Сюжеты

«Будем читать министра между строк»

В Москве завершился Гайдаровский форум. Экономисты спорили о налогах и роли государства в экономике

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 3 от 16 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

1

Последний день Гайдаровского форума открылся риторическим вопросом: «Кому, кроме Владимира Мау (ректора РАНХиГС, одного из организаторов форума. — А. Х.), могла прийти в голову идея поставить ключевую сессию на субботнее утро?» — «негодовал» председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров. Предметом дискуссии, которую модерировал Макаров, были параметры новой налоговой реформы — она должна быть подготовлена до президентских выборов и вступить в силу в 2019 году. Несмотря на утреннее время и нерабочий день, разговор получился не только важным, но и достаточно бодрым — в каком-то смысле это было неплохое шоу.

В начале разговора Максим Орешкин, 34-летний министр экономического развития и экс-заместитель министра финансов, попытался рассказать слушателям, как смена ведомств повлияла на его взгляды: «Они (взгляды на экономику. — А. Х.) становятся шире. Налоги влияют не только на бюджет, но и на всю экономическую активность, на общую макроэкономическую обстановку». Макарову такой ответ показался чересчур отвлеченным; он быстро прервал министра, но уверил публику, что тот «к середине беседы разойдется и начнет говорить то, что думает».

Случилось это или нет — сказать трудно. Но впоследствии между Макаровым и Орешкиным состоялось несколько забавных диалогов следующего, к примеру, содержания:

Макаров: Мы создаем привилегии для госкомпаний, а потом ссылаемся на то, что у них особый статус. Это нормально?

Орешкин: Нужно стараться избегать искажающих элементов в экономике.

М.: Государственный сектор занимает в России 70% ВВП. О какой эффективности может идти речь? В своих программных интервью вы никак это не комментировали.

О.: Нужно было читать между строк. Конкуренция — залог экономического роста.

М.: Так нужно все-таки отказаться от госкомпаний, или они эффективны?

О.: Общих ответов я бы не давал. Могу сказать, что последние 5—7 лет не привели к большей эффективности.

М.: Итак, слова министра мы будем читать между строк.

Следующим проверку на искренность проходил глава Минфина Антон Силуанов.

Оба представителя экономического блока кабмина заявили, что в течение ближайшей трехлетки налоговая нагрузка на бизнес не должна повышаться. «Видимо, министры плохо читали программу «Единой России», в которой мы записали, что налоговую нагрузку нужно снижать, — заметил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. — Нужен рывок, радикальное улучшение делового климата и снижение фискальной нагрузки. Без этого нам грозит инерционный сценарий». Сделать это можно без потерь для бюджета путем расширения налоговой базы в будущем, отметил Шохин.

Силуанов поспешил заявить, что он, конечно, «за», но все это «теоретические объяснения»: «Какие расходы мы должны будем снизить? И чем сейчас платить зарплаты и пенсии, <если налоговая база вырастет только в будущем>?» Уровень налоговых изъятий в России находится на уровне 32—33% ВВП, в Казахстане — 25% ВВП, в Индии — 20% ВВП, но эти страны не несут таких бюджетных обязательств. «Если мы хотим достойную социальную политику и сильную армию, то кто-то должен за это платить», — сказал Силуанов.

Макаров был явно удовлетворен происходящим. «Такого даже я не помню. Это дискуссия с участием министров в прямом эфире!»

Следующий тезис Максима Орешкина был уже более конкретным: для тех, кто работает в официальной экономике, налоговая нагрузка должна идти вниз. «Если бизнес полностью «белый», то для него нагрузка, конечно, высокая. Нигде в других странах нет такой нагрузки на фонд оплаты труда, как в России. Но эти налоги платят в основном госкомпании, крупный бизнес и часть среднего». Если уменьшить объемы теневой экономики, то можно получать тот же объем налогов при меньших ставках, заключил министр.

Нужно говорить о снижении прямых налогов и увеличении косвенных, поддержал коллегу Силуанов. «Страховые взносы в размере 30% и плюс еще НДФЛ — это чрезвычайно много для фонда оплаты труда». Их снижение ведет к выводу компаний из тени и повышению их конкурентоспособности на мировом рынке — это показал эксперимент по предоставлению налоговых льгот российским IT-компаниям. В то же время нефтяные компании, получающие сверхприбыли, нужно лишить льгот (впрочем, это должно было произойти довольно давно), а вместо налога на добычу полезных ископаемых ввести налог на добавленный доход.

Прогрессивная шкала НДФЛ на сессии не обсуждалось: в первый день форума эту тему закрыл премьер Дмитрий Медведев, заявив, что в повестке кабмина ее нет, и попросив коллег «не заявлять об обратном».

Помимо русскоязычных спикеров в зале присутствовала специалист по налогам Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) Грасиела Линн Перес-Наварро. «Как вам наша дискуссия?» — обратился к ней Макаров к концу первого часа панели. «Обсуждение идет очень откровенно, как я вижу, и это хорошо», — ответила эксперт, смеясь. Она отметила успех российских властей в борьбе с теневой экономикой и в улучшении администрирования доходов, но подчеркнула, что этого недостаточно:

«Для бизнеса проблема номер один — это не налоги. Это политическая стабильность, отсутствие коррупции, определенность в применении законов и механизмов разрешения споров. Так что я предлагаю смотреть на проблему более комплексно».

Атмосфера на сессии действительно способствовала некоторой откровенности. Антон Силуанов, например, раскрыл один из принципов бюджетной политики, который применяется в его ведомстве в качестве «лайфхака»: «Есть простой инструмент: когда в Минфин приходит запрос о дополнительных деньгах, то если обоснования нет, нужно поделить сумму на два и сказать, что мы еще подумаем».

Вопрос, который обсуждался далее, звучал как название отдельной панели для членов правительства: «Малый бизнес: будем заниматься или пусть живет?» Силуанов говорил о том, что малые предприниматели важны для экономики из-за рабочих мест, а не как источник пополнения бюджета. Малому бизнесу нужен очень простой налоговый режим и минимум отчетности: «Купил патент — торгуй». «Первая консенсусная позиция участников дискуссии: лучшее для бизнеса — его не трогать. К сожалению, это нам скорее всего не удастся», — подытожил Макаров.

Под занавес сессии участники договорились продолжить «публичное и честное обсуждение» и уже к весне создать предварительный проект будущей реформы. Шохин так сформулировал рамку для будущих споров: необходимо зафиксировать совокупную фискальную нагрузку на текущем уровне, а все «донастройки» (в частности, изменение структуры налогов) проводить с учетом этого ограничения. В целях стимулирования экономического роста правительство может предложить какой-то налоговый «размен»: например, снижение страховых выплат при одновременном повышении НДС.

В своей завершающей речи Макаров настоял на том, чтобы уже на следующей неделе внести в парламент законопроект о создании единого документа, который объединял бы вопросы налоговой, таможенной и бюджетной политики. Глава Минфина Антон Силуанов попытался отмахнуться, сославшись на то, что точная дата — это уже детали, но под давлением настойчивого ведущего был вынужден сдаться. «Все произнесено публично, у людей есть возможность в реальные сроки нас проверить. Так и рождается доверие», — с легким пафосом закончил Макаров. О том, что именно участники Гайдаровского форума говорили о доверии (а оно было популярной темой в эти три дня), нам предстоит вспомнить еще не раз.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera