Колумнисты

Систему признать надо?

Чем дольше Россия отрицает любые обвинения в государственной допинговой программе, тем реальнее становится полная изоляция

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 7 от 25 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

14

Пора забыть про устоявшееся сочетание «допинговый скандал». Скандал — ​это нечто разовое и дискретное, а новости про российский допинг и борьбу с ним давно перешли в хроническую стадию, не знающую перерывов. Охват все шире, с глубиной хуже, с решением проблемы на уровне страны-фигуранта совсем плохо.

Делать вид, что ничего не происходит, не получится. Как в песне — ​никуда нам не деться от этого. Ни от показанной в США документальной ленты «Икар», ни от вечернего заседания в итальянской Антерсельве, ни от нового сюжета Хайо Зеппельта на канале ARD, ни от заявления «комитета 19-ти», ни от «письма 170-ти»…

После обнародования в конце прошлого года второй части доклада Ричарда Макларена ничего иного и ожидать было нельзя.

Спаситель Бессеберг

Последний перед мировым чемпионатом этап Кубка мира в Антерсельве должен был не только ответить на вопрос о готовности спортсменов, но и о том, допустят ли до главного старта сезона российских биатлонистов. Головная международная профильная организация предполагала за месяц разобраться с тем, что делать с находящимися под подозрением 29 россиянами из «списка Макларена».

Положение у главы Международного союза биатлонистов Андерса Бессеберга было хуже губернаторского. Пока созданная им рабочая комиссия вникала в суть дела, спортсмены из числа биатлонной элиты сами обратились с письмом, в котором требовали неотложного ужесточения мер по борьбе с допингом.

Экстренное заседание с приглашением самых авторитетных подписантов началось накануне последнего дня соревнований. Лидер Кубка мира француз Мартен Фуркад, чех Михал Шлезингер и представитель сборной США Лоуэлл Бэйли покинули высокое собрание, когда поняли, что драконовских решений по отношению к России принято не будет. Бессеберг объявил, что расследование в отношении 22 российских биатлонистов прекращено, «наказаны будут только те спортсмены, по которым будут прямые доказательства», а скоропалительно менять правила даже в угоду благородным намерениям его организация не намерена.

«Недруги» были шокированы, наши возликовали: бездоказательным проискам Макларена, наконец, дан отпор, можно не переживать по поводу участия в зимней Олимпиаде в Пхенчхане. Однако не все так просто. Да, норвежец следовал букве закона, а рабочая комиссия ничего кроме упоминания в докладе на большую часть подозреваемых не накопала. Но в отношении еще семи биатлонистов расследование продолжено. И внеочередной конгресс организации, который может принять устраивающие биатлонное сообщество изменения, должен собраться уже 9 февраля.

Если учесть, что Россия уже потеряла завершающий этап нынешнего Кубка мира в Тюмени и юниорский чемпионат мира в Острове Псковской области, то эйфория по крайней мере неуместна. Наших биатлонистов, и без того чуть не оказавшихся в положении изгоев, в случае ужесточения антидопинговых правил никто защищать не будет. Независимо оттого, «чистые» они или «грязные».

И никакой Бессеберг не поможет.

Раз кино, два кино

Выход документального фильма «Икар» Брайана Фогеля анонсировался еще прошлым летом. Фогель поначалу замахнулся на проблему допинга во вселенском масштабе, однако знакомство с Григорием Родченковым и эпопея экс-главы Московской антидопинговой лаборатории резко скорректировали замысел. В результате основная проблематика «Икара» свелась к истории ключевого фигуранта как подневольного автора и жертвы «российской государственной допинговой системы».

После премьеры зал аплодировал стоя. Критики отметили ленту как «захватывающую и открывающую глаза», «по­учительную и абсолютно невероятную». Из консультанта «с низкими этическими стандартами» и «аморального доктора» в процессе развития сюжета фигура Родченкова вырастает до непримиримого борца с системой, который чудесным образом спасся от преследований, но по-прежнему находится в опасности.

Первые российские отклики на творение Фогеля, который по фильму способствовал не только эволюции взглядов фигуранта, но и его побегу в США, разнообразием не отличались: ничего нового. Но дело-то не в том, что «предатель» не добавил фактов к уже известным, а в том, что «Икар» адресован самой широкой аудитории.

И тут же немецкий канал ARD продолжил серию разоблачений, начатую еще два с лишним года назад тележурналистом Хайо Зеппельтом. На фильм 10-минутный сюжет никак не тянул, но он явил миру нового правдолюбца, 26-летнего российского легкоатлета Андрея Дмитриева.

Дмитриев, в отличие от прежних главных героев Зеппельта четы Степановых, в допинговых историях не замешан, мстить никому не собирается, на немецкого журналиста он вышел сам из желания «рассказать правду». И не только рассказал, но и представил видеоролик, где отстраненный от работы за допинговые прегрешения знаменитый тренер Владимир Казарин продолжает преспокойно тренировать.

Все остальное, о чем поведал миру Андрей, в том числе утверждение о том, что для 70–80 процентов российских спортсменов использование допинга — ​обычное дело, какими-то фактами не подтверждено. Дмитриев вполне искренне и даже простодушно высказал свое мнение, каким бы неприятным оно ни выглядело. А с тем, что реальных подвижек в деле очищения от допинга «кроме формальных перестановок на самом верхнем уровне», как и с тем, что борьба «выглядит больше как имитация и показуха», в России могут согласиться многие.

Фильм Брайана Фогеля вышел за день до заседания в Антерсельве, сюжет Хайо Зеппельта — ​накануне визита в Москву представителей Международной ассоциации легкоатлетических федераций на предмет проверки того, как Всероссийская федерация легкой атлетики выполняет требования по восстановлению членства. Понятно, что российской стороне «киноистории» не добавили оптимизма.

Тем временем уже 12 легкоатлетов отправили в ИААФ заявки на разрешение выступать им под нейтральным флагом. То есть не за страну, а за себя. Открыла этот список чемпионка мира Мария Кучина, продолжили чемпион мира Сергей Шубенков, олимпийский чемпион Иван Ухов и другие известные спортсмены. «Сверху» им пенять не стали, зато от немалого количества соотечественников «нейтралы» получили по полной.

Что тоже давно не новость.

Сочинский шлейф

Как ни странно, нынешний зимний сезон складывается для российского спорта более чем успешно. Одно плохо — ​косые взгляды на себе чувствуют не только биатлонисты. Всех «зимников» догоняет идущий от Сочи‑2014 шлейф подозрений. Все международные федерации испытывают давление, каждая до окончания расследования МОК и принятых им решений не торопится бежать впереди паровоза.

Тьма не то чтобы сгущается, но и не рассеивается. Что касается реакции основательной части российского спортивного сообщества на последние события, то она достаточно стандартна. Бессеберга хвалят за самостоятельность. Андрею Дмитриеву объяснили, что это он «для них — ​информатор, а для нас — стукач». Григорию Родченкову заочно достается не только по общественной линии: в частности, Басманным судом наложен арест на дом в Московской области, где проживает его семья.

Виталий Мутко с высот своего вице-премьерства на заявление авторитетных антидопинговых организаций 19 стран, призвавших к полной изоляции спортивной России, ответил, что пусть они мочой занимаются и не лезут в политику. Новый сюжет Хайо Зеппельта Мутко не видел и знакомиться не собирается, посоветовав журналисту заняться допингом в Германии. И вообще Виталию Леонтьевичу не до мелочей, у него чемпионат мира по футболу на носу.

То, что доберутся и до ЧМ‑2018, его, похоже, не волнует.

Теги:
допинг
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera