Сюжеты

Где, кого, за что

Громкие процессы недели

Этот материал вышел в № 9 от 30 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

2

«Подсудимого не знаю, но скажу»

На суде по делу Максима Панфилова полицейские объяснили задержание на Болотной площади «неправильными лозунгами»

Фото: Открытая Россия

Суд: Замоскворецкий суд Москвы
Подсудимый: Максим Панфилов
Статьи: ч. 1 ст. 318 УК («Применение насилия в отношении представителя власти»), ч. 2 ст. 212 УК («Массовые беспорядки»)
Стадия: судебное следствие
Решение: еще нет

В Замоскворецком суде Москвы прошли заседания по уголовному делу Максима Панфилова — очередного фигуранта «болотного дела», задержанного в прошлом году. Суд допросил семерых «потерпевших» — сотрудников правоохранительных органов. При этом все они заявили, что не знают Панфилова.

Сторона защиты просила перенести допрос потерпевших, ссылаясь на отсутствие одного из адвокатов, а также на установленный ранее регламент процесса. «Мы хотим подготовиться, пересмотреть запись», — сказала адвокат Мария Куракина, отметив, что всего в «болотном деле» 91 потерпевший, по эпизоду Панфилова проходит только один из них — Владимир Филиппов. «Защита просит открыть тактику обвинения!» — не поддержала ходатайство защиты прокурор. Судья Елена Агеева ходатайство отклонила.

Первым допросили бойца ОМОНа Александра Кнехта, который 6 мая 2012 года стоял в цепочке у Большого Каменного моста. Он рассказал, что люди на площади вели себя агрессивно, выкрикивали лозунги и кидали «камни и все, что попадалось под руку». Однако он не смог вспомнить случаи насилия в отношении других сотрудников. Другой боец ОМОНа Сергей Савватеев стоял на рамках с металлоискателем, а позднее — в цепочке правоохранителей, которая замыкала шествие. Во время столкновений с протестующими ему в грудь попал камень. Третий потерпевший боец ОМОНа, Александр Бордюг, на большую часть вопросов отвечал, что ничего не помнит.

— Как можно вспомнить, что было пять лет назад?! — восклицал он.

Прокурор Севрюгина зачитала его показания, которые он дал на следствии 18 мая 2012 года. Согласно им, потерпевшего и еще троих омоновцев затащили в толпу. Бордюг же, по его словам, задерживал людей, которые «совершают насильственные действия».

Допрошенные следом еще четверо полицейских — Алексей Марченко, Павел Миненок, Юрий Крыжский и Дмитрий Шевченко — заявили, что не знают Панфилова. Зато они рассказали другое.

Марченко рассказал, что он был в группе задержания, которая состояла из четырех человек. Прорваться через толпу им помогли «приданные силы» — так называют сотрудников из других регионов. Павел Миненок также подтвердил, что на Болотной площади были не московские полицейские. Во время столкновений Миненку флагштоком повредили шлем. По его словам, некоторые протестующие бросали куски асфальта, бутылки и дымовые шашки. Потерпевший признал, что во время давки не были предприняты необходимые меры безопасности — полицейские лишь усилили цепочку, а не отошли назад.

Защита Панфилова как раз и настаивает на том, что давка на площади 6 мая 2012 года произошла в том числе из-за полиции. «Получается, действиями полиции создалась ситуация, при которой люди не могли свободно пройти через цепочку. Образовалась давка, приведшая к тем последствиям», — сказала «Новой» адвокат Мария Куракина.

…Юрий Крыжской в ходе допроса вспомнил, что от командира группы был приказ задерживать людей с плакатами. Однако он лично, как и другие его коллеги, задерживал и тех, кто выкрикивал лозунги. По словам полицейского, он пытался помочь коллеге, которого били протестующие, пробовал вытащить его из толпы, но сам оказался среди митингующих. Кто-то из них сорвал с него шлем и ударил по лицу.

Другие сотрудники ОМОНа отмечали на допросе, что принимали решения о том, кто является благонадежным лицом, а кто нет, «по внутреннему убеждению». Так, Виктор Колмаков, который ранее был потерпевшим по делу другого «болотника», Ивана Непомнящих, поведал, что задерживал тех, кто кричал «неправильные лозунги». Например, лозунг «Долой полицейское государство».

Следующее заседание по делу — 3 февраля.

В настоящее время помимо Панфилова под стражей в ожидании суда находится Дмитрий Бученков. Еще четверо отбывают наказание: Иван Непомнящих, Дмитрий Ишевский, Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев.

Александра Копачева,
«Новая»

«И» или «либо»

Чувашского координатора «Открытой России» обвиняют в пропаганде нацизма за размещение антифашистских роликов в интернете

Фото: Открытая Россия

Суд: Цивильский районный суд Чувашской республики
Подсудимый: Антон Кравченко
Статьи: ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ («Пропаганда нацистской символики»)
Стадия: начало рассмотрения
Решение: еще нет
Грозит: 15 суток ареста

27 января Цивильский районный суд Чувашской Республики должен был рассмотреть сразу 7 административных дел по обвинению активиста «Открытой России» Антона Кравченко в «пропаганде нацистской символики» (ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ).

Все семь дел были возбуждены из-за размещенных Антоном Кравченко видеороликов в «ВКонтакте» — шесть из них в 2011 году и один в 2013-м. Но «обнаружили» это все сотрудники ФСБ Чувашии только 13 января 2017 года, когда стало ясно, что Кравченко станет одним из учредителей «Открытой России» в республике (в конце января Кравченко официально вошел в совет движения). Именно после этого, как написано в акте исследований интернет-ресурса, «в ходе осуществления оперативно-служебной деятельности по мониторингу сети Интернет была обнаружена страница пользователя социальной сети «ВКонтакте» Антона Кравченко».

На этой странице правоохранители и обнаружили те самые видео­ролики, причем все они являются «репостами» — то есть Кравченко не произвел ни одного из них. Общая суть всех материалов: «фашизм — это плохо». Например, есть авторский видеофильм, снятый неким священнослужителем (с названием «Православие по-дьявольски»), где используются фрагменты из фильма Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», есть мультфильм про Сталина и Гитлера. В одном из роликов были кадры кинохроники, запечатлевшие вход советских войск в Берлин в конце Великой Отечественной войны — там, конечно, тоже есть изображения свастики.

Однако рассмотрение всех семи дел в суде не состоялось. «Потому что сотрудники полиции никак не могли оформить материалы — принесли только в три часа дня. Потом в суде еще полтора часа распределяли между судьями, в итоге три дела попали одной судье, и еще четыре — другой. Когда мы приступили в пятом часу вечера к рассмотрению первого дела, оказалось, что вместо самих видеозаписей к материалам приложены скриншоты, на которых запечатлены самые «удобные» кадры — свастика, Гитлер и так далее», — рассказал «Новой газете» защищавший Кравченко юрист Алексей Глухов.

Заседания по всем делам перенесли на 1 и 2 февраля. Среди прочего защита активиста «Открытой России» требует рассмотреть дела в той редакции административной статьи 20.3, которая действовала на период размещения роликов. Прошлая редакция отличалась от нынешней всего одним союзом — вместо «пропаганда либо публичное демонстрирование» нацистской символики было «пропаганда и публичное демонстрирование». То есть само по себе изображение свастики не являлось правонарушением, было важно, в каком контексте это произошло.

Александра Букварёва —
специально для «Новой»

«Не понял человек по-хорошему — еще раз в тюрьму»

В Конституционном суде обсудили «опасность личности» Ильдара Дадина

24 января Конституционный суд в Санкт-Петербурге рассмотрел жалобу Ильдара Дадина о неконституционности статьи 212.1 УК РФ «за неправильные митинги и пикеты».

Заседание получилось «открытым» — в кавычках потому, что почти все места в зале, рассчитанном на 120 человек, были заняты студентами Института права, по словам которых, сюда их вуз пригнал, пообещав «автомат». При этом многие журналисты и сторонники Дадина, большинство из которых приехали из Москвы и заранее записались на заседание через сайт КС, остались на улице. В зал удалось попасть только супруге Ильдара Дадина Анастасии Зотовой и еще нескольким «не студентам».

В заседании участвовали 15 судей КС, три адвоката Дадина — Ксения Костромина, Алексей Липцер и Сергей Голубок. Ходатайство об участии в слушаниях самого Дадина суд отклонил.

Со «стороны государства» были: Михаил Кротов (полномочный представитель президента), Михаил Барщевский (представитель правительства), Андрей Клишас (представитель Совета Федерации), Татьяна Касаева (представитель Госдумы) и Татьяна Васильева (представитель Генпрокуратуры). Все они ожидаемо выступили против удовлетворения жалобы Дадина, заявив, что статья 212.1 УК «не противоречит Конституции». Так, Татьяна Касаева сообщила, что в статье законодатель исходит «не из общественной опасности, а из личности нарушителя». Андрей Клишас отметил, что эта статья карает «сознательное неуважение к закону» и упомянул некую «опасность личности виновного».

Помимо довода о том, что статья 212.1 не противоречит Конституции, Михаил Кротов заявил, что  статья недостаточно строгая. Мол, ведь если человек отсидел по ней срок и вышел, он опять может нарушать административную статью о митингах. По его мнению, ранее судимые по ст. 212.1 должны подвергаться уголовной ответственности за первое же нарушение административной статьи. Эту точку зрения поддержал и Михаил Барщевский: «Ну да, странно, что на четвертый раз ответственность меньше, чем на третий. Не понял человек по-хорошему — еще раз, не понял снова — ну извини».

Представляющая МВД Гайк Марьян выразила озабоченность тем, что большей опасности, чем массовые акции, в России нет. Представитель Уполномоченного по правам человека Иван Соловьев заявил, что статья 212.1 «соответствует реалиям сегодняшнего дня». В ответ адвокат Сергей Голубок напомнил, что в докладе Уполномоченного по правам человека (в бытность на этом посту Эллы Памфиловой) статья 212.1 называлась «неконституционной».

Итоговое решение КС вынесет через несколько недель.

Адвокат Ксения Костромина так прокомментировала «Новой» заседание КС: «Все оппоненты в один голос указывали на некий огромный уровень общественной опасности нарушений правил пикетирования. В чем состоит эта опасность и чем она подтверждается, объяснить не смогли. В диспозиции статьи 212.1 также не прописано, в чем состоит общественная опасность, хотя статья предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет. В деле Ильдара Дадина, о чем мы напомнили суду, не было ни одного потерпевшего и ущерба — общественная опасность его деяний никак не описана».

Гражданский активист Ильдар Дадин стал первым осужденным по уголовной статье о «неправильных митингах» 212.1 УК РФ. Басманный суд приговорил его к 3 годам лишения свободы. Мосгорсуд снизил срок до 2,5 года.

Александра Букварёва —
специально для «Новой»

«Приговор судья напишет быстро»

Процесс по делу Навального и Офицерова подходит к концу

Суд: Ленинский районный суд Кирова
Подсудимые: Алексей Навальный и Петр Офицеров
Статьи: ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ (организация растраты чужого имущества в особо крупном размере)
Стадия: повторный процесс, стадия судебного следствия
Грозит: до 10 лет заключения

В Ленинском районном суде города Кирова подходит к завершению повторное рассмотрение уголовного дела в отношении оппозиционера Алексея Навального и бизнесмена Петра Офицерова. Напомним, приговор 2013 года недавно отменил Верховный суд РФ, согласуясь с решением Европейского суда по правам человека, но не просто снял судимость, а отправил дело в тот же суд на новое рассмотрение.

Во время этого повторного процесса Навальный объявил, что пойдет в президенты на будущих выборах, и начал собирать деньги на кампанию: право выдвигаться вернулось к политику с отменой приговора, но, если его не оправдают в этот раз, президентская кампания кончится не начавшись.

На прошлой неделе в Кирове допрашивали свидетелей обвинения — бывших сотрудников разорившегося «Кировлеса» и директоров лесхозов, подконтрольных этому предприятию. В суд даже пришел ключевой свидетель обвинения — бывший директор КОГУП «Кировлес» Вячеслав Опалев (он тоже был осужден, но в особом порядке, получил условный срок), и во многом на его показаниях строится обвинение. Как и в 2013 году, Опалев в основном повторял, что ничего не помнит. «Вот если вы читали мой приговор, там все сказано, мне нечего больше сказать», — отвечал он Навальному, уточняющему, являлись ли они с Опалевым членами одной преступной группы. Свидетель потребовал от журналистов его не снимать, так как ему от этого «может стать плохо». Прокуроры настояли на том, чтобы зачитать показания свидетеля, данные им на следствии. Эта тактика сводит на нет все усилия защиты по выуживанию из свидетеля фактов.

Повторный суд идет в спешке. 19 января судья Втюрин внезапно назначил заседания на 16 дней подряд. Адвокаты возразили, что не смогут быть из-за занятости по другим делам, но вскоре все остальные заседания с их участием в совершенно разных судах внезапно и синхронно отменились, причем судья заявлял: «А вы знаете, что у вас занятости не будет?» — даже раньше, чем адвокат получал звонок об отмене заседаний по другому делу.

Такая спешка рождала подозрения, что на этот раз срок Навальному и Офицерову будет не условным, а реальным. Более того, в коридоре суда адвокаты услышали разговор двух сотрудников: якобы председателю суда Зайцеву в Верховном суде дали указание назначить и Навальному, и Офицерову реальные сроки. В зале суда это озвучила адвокат Офицерова Светлана Давыдова. И на этом основании объявила судье Втюрину очередной отвод, который он буднично отклонил.

Эти чудеса прекратились в среду, когда занятость адвоката Давыдовой в другом деле — арестном (а они имеют приоритет) так и не отменилась: иначе бы ее подзащитного пришлось выпустить на свободу. Заседания по «делу Кировлеса» возобновятся на следующей неделе.

По этому же делу осталась всего пара заседаний — свидетели обвинения кончились, а защита обещала высказать все свои аргументы коротко: им остается только повторить то, что они уже говорили два с половиной года назад. Дальше — прения, последние слова подсудимых и приговор. С учетом спешки можно предполагать, что приговор судья напишет быстро.

Наталия Зотова,
«Новая»

Где, кого, за что

«Дело Гайзера» передают в суд

Главное управление по расследованию особо важных дел СК РФ завершило расследование уголовного дела в отношении экс-главы Республики Коми Вячеслава Гайзера, обвиняемого в мошенничестве в особо крупном размере, и еще 15 обвиняемых. Как сообщили в пресс-службе Следственного комитета, в отдельное производство выделены уголовные дела в отношении 16 обвиняемых, совершавших преступления в составе преступного сообщества. В зависимости от роли каждого им предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьей 210, статьей 159, пунктами «а», «б» части 4 статьи 174.1, частью 6 статьи 290 УК РФ (организация и участие в преступном сообществе; мошенничество; легализация (отмывание) денежных средств, полученных в результате совершения преступления; получение взятки). Следственные действия в отношении этих лиц завершены, обвиняемые вместе со своими защитниками приступили к ознакомлению с материалами уголовного дела. По данным СКР, двое обвиняемых полностью признали свою вину и заключили соглашения со следствием. Расследование по основному делу продолжается.

По версии следствия, преступное сообщество, в которое входили обвиняемые, было создано в 2006 году. Им руководили Гайзер, Владимир Торлопов, Александр Зарубин, Александр Чернов и Валерий Веселов. По данным ведомства, Республике Коми был причинен ущерб на сумму 3,5 миллиарда рублей.

Под арестом находятся экс-глава республики Гайзер, бывший заместитель председателя правительства Коми Константин Ромаданов, экс-председатель Госсовета республики Игорь Ковзель, экс-заместитель главы Коми Александр Чернов, а также ряд других фигурантов дела. В августе прошлого года один из обвиняемых — гендиректор «Комижилстрой» Антон Фаерштейн — умер в СИЗО «Матросская тишина».

Угнали «Чайку»

Гособвинитель попросил Савеловский суд Москвы назначить Антону Рыжову и Сергею Митрофанову, обвиняемым в угоне без цели хищения принадлежащего Генеральной прокуратуре автомобиля ГАЗ-14 «Чайка», наказание в виде пяти и четырех лет лишения свободы соответственно. 27 января суд приступил к прениям сторон по делу. Подсудимые признали свою вину.

Автомобиль ГАЗ-14 был угнан 6 июня 2016 года во время планового техобслуживания. По данным полиции, погоня началась на Кожевнической улице, когда сотрудники ДПС остановили «Чайку» с затонированными стеклами — во время проверки документов водителя пассажир раритетного авто перебрался на водительское кресло и попытался скрыться. И был задержан лишь после того, как сотрудники полиции прострелили колесо «Чайки».

Крест на Дзержинском

Краснодарский краевой суд признал законным административный арест на 15 суток художника Алексея Кнедляковского, установившего крест на бюсте Дзержинского. Кнедляковский был арестован по решению Ленинского районного суда Краснодара 23 декабря 2016 года. Суд отказался перенести заседание, несмотря на то, что на нем не мог присутствовать адвокат художника. Кнедляковский считает, что правоохранительные органы не только не доказали его причастность к акции, но и сам факт события правонарушения. В суде в качестве доказательства была предъявлена видеозапись, на которой смутно различимы силуэты людей возле бюста.

Дело «моста Немцова»

Тверской районный суд Москвы вернул в полицию материалы административных дел, заведенных на трех человек, задержанных 16 января у мемориала Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту. Им вменялось проведение несогласованного пикета. При этом никакого пикета не было. Регулярно дежурящий на мосту Иван Шаравин находился в тот момент около мемориала вместе с Мариной Лебедевой, которая принесла дежурящим термос, а Борис Казадаев подошел почтить память Немцова.

«Дело ЮКОСа»

Запрос Минюста России о возможности не исполнять решение ЕСПЧ не являлся допустимым. Такое мнение выразил судья Конституционного суда Владимир Ярославцев. «Полагаю, что <...> производство по делу подлежит прекращению», — говорится в его особом мнении.

По мнению Ярославцева, Минюсту «не следует искать легких путей разрешения вопроса» через обращение в КС, а необходимо продолжить диалог с Комитетом министров Совета Европы. «Обращение не может быть допустимым и в силу действия принципа nemo judex in propria causa (никто не может быть судьей в собственном деле), поскольку вывод ЕСПЧ о нарушении Конвенции во многом был обусловлен установлением нарушения принципа законности постановлением Конституционного суда от 14 июля 2005 года», — подчеркнул Ярославцев. Тогда КС признал положения статьи 113 Налогового кодекса РФ не противоречащими Конституции.

Напомним, 19 января КС одобрил отказ России не выплачивать компенсации экс-акционерам ЮКОСа в размере 1,8 млрд евро.

Вера Челищева,
«Новая» и «ОВД-Инфо»

Теги:
суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera