Колумнисты

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй

Первый канал намерен сражаться за рейтинг

Этот материал вышел в № 8 от 27 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

29

Чудище выло, рычало, бесновалось, материлось, носилось по студии, тянуло татуированные лапищи к живым людям и, кажется, представляло серьезную угрозу для их жизни и здоровья. Во всяком случае, лица гостей в студии были напряжены, как и лицо ведущего, который из последних сил старался сохранить хладнокровие, но, видимо, пожалел, что не заказал клетку, обычно выставляемую на манеже во время выступления малопредсказуемых хищников, готовых в любой момент откусить голову укротителю и, вырвавшись на волю, покусать ни в чем не повинных зрителей.

Тем не менее программа «Пусть говорят» растянула представление аж на два вечера. Как ни крути, а это редкая удача — ​настоящий буйный, один вид которого буквально парализует публику и заставляет ее прильнуть к экрану.

В студии программы в очередной раз разбирали историю с завещанием, которое якобы составила в пользу Никиты Джигурды и Марины Анисиной бизнес-вумен Людмила Браташ, скончавшаяся год назад при невыясненных до конца обстоятельствах. Завещание пытаются оспорить родственники усопшей, считая Джигурду прямо или косвенно виновным в безвременной смерти женщины, а завещание — ​поддельным.

Впрочем, понять до конца, в чем там коллизия, было невозможно. Запущенный в студию и словно сорвавшийся с цепи «герой» хрипел, рычал и «лаяй», создавая бесконечную звуковую помеху, мешающую расслышать слова других участников шоу — ​родственников, их адвокатов, безуспешно пытающихся перекричать обезумевшего (или изначально безумного) Джигурду.

Вечер понедельника на Первом канале вообще выдался экстремальным, хотя ничто как будто этого не предвещало. Трамп наконец-то вступил в должность президента США, и не испортили обедни злые происки врагов, пытавшихся сорвать ему инаугурацию и омрачить праздник. Казалось бы, и нашему ТВ можно уже отдохнуть и расслабиться. Зрители, привыкшие к неизменной за долгие годы сетке вещания Первого канала, сели к телевизорам в ожидании любимого народного хита — ​программы «Давай поженимся». На чудиков, озабоченных матримониальными проблемами, смотреть забавно и приятно: «Ой, Вань, гляди, какие клоуны».

Но не тут-то было. Что называется, «без объявления войны», то есть без предварительных анонсов, на экране возник ведущий Артем Шейнин (запомнившийся зрителям по шокирующему признанию «Я тоже убивал» в шоу «Время покажет», ведущим которого он стал после ухода в законодатели Петра Толстого). Он и объявил старт нового ток-шоу под названием «Первая студия», которое полностью изменило привычный прайм-тайм Первого канала.

В этот день программу «Давай поженимся» вообще отменили! Не боясь народного гнева и возмущений ее фанатов! Вечерние шестичасовые новости сократили на 25 минут, запустив еще один их выпуск в 19.50 и посягнув на зрительскую святыню — ​«Пусть говорят», которая отодвинулась на целых 15 минут!

Что же случилось, спросите вы? Что заставило Первый канал поломать привычный зрителям прайм-тайм и в экстренном порядке ввести в него еще одно политическое шоу (дневное «Время покажет» тоже ведь никуда не делось — ​разве что поменяло ведущего: вместо Шейнина там теперь «зажигает» Анатолий Кузичев)?

А вот что. Под конец ушедшего года Первый канал впервые за долгие годы на какие-то сотые доли отстал от своего главного конкурента «России 1». По словам программного директора «России 1» и заместителя гендиректора ВГТРК Александра Нечаева, это стало возможно из-за точно выстроенной вечерней сетки вещания: когда политическое ток-шоу «60 минут» как бы подводит зрителей к «Вестям», а потом к сериалу и следующему за ним «Вечеру с Владимиром Соловьевым». «Мы сильно пересмотрели подход к старту и финалу прайма, — ​сказал Нечаев в интервью газете «Коммерсантъ». — ​В старте в 19.00 запущено шоу «60 минут»… Разговор его ведущих повторяет матрицу телесмотрения для зрителя — ​это ролевая модель, как можно в семье обсуждать такие темы. «60 минут» стали самым рейтинговым ежедневным дискуссионным шоу на всем ТВ в своем слоте в минувшем году». В наступившем году замдиректора ВГТРК предполагал как минимум сохранить достигнутое с боями первенство канала «Россия 1».

Петр Саруханов / «Новая»

Но не тут-то было. У Первого канала взыграло ретивое, и его топ-менеджеры решили не придумывать что-то новенькое (чем, в общем, всегда славились), а скопировать «матрицу», приведшую конкурента к успеху.

Полностью скопировать все-таки не удалось, о чем с бесхитростной прямотой и сообщил Артем Шейнин, открывая «Первую студию» и подтверждая версию об обострении конкурентной борьбы: «В прайм-тайме существует традиция вести программы семьями (имеется в виду семейный тандем Ольга Скабеева — Евгений Попов в «60 минутах». — И.П.). Я тоже свою звал, она говорит: я не хочу».

Ну зато эксперты, не кобенясь, радостно потянулись в «Первую студию» — ​всю такую шикарную, сверкающую огнями, оснащенную большими экранами, на которые выводятся сюжеты и инфографика с анимацией. А темы — ​все те же: Украина, Америка. И ор, который стоит во время их обсуждения, ничем не отличается от того же шоу «Время покажет» и «Пусть говорят» с Никитой Джигурдой. То же чудище, которое обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй.

«Трамп Трампом, но меня волнует Украина. Нам надо что-то делать с Украиной», — ​в первом же, премьерном выпуске «Первой студии» заявил Артем Шейнин. Типа, снова задружиться. Наладить отношения с братским народом.

О добрых намерениях красноречиво свидетельствуют названия программ, посвященных Украине: «Над пропастью по лжи», «Украина кривых зеркал», «Боевой гопак». Не менее дружелюбны и высказывания экспертов: «У власти на Украине находится шпана… военные преступники, которые специально раскручивают ненависть между нашими народами… преступный режим на Украине, захвативший власть, должен быть, как Гитлер, свергнут».

Попытки упорного Леонида Гозмана донести до зрителей простую мысль, что подобные высказывания оскорбляют Украину и украинский народ и лишь увеличивают пропасть между нашими странами и народами, наталкиваются на визг и вой других участников шоу. Шевченко, Делягин, Шаргунов, Кургинян, вопя хором, создают ту же звуковую помеху, которую создавал на шоу «Пусть говорят» Джигурда, отчего слова здравомыслящего Гозмана тонут в общем гомоне, практически нерегулируемом ведущим Шейниным. На этом фоне Скабеева с Поповым кажутся английскими аристократами, жестко пресекающими у себя в эфире этот дикий звуковой хаос и все-таки дающими слово редким инакомыслящим.

Ну а кто выиграет в этом соревновании агитаторов, горланов, главарей — ​покажет время. Зрителей жалко. Теперь у них нет выбора. Хотя «Давай поженимся» и вернули в эфир — ​но почти на два часа раньше. А после работы — ​извольте политпросвещаться. Я вам попереключаю!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera