Интервью

Золото сайта

Сотрудники благотворительных фондов России отмечают небывалый рост сборов пожертвований

Фото: facebook Саши Бабкиной

Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

1
 

Многие связывают этот взлет с проектом «Добро Mail.Ru» и его молодым организатором и руководителем Сашей Бабкиной (31 год). Например, вот пишет фонд «Орби»: «…Наш фонд очень часто работает со взрослыми людьми, перенесшими инсульт, а взрослым помогают значительно реже, чем детям. Но с возникновением «Добро Mail.Ru« ситуация в корне изменилась! Теперь мы собираем невероятные когда-то суммы в 300 тысяч рублей на реабилитацию наших подопечных. Огромное спасибо!»

Впервые о проекте «Добро Mail.Ru» широкая публика узнала в 2013 году, когда были опубликованы шокирующие факты: россияне готовы помогать, но — не всем. Если несчастье случилось с малышом, ему будут готовы помочь 83% пользователей интернета. Если с дедушкой-бабушкой — 53%. Логично предположить, что на третьем месте в «рейтинге предпочтений» были бы просто взрослые люди, но нет — после «малых и старых» шли кошки и собаки (43% пользователей интернета готовы были помогать животным). На четвертое место жертвователи ставили экологические проекты, и только на пятое — взрослых. Таковы были данные совместного исследования ВЦИОМа и проекта «Добро Mail.Ru».

За три года ситуация изменилась радикально. Люди словно поняли: случись что со взрослым членом семьи, пострадают все — плохо будет и детям, и старикам, потому что именно на взрослом все и держится. Но ему не помогут из-за бессмысленного стереотипа: должен выбираться из всех бед самостоятельно.

— Три года назад, когда мы начинали проект, самым гиблым делом было начать сбор средств взрослому человеку, например на жизненно необходимую операцию, — рассказывает руководитель проекта «Добро Mail.Ru» Саша Бабкина. — Это всегда был провал, мы не могли собрать и половины нужной суммы. Поэтому, когда мы впервые собрали первые 50 тысяч рублей, это было немыслимой победой! И она была связана с тем, что нам удалось связать взрослого с ребенком.

— То есть вы готовы помогать детям: вот вам ребенок, его папе плохо, помогите ему ради ребенка?

— Да, мы заигрывали с нашими пользователями как могли. Потом этот прием использовали многие фонды, и это срабатывало. Но не всегда, потому что не у всех взрослых есть маленькие дети и пожилые родители.

И тогда в начале 2016 года мы провели новое исследование, на этот раз — совместно с Фондом общественного мнения (ФОМ). Мы хотели получить ответы на больные вопросы: что с нами не так, что благотворителям мешает помогать всем нуждающимся независимо от возраста? И если с ВЦИОМом мы брали только интернет-аудиторию, то ФОМ исследовал офлайн-сообщество, и выяснилось, что меньше одного процента населения готовы выбрать среди прочих проектов помощь тяжелобольному взрослому человеку. Незнакомому ребенку они помогут охотнее, чем взрослому в беде, даже знакомому. Но ключевым вдруг оказалось понимание: случись лично с вами что-то, вам тоже никто не станет помогать. Никто!

— Я помню, в этом исследовании многие сомневались: слишком шокировали выводы.

— Да, говорили, что, может, методика была неправильная или вопросы сформулированы не так. Но в конечном итоге все приходили к выводу, что так оно и есть. Это стереотип: взрослый — сам выпутывайся. Изменить его можно только одним способом — начать самим помогать взрослым. Забегая вперед, скажу, что сегодня в нашем проекте уже более 2 тысяч человек, которые всегда помогают взрослым.

— Как это удалось?

— Прежде всего помогло то, что о наших исследованиях заговорили. А еще мы продолжали искать новые формы, чтобы как-то по-другому рассказывать о взрослых, попавших в беду. Многие фонды говорили о взрослых как о маленьких: он беспомощен, нужна поддержка. Никакой прямой речи самого человека. И мы начали со взрослыми, которым собирали помощь, знакомить благотворителей. С прямой речью, с подробностями. Для жертвователей крайне важно знать, что после того, как ты внес вклад, все прошло успешно. Мы всегда об этом рассказываем: вот, к примеру, Инна Бубнова, которой пользователи «Добра Mail.Ru» помогли собрать часть средств для оплаты поиска донора костного мозга в зарубежном регистре, вернулась домой к сынишке Егору, который так тосковал, что называл мамой всех — папу, бабушку, тетю… Инне, подопечной Фонда борьбы с лейкемией, помогли у нас, на «Добре», 847 человек.

Ситуация выровнялась. У нас некоторые месяцы вообще идут на равных проекты для детей и для взрослых. Это круто. Детские не проиграли нисколько, просто мы поменяли подход к теме взрослых, и поток благотворительных пожертвований вырос. Мы уже сейчас успешно завершили 72% проектов по помощи взрослым.

— Правильно ли я понимаю, что вы помогаете не напрямую людям, а именно подопечным разных фондов?

— Да, мы сотрудничаем со 110 благотворительными фондами из 24 регионов России. Это самые надежные, тщательно проверенные, честные фонды. Просто не у всех есть Чулпан Хаматова или Костя Хабенский. Мы помогаем нашим добрым людям видеть эти благотворительные организации в разных уголках страны. Видеть их подопечных. Понимаете, вокруг любого фонда с годами образуются прочные сообщества, и всякий раз, с каждым новым проектом, благотворители, по сути, обращаются к одним и тем же людям. Наш благотворитель молод: больше всего жертвуют деньги на «Добре» люди от 25 до 34 лет (36%) и от 35 до 44 (26%). Как только мы запустили мобильную версию сервиса, число пользователей, которые настроили автоматические списания в пользу фондов на «Добре», выросло в 10 раз с 2014 года. У нас теперь можно делать пожертвования, вообще не выходя из социальных сетей, потому что заработало приложение «Добра Mail.Ru» для сообществ в «ВКонтакте».

— Многие в социальных сетях пишут, что с появлением вашего проекта помогать людям стало буквально нормой.

— Это связано сразу с несколькими вещами. Мы стараемся убирать барьеры, стереотипы, много времени уделяем просветительским проектам, инфографике, конференциям. А еще очень бережно относимся к тому, какие письма о проектах наш пользователь получает. Тщательно подбираем. Если бы он получал рассылку сразу от нескольких фондов, он бы просто захлебнулся в потоке горя. А мы думаем о комфорте помогающего.

Письма от фондов мы часто переписываем, чтобы минимизировать ощущения беды и печали. Потому что это как раз то, на чем зарабатывают мошенники, — удар по сердцу. А мы думаем о том, чтобы у человека помогающего оно не разрывалось всякий раз. Мы стараемся находить те фотографии нуждающегося человека, на которых он здоров. Мы говорим, что можем все вместе вернуть его к такому же, прежнему. Понимаете, если мы заполним сайт фотографиями горя, наши пользователи станут жертвами эмоционального насилия. Это невозможно все время читать в таком количестве. Мы видим, как коллеги в фондах выгорают, да и мы тоже, постоянно видя эти исходники, бываем не в лучшем состоянии. Помогающий должен быть в порядке, тогда все получится… Ему должно быть легко и удобно помогать. На «Добре» это легко и удобно.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera