Колумнисты

Не урок, а ловушка для государства

Показательный процесс над Варварой Карауловой, возможно, и был нужен. Только приговор все обессмыслил

Фото: РИА Новости

Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

12
 

Процесс над Варварой Карауловой (сменившей имя на Александру Иванову) был показательным. И приговор вышел показательным. «Чтобы другим не повадно…». И этот негласный месседж власти — что, на самом деле, не удивительно — поддержали многие. В том числе и родители детей-студентов и школьников, даже тех, кто, быть может, не относится к потенциальной группе риска. Впрочем, в России ни от чего зарекаться нельзя, что и показала история Вари — домашней девочки из хорошей, интеллигентной, неплохо обеспеченной семьи, студентки одного из престижнейших вузов, чьи родители поверили государству и, проворонив собственную дочь, обратились за помощью к властям.

Не то, чтобы Караулова ни в чем не виновата. Нет. Виновата, конечно. И в попытке вступить в запрещенную организацию «Исламское государство», и в том, что после пресечения этой попытки силовиками и отцом, продолжила общаться в интернете со своим вербовщиком Айратом Саматовым. И переписывалась она с ним не только по просьбе ФСБ, но и добровольно, намекая на то, что их переписку мониторят. Достаточно почитать эту ее переписку. Если коротко — она обсуждала не только теракты и присягу боевиков, но и сетовала, что находится под колпаком ФСБ, дом свой называла тюрьмой, и уточняла, как же ей еще раз повторить попытку выехать в Сирию по поддельному таджикскому паспорту.

Девушку арестовали. Довели ее дело до суда. На процессе она уверяла, что ехала в Сирию не для того, чтобы стать террористкой, а чтобы выйти замуж за вербовщика, в которого влюбилась по интернет-переписке, не разу даже не видев. Он оказался жителем Казани, но выдавал себя за некого Влада из Красногорска, размещая на своей странице в соцсети чужие фото.

И суд этот — хоть и показательный — был нужен. Прежде всего Варе. Чтобы осознать ошибочность своих действий, понять бессмысленность своей иллюзорной любви и повзрослеть. И как показалось, она осознала и повзрослела. Варвара говорила в суде, что «хотела бы перезагрузить свою жизнь».

Но шанс ей не дали.

Смысл приговора: если бы Караулова попала в ИГ, из нее бы могли сделать террористку. Могли бы. При этом суд проигнорировал буквально недавно вынесенные разъяснения Пленума Верховного суда (куда адвокаты и подадут апелляцию) о том, что участием в деятельности террористической организации может считаться лишь пропаганда или причастность к ее мероприятиям. Караулова ни в чем таком не участвовала и нигде ничего не пропагандировала (не думаю, что ношение хиджаба и совершение намаза в вузе к этому относится), она лишь подверглась вербовке. Она лишь жертва своего одиночества, расходный материал для вербовщиков. И для государства, как выяснилось.

Отправка на зону выглядит нарочито неправильно и не слишком законно. Учитывая то, хотя бы, что в приговоре суд, по справедливому выражению адвоката Ильи Новикова, оставил «самое гнусное» — момент про подготовку террористок-смертниц. Кусок, не имеющий к Варваре и ее переписке никакого отношения (не обсуждала она этого и не стремилась к этому) и очевидно добавленный для антуража.

Это очень неправильный приговор вот почему. Государство, успешно (я это всерьез) не допустившее вступление свой гражданки в ИГ, не задумалось о том, как этой самой гражданке — отдельному маленькому запутавшемуся человеку — помочь прийти в себя, преодолеть зависимость (а зависимость от вербовщика была сильна), справиться с обрушившимся на нее шквалом обвинений, подчас незаслуженных. Но вместо грамотных и мудрых психологов, вместо толковых реабилитационных программ ее, 19-летнюю, сначала отправили в психушку, где признали вменяемой, потом закрыли дома под пристальным контролем ФСБ, а затем и вовсе посадили в «Лефортово» (сидела Варвара там год и два месяца).

Кто-то еще — из родителей, заметивших дурное, из студентов, попавших под обработку грамотных спецов террористического рекрутинга, — обратится после этого к государству за помощью? Вопрос риторичен. Потому что приговор Карауловой — урок и для них. Показательный урок. Молодая, никому не опасная девушка, приговор слушает в наручниках (очевидно, надели их на нее специально для телекамер), хотя и так заключена в изолированный стеклянный «аквариум», под охраной приставов и овчарки.

Этот приговор — ловушка для государства.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera