Сюжеты

Пироги из терпения

Женя Балагин потерял дом. Но может, доверие к людям еще вернется?

Фото автора

Этот материал вышел в № 144 от 23 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Воскресным утром в доме Балагиных пахнет пирогами. Маша испекла четыре, огромных, сдобных, разных: с капустой, курицей, творогом, черникой. Четырехлетнюю Серафиму разбудили рано, перед утренней службой в церкви, и, не открывая глаза, она на запах пошагала на кухню, дотянулась до куска пирога, надкусила — и тут же заснула опять.

Читайте также

«Батьки»

Про Женю и Машу Балагиных мы писали полтора года назад. В 2003 году житель Пскова, строитель Женя Балагин взял в аренду у псковского комитета по госимуществу маленький Дом привратника духовной семинарии — памятник архитектуры начала XX века, полуразрушенный и много лет простоявший пустым.

По договору за аренду Женя не платил, но должен был отреставрировать практически развалившееся здание. Он работал 13 лет, по кирпичику восстанавливая дом таким, как он когда-то был, вкладывал все доходы своего малого бизнеса (у них с женой было маленькое кафе) и занимал деньги у родных.

У Жени был четкий жизненный план: достроить дом, переехать в одну его половину с женой Марией и дочкой Сашей и открыть во второй небольшой ресторан, обеспечив жильем и работой свою семью на много лет вперед.

Увы, дальше все пошло, как идет в России обычно: как только дом был готов, аренда «за реставрацию» прекратилась, комитет по госимуществу потребовал с Балагина арендную плату за все прошедшие годы, в дом стали приходить бесконечные проверки.

Этим беды Балагина не ограничились. Из-за врожденного порока сердца Маша тяжело и опасно болела. Второй ребенок Балагиных, Серафима, родилась с синдромом Дауна и тяжелыми патологиями внутренних органов. Женя разрывался между умирающей женой, дочерью, которой в первые же дни жизни сделали две операции, и тяжбой с Росимуществом.

В этот момент и случилось самое страшное. Духовный отец Жени и Маши, настоятель псковского храма Александра Невского протоиерей Олег Теор, исповедовавший Балагиных много лет и все знавший об их бедах, сказал Жене: «Мне Бог открыл. Надо дом отдать». Очень верующий, открытый, доведенный до отчаяния и хватающийся за любую надежду, Женя Балагин передал Дом привратника в собственность РПЦ, потеряв и дом, и бизнес, и веру.

Продолжение истории оказалось неожиданным. После нескольких статей об этой истории в СМИ Женя попал на личный прием к  Андрею Турчаку. Губернатор отправил Женю к юристам псковского комитета по охране наследия. Там Балагину помогли оформить иск к Росимуществу, в котором он требовал компенсировать его затраты на реставрацию дома. Неожиданно для всех суд иск удовлетворил.

Мы долго думали, можем ли писать об истории Жени Балагина как о счастливой. Вернуть домик привратника ему не удалось, доверие к миру — тоже. Пять миллионов рублей компенсации Женя раздал в счет долгов: родителям, брату, дедушке Маши, который продал свой дом ради внучки. В церковь семья ходит, но к священнослужителям относится с осторожностью.

Теперь Женя работает на стройке: кроет крыши, ремонтирует дома. Маша почти все время проводит дома с детьми: Серафима требует постоянного внимания, у десятилетней  Саши случаются приступы астмы. Летом, после года ожидания, Маша с детьми получила путевки в санаторий под Геленджиком. Женя поехал с ними — увидел море впервые за свои сорок лет.

Теперь Маша мечтает бросить Псков и хотя бы на год переехать к морю, на юг: найти работу для Жени, снять квартиру. Но Женя боится. Кажется, история с домиком привратника пошатнула в нем не только веру в Бога — но веру в человека и его силы. Мы едем в «семерке» Балагиных, и Женя рассказывает, глядя куда-то вперед, на серые осенние поля:

— Я сейчас дом строю. Хозяева купили плитку разного размера и попросили уложить ее в беспорядке. Я сначала сказал: конечно, сделаю. Потом смотрю — не получается хаос. Как ни клади, все равно одна закономерность выходит. Вот и у человека так: сколько ни пытаешься выскочить, сломать систему, не получается. Как ни крутись — вернет тебя жизнь в колею.

— Но ведь надо же пытаться, Женя. Надо пытаться, — мягко возражает Маша.

Накормив пирогами, Балагины везут меня в Печоры и Изборск, к старинному монастырю, древней крепости, бьющим из земли кристальным ключам.

В Печорах жизнерадостная, активная и легкая Серафима спотыкается, падает, прикусывает язык, плачет. Женя подхватывает дочь на руки, Маша вытирает ей кровь, целует. Девочка почти сразу затихает и успокаивается, но родители смотрят на нее с привычным беспокойством.

Позже мы заговорим с Женей о том, насколько сложно воспитывать детей с синдромом Дауна, но посреди разговора он прерывается, смотрит на Серафиму: «Как хорошо, что она у нас есть».

Машины пироги мы доедаем на обратной дороге. Стоит развернуть сверток, как машина наполнится теплым запахом дома, словно сделаны они не из молока и дрожжей, а из покоя, терпения и тепла.

Пирог «Черничная вишня»

Для теста:

300 г молока; 400 г муки; 0,5 пачки сухих дрожжей; 1,5 ст. ложки сахара; щепотка соли; 2 ст. ложки оливкового масла.

Для начинки:

400 г замороженной вишни; 200 г замороженной черники.

Для посыпки:

50 г сливочного масла; 3–4 ст. ложки сахара; 3–4 ст. ложки муки.

Просейте в миску муку, добавьте дрожжи, соль, сахар, масло и молоко комнатной температуры. Все тщательно перемешайте, миску с тестом накройте полотенцем и оставьте в теплом месте на 30–40 минут.

Затем тонко раскатайте тесто на противне. Сверху выложите начинку. Чернику для нее Маша собирала в лесу под Псковом. Если у вас нет черники (и леса), не беда, подойдут любые замороженные ягоды из магазина.

Ингредиенты для посыпки смешайте, разотрите в мелкую крошку и рассыпьте ее по поверхности пирога. Крошка придаст пирогу сладость и впитает ягодный сок.

Выпекайте 15 минут при температуре 185 градусов.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera