Сюжеты

«Ничего никому не должны»

Конституционный суд постановил не исполнять решение Европейского суда по делу акционеров ЮКОСа

Этот материал вышел в № 5 от 20 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

2

19 января Конституционный суд России ожидаемо счел «невозможным» для российских властей выплачивать бывшим акционерам ЮКОСа компенсацию в размере 1,8 млрд евро, которую им присудил Европейский суд по правам человека за нарушение их прав на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство на родине.

«Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию РФ», — заявил глава КС Валерий Зорькин во время оглашения решения.

По словам Зорькина, постановление ЕСПЧ противоречит нормам российской Конституции. При этом компенсация, назначенная ЕСПЧ, в решении характеризуется как «беспрецедентная» и противоречащая «принципам равенства и справедливости». КС также постановил, что ЮКОС использовал «изощренные незаконные схемы» и проявил себя как «злостный неплательщик налогов», который прекратил существование, оставив крупную непогашенную задолженность. Согласно постановлению, деятельность компании «имела праворазрушающий эффект, препятствуя стабилизации конституционно-правового режима и публичного правопорядка». Как постановил КС, государству пришлось применить «меры ответственности», чтобы компенсировать причиненный ущерб. Материальные потери ЮКОСа КС назвал следствием «незаконных действий самой компании».

Это решение стало итогом рассмотрения запроса Минюста РФ «о невозможности исполнения» постановления ЕСПЧ о выплате бывшим акционерам ЮКОСа 1,8 млрд евро компенсации.

Обсуждение этого запроса проходило в декабре 2016 года.

Петр Саруханов / «Новая»

Декабрьское заседание проходило в открытом режиме в Санкт-Петербурге. Председательствовал лично глава КС Валерий Зорькин. В начале заседания Зорькин озвучил просьбу адвоката Пирса Гарднера, представляющего интересы заявителей по «делу ЮКОСа» против России» в ЕСПЧ, прочитать его письменный отзыв на запрос Минюста. «Господин Гарднер извинился и сообщил, что не может присутствовать на заседании. Но мне кажется, ничто не мешало ему приехать и выступить, задать вопросы участникам», — заявил Зорькин.

И отзыв Гарднера читать не стали. Слово сразу перешло к уполномоченному России при ЕСПЧ, замминистра юстиции Георгию Матюшкину. Так, согласно материалам дела, 31 июля 2014 года в рамках дела «ОАО Нефтяная компания «ЮКОС» против России» ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в возмещение материального ущерба в 1,8 млрд евро акционерам компании по состоянию на момент ее ликвидации в ноябре 2007 года и, в зависимости от ситуации, их преемникам и наследникам.

ЕСПЧ пришел к выводу, что ЮКОС понес ущерб вследствие ретроспективного взыскания штрафов за налоговые правонарушения за 2000 и 2001 гг. (1,3 млрд евро), 7% исполнительского сбора на эти штрафы (0,5 млрд евро), непропорционального характера исполнительных производств. Все это, постановил Страсбург, должно быть компенсировано.

Минюст РФ, в свою очередь, пришел к выводу «о невозможности» реализации решения, «поскольку оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней в истолковании ЕСПЧ, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ».

— Исполнение постановления ЕСПЧ невозможно, — говорил Матюшкин. — Законность штрафов, взысканных с компании ЮКОС, и законность исполнительского сбора подтверждена постановлениями КС РФ, где сбор определен как штрафная санкция за противодействие налоговым органам. Кроме того, компенсация присуждена неопределенному кругу лиц, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений Конвенции и которые не являлись стороной судебного процесса в ЕСПЧ. К тому же после завершения процедуры банкротства компания ЮКОС осталась должна кредиторам более 220 миллиардов рублей, из них 70 миллиардов — государству. Эти суммы не были взысканы с акционеров. ЕСПЧ посчитал: нет компании — нет и долгов. Но надо быть последовательными: нет компании — нет прав и обязанностей.

Представитель президента России Михаил Кротов поддержал Матюшкина, заявив, что, во-первых, ЮКОС «занимался мошеннической деятельностью», во-вторых, выплата компенсации акционерам «может отразиться на доходах россиян» — с учетом того, что «беспрецедентная» сумма взыскивается из федерального бюджета, «усматривается нарушение положений Конституции о социальном государстве». «Необоснованное увеличение размера компенсации, которая присуждается ЕСПЧ, в том числе с учетом роста инфляции, со всей очевидностью отразится на финансовой нагрузке российских налогоплательщиков. И, как следствие, на уровне их итогового дохода».

«Категорически» не исполнять решение Страсбурга по «делу ЮКОСа» призвал КС и представитель правительства Михаил Барщевский. По его словам, Россия «никому ничего не должна»: «Если бы я писал отзыв на запрос Минюста, я использовал бы всего два слова, как в старом еврейском анекдоте: никому ничего. Принять решение ЕСПЧ — значит дать ЕСПЧ право толковать нашу Конституцию. Это невозможно».

Полпред генпрокурора в КС Татьяна Васильева поддержала общее мнение: ЕСПЧ при вынесении этого решения «вмешался в национальный суверенитет России». Возмутилась Васильева и суммой компенсации: «Размер компенсации по этому делу значительно превышает размеры компенсаций, когда-либо присужденных по жалобам как против других стран, так и России. ЕСПЧ признал нарушенными права лиц, которые сами являются нарушителями закона. Компания ЮКОС умышленно нарушала российское законодательство, намеренно уходила от уплаты налогов…»

Под конец слушаний Зорькин попросил судью-докладчика все же процитировать отзыв Гарднера, заметив, что «заседание должно быть состязательным». В бумаге барристер оспаривал сам запрос Минюста в КС: «Чтобы решение ЕСПЧ было исполнено в Российской Федерации, оно не должно противоречить Конституции РФ. Постановление ЕСПЧ по «делу ЮКОСа» предусматривает выплату справедливой компенсации. Эти требования ни в коей мере не противоречат Конституции РФ. Тем более что в запросе Минюста не отражены позиции ЕСПЧ, напрямую противоречащие Конституции.

Таким образом, сам по себе запрос является недопустимым и ненадлежащим. Конституционный суд должен оставить его без рассмотрения».

Единственным, кто поддержал ЮКОС, стал член Совета по правам человека при президенте Илья Шаблинский. «Нет никаких оснований для выводов о том, что толкование Конвенции в решении Европейского суда как-либо расходится с положениями Конституции», — сказал он, отметив, что «нужно выстраивать не глухую стену, а мосты между нашей судебной системой и Европейским судом».

Добавим, что за несколько дней до этого заседания КС Комитет министров Совета Европы опубликовал четыре резолюции, посвященные делам с участием России. Комитет, в частности, напомнил России о «безусловных обязательствах» по исполнению решений Европейского суда. Речь в том числе шла как раз о деле бывших акционеров ЮКОСа.

Но не прислушались. В итоге создан прецедент, который, во-первых, способен вычеркнуть де-факто Россию из международно-правового пространства, а во-вторых, впервые закон, подписанный президентом, оказался значимее, нежели Конституционная норма. И вполне вероятно, соблазн воспользоваться этими механизмами будет возникать все чаще и чаще.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera