Сюжеты

«Действительно, можно не упоминать «Единую Россию»

За что в Крыму арестовали депутата, блогера и видеооператора?

Фото из семейных архивов

Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

8

В Алуште поиск компромисса между местными чиновниками, оппозиционерами и журналистами привел за решетку депутата, блогера и видеооператора

3 и 4 января Алуштинский городской суд рассмотрит вопрос о продлении ареста известному крымскому блогеру и журналисту Алексею Назимову, депутату алуштинского городского совета Павлу Степанченко и видеооператору Андрею Облезову. Под стражей они находятся с октября.

Все трое обвиняются в коммерческом подкупе: якобы предлагали неназванному следствием жителю Алушты, члену «Единой России», заплатить им за непубликацию порочащих материалов. Назимова Следственный комитет считает организатором аферы, Степанченко и Облезова — посредниками в передаче денег. До девяти и пяти лет лишения свободы соответственно.

В Крыму дело сразу окрестили политическим. И есть отчего. Павел Степанченко хорошо известен своей градозащитной деятельностью и борьбой за чистоту выборов. В единый день голосования 18 сентября прошлого года он заявил о подделке документов, в результате которой из членов избирательных комиссий были исключены представители КПРФ. А 4 июня СМИ сообщили о задержании Степанченко в ходе его встречи с избирателями, на которой звучала критика застройки набережной Алушты.

Назимов и Облезов единственные из алуштинских журналистов освещали деятельность городской оппозиции.

Алексей Назимов. Фото из семейных архивов

Что говорит следствие

Диспозицию уголовного дела Следственный комитет изложил 7 октября 2016 года, через три дня после задержания.

«Редактор газеты, желая получить от члена одной из партий денежные средства в размере 150 000 рублей за нераспространение сведений, позорящих его и представляемую им партию, в средствах массовой информации, привлек в качестве посредников в получении денежных средств своих знакомых, среди которых был депутат Алуштинского городского совета. Они должны были убедить потерпевшего в реальности осуществления высказанных угроз и в необходимости передачи редактору газеты денежных средств.

4 октября 2016 года в момент передачи денежных средств преступная деятельность подозреваемых была пресечена сотрудниками УФСБ России по Республике Крым.

В зависимости от роли каждого они подозреваются в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 7 ст. 204 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст 204.1 УК РФ».

Больше никакой информации Следственный комитет по делу алуштинских оппозиционеров не давал. На судах по избранию меры пресечения гособвинение настаивало, что задержанные — опасные преступники, способные оказать давление на свидетелей даже находясь под домашним арестом.

Павел Степанченко. Фото из семейных архивов

«Работай с нами» или отношение к прессе

Чтобы выяснить обстоятельства уголовного дела, «Новая газета» вступила в переписку с Павлом Степанченко и Алексеем Назимовым. Их ответы оказались настолько подробны, что появилась необходимость разбить их на две части: на собственно разработку обвиняемых и подведение их под уголовное дело, и на события, характеризующие политическую ситуацию в Алуште.

В своем письме в редакцию Алексей Назимов рассказал, что к лету 2016 года в Алуште сложилась напряженная обстановка. После прогремевшей на всю страну (благодаря задержаниям участников) июньской акции против застройки городской набережной (организатор акции — Степанченко), заседания городского совета проходили на повышенных тонах. Назимов предоставил в распоряжение «Новой» видеозапись одного из депутатских совещаний. На записи видно, как председатель фракции «Единая Россия» в горсовете Алушты Джамал Джангобегов (его в Алуште считают «хозяином города») требует от Павла Степанченко «заткнуться», когда тот заступается за попавшего под всеобщую обструкцию директора алуштинской похоронной службы Василия Гречко. Депутаты обвиняли Гречко в том, что служба фактически не функционирует, Степанченко же обратил внимание на то, что похоронному бюро в 2016 году не выделялись деньги, и ни один сотрудник — включая директора — не получает зарплаты.

На этом же видео запечатлен состоявшийся прямо в ходе заседания диалог депутата Владимира Щербины и председателя алуштинского горсовета Галины Огневой.

Щербина: Мы даем возможность проходимцам, мерзавцам подобные вещи распространять по всему миру. Причем в том числе и правду. Так называемая «свободная» «Твоя газета»…

Огнева: «Твоя газета», которая здесь сидит, выдаст все в совершенно другом ракурсе.

Щербина: Их совершенно не заботят интересы города. Очень жаль, что тут нет наших «Три пятерки». Они должны заседания освещать: нормальные СМИ, а не вот эта помойка. Давайте, чтоб не затягивать время, вот это вот (показывает на оператора «Твоей газеты») отсюда выйдет, и мы поговорим.

Огнева: Вопросов нет. Я закрою сессию. Здесь те рабочие вопросы, которые рассматриваются, они рассматриваются для блага города, а не для того, чтобы это озвучивать, как-то интерпретировать, и на этом зарабатывать баллы.

«Твоя газета» — алуштинская блог-платформа, не зарегистрированная как СМИ. Алексей Назимов является одним из постоянно публикующихся на ней авторов.

«Когда все стали расходиться, Джангобегов отвел Пашу в конец коридора, и вел разговор на повышенных тонах: «Ты прекращай выделываться, а то… Если хочешь, становись рядом с нами и работай», — вспоминает Назимов итоги того заседания.

Ни Степанченко, ни авторы «Твоей газеты» своей линии после обструкции в горсовете не изменили.

Бюджет на проблемные СМИ

События, которые привели к аресту Назимова, Облезова и Степанченко, начали разворачиваться еще в июле 2016. В начале месяца Алексею Назимову позвонил бывший секретарь горсовета Алушты Михаил Красненков.

«Мы с ним говорили о возможности сотрудничества, чтобы сбросить накал страстей, — пишет Назимов. — Я заявил, что хвалебные оды писать «Единой России» не буду, а снимать острые сюжеты буду. Но действительно можно пойти на компромисс, и не упоминать партию «Единая Россия» и персонально первых руководителей города, а писать, например, «чиновники», власти». Красненков пообещал с кем-то поговорить и пропал <...>

В начале августа мне позвонил Александр Рыжков (помощник Джемала Джангобегова — И.Ж.). Он сказал, что занимается от «ЕР» с проблемными СМИ, и на них выделяется до конца года 500 тысяч рублей. Я ему сказал о варианте компромисса, он согласился, и наши переговоры продолжались до конца августа. Примерно 25-го августа он приехал к моему дому в Партените и сказал, что готов отдать деньги, 120 000 рублей, если я предоставлю компромат, который я якобы собрался опубликовать. У меня глаза на лоб полезли. Я ему полчаса ему объяснял, что компромата у меня никакого нет. Тогда Рыжков предложил мне написать статью, чтобы он мог показать ее своему руководству. Я послал его, мы ни к чему не пришли. <...>

В начале сентября опять появился на горизонте Красненков, опять начались переговоры. На встречи приходили с видеооператором Андреем Облезовым. На одной встрече присутствовал и Паша (Степанченко — И.Ж.). Красненков назначил окончательную встречу на 4 октября на 12:00 в принадлежащем ему кафе «Киви-киви». На нее мы пришли с Андреем Облезовым. Красненков позвонил кому-то и сказал, что сейчас приедет человек, который решает все вопросы по сотрудничеству. Каково было мое удивление, когда приехал Рыжков! Он попросил, чтобы на встрече присутствовал и Паша Степанченко. Я позвонил Паше и через час он приехал. В итоге мне вручили меченные деньги, и нас задержали сотрудники ФСБ. <...>

Пашу и Андрея, насколько мне известно, прессовали. Особенно Пашу. Я слышал, как ему заламывали руки и держали на полу. Меня особо не трогали. Только один из сотрудников ФСБ ни с того, ни с сего ударил меня ногой в бок».

В своем письме Назимов особо подчеркивает одну деталь: согласно опубликованным обвинениям, он является главным редактором сайта «Твоя газета». «Сайт не зарегистрирован, как СМИ, — уточняет Назимов. — И я не являюсь его владельцем, а только лишь блогером». Таким образом, по мнению журналиста (и его адвокатов), он не может обвиняться в коммерческом подкупе, так как не является должностным лицом, выполняющим управленческие функции.

Изложенное в письме Назимова подтверждает в своем ответе редакции и Павел Степанченко. Их показания совпадают, несмотря на то, что в СИЗО они не имеют возможности общаться между собой.

Узнать версию потерпевшей стороны не удалось: ни Михаил Красненков, ни Александр Рыжков общаться не захотели. Судя по всему, позиция обвинения будет строиться на показаниях задержанного оператора Андрея Облезова, который сотрудничает со следствием.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera