свидетеля Трапезина, который продавал автомобиль ZAZ Chance, а также просит исследовать протокол осмотра электронных носителей, изъятых в доме Козино (фото с них показывало обвинение вчера). Обвинение не возражает. В зал пригласили присяжных.

Артем Сарбашев берет слово: он показывает присяжным детализацию номера, с которого звонил человек, предположительно Заур Дадаев, для покупки автомобиля. 20 октября 2014, в день приобретения машины, покупатель не связывался с номером Анзора Губашева, — отметил отдельно адвокат.

Зачем это присяжным — пока не очень понятно, с учетом того, что в машине нашли следы Анзора Губашева, а самого его опознали на видео с камер около места убийства Бориса Немцова.

Второй документ — протокол осмотра электронных носителей. При обыске в доме в деревне Козино были изъяты мобильные телефоны и планшет «Мегафон».

— Моему подзащитному вменяется слежка за Немцовым в сети интернет. Но никаких следов деятельности Анзора Губашева, которые искал в интернете информацию о Немцова, в планшете не обнаружено, об этом говорится в протоколе.

— Планшет не включался, — откомментировала прокурор Семененко. — Следов нет не потому, что их не было, а потому что планшет не смогли включить!

— На нет и суда нет, — заметил адвокат Садаханов.

При задержании у Анзора изъяли мобильный телефон «Сони Эксперия», его исследовали — никаких сведений, касающихся Немцова, там не имеется. Прокурор Семененко пояснила присяжным, что обвинение не оглашало этот протокол, так как в нем осматривался только внешний вид предметов, содержимое их пока не исследовали.

-У нас еще не все, — многообещающе улыбнулась прокурор. — После нового года продолжим.

— Хорошо, давайте посмотрим протокол исследования планшета и телефонов? — не сдается адвокат Сарбашев. Судья разрешил. Адвокат зачитал документ: проведена проверка содержимого планшета, никакой значимой информации не обнаружено.

— Значимой информации для следствия не имеется, но это не значит, что она незначима для нас с вами, — снова вступает прокурор. — В этом протоколе сказано, что некоторые файлы не открылись. Телефон «Нокия» не включился, например. Но мы потом вернемся к нему, специалисты потом его вскрыли.

— Анзор, вам знакома Ирина Ульванская? — спросила Семененко.

— Это имеет значение? Это моя близкая знакомая.

— Вы бывали у нее дома? Вам знаком адрес нарофоминский район, поселок Калининец

— Это Таманская дивизия, там общежитие, — ответил Губашев.

— Это будущая жена Анзора Губашева — они подали заявление на заключение брака, у нее в общежитии был проведен обыск, изъяты личные вещи Анзора и ее ноутбук Asus. И вот заключение экспертов по ноутбуку: на жестком диске обнаружены файлы переписки в скайпе, история посещений браузрера и обнаружены системные файлы, содержащие  слова: Немцов Борис Ефимович. У меня все. — Резюмировала прокурор Семененко.

— Пользователь эти слова не вводил! — адвокат Сарбашев.

— Но файлы с Немцовым там есть, — прокурор.

— Я вообще не пользовался ее компьютером, я даже не пользоваться им не умею, — сказал Анзор Губашев.

На этом присяжных отпустили.

Без присяжных прокурор Семененко ходатайствовала о продлении срока содержания под стражей всем подсудимым. Представители потерпевших «за» — адвокат Вадим Прохоров заявил, что так и не поятно, что с оставшимися на свободе подозреваемыми: Гермеевым и Мухудиновым. Адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева предложила за своего подзащитного залог в один миллион рублей, потому что «он точно сам придет в суд, чтобы защитить свою честь и достоинство».  Адвокат Бахаева отметил, что никаких доказательств вины его доверителя до сих пор не предъявлено, а у него к тому же семеро детей. Плюс нет денег для того, чтобы нормально скрыться.

Дадаев заявил: «Кадыров знает, как нас били и пытали, поэтому он сказал, что не рекомендовал бы Геремееву приходить! Кругом пытки! Всех бьют. И говорят, где твой Аллах был? Меня пытали, как собаку на бетонный пол сажали, раздевали догола, я больше так не хочу. Два года уже».

— Отпустите нас, потому что мы невиновны, — сказал Анзор Губашев.

Судья Житников продлил срок всем подсудимым еще на три месяца до 30 марта 2017 года.

Следующее заседание — 11 января в 11.00.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera