Комментарии

Осужденные с рожденья

В Красноярской колонии заключенных женщин грозят разлучить с новорожденными детьми — чтобы не жаловались

Фото: РИА Новости

Общество

Ольга Киюцинаруководитель Института проблем современного общества

6

Полтора месяца назад я обратилась к Уполномоченному по правам человека с просьбой обратить внимание на проблему детей, рожденных в местах лишения свободы. О проблемах в конкретном учреждении — КП-48, расположенном в поселке Курдояки Красноярского края, мы узнали полгода назад. В эту колонию-поселение привозят женщин на последних сроках беременности и оставляют вплоть до достижения детьми трехлетнего возраста.

Мы писали во все инстанции о том, что условия в колонии просто ужасающие и что они никак не подходят для содержания детей. А отношение к молодым матерям и их детям со стороны администрации просто скотское.

Что детей нормально не кормят. Что над кормящими матерями сотрудники ФСИН откровенно издеваются, не дают ни присесть, ни прилечь, не обеспечивают их нормальным питанием. Из-за чего у матерей попросту пропадает молоко. Что из столовой даже кусок хлеба вынести нельзя, не получив взыскание.

Из ответа ГУФСИН по Красноярскому краю:

«В соответствии с п. 15 ПВРУ ИУ осужденным запрещается:

находиться на спальных местах, в не отведенное для сна распорядком дня время, употреблять пищу в не предусмотренных для этого местах, а также выносить продукты питания из столовой без разрешения администрации… Сам факт наличия беременности или грудного ребенка не дает осужденной право на нахождение на спальном месте».

Беременные женщины вынуждены посещать уличный (надворный) туалет. Притом что температура воздуха в зимний период в этих местах нередко опускается до минус 30—40 градусов. Причем эти условия созданы не для каких-то матерых уголовников, а для женщин, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности. И тех, кого за хорошее поведение в виде поощрения перевели с более строгого режима. Но здесь про нормальное человеческое отношение просто не знают. Здесь Краслаг. Так это место называют еще со времен ГУЛАГа. Работают здесь династии тюремщиков. Из поколения в поколение передающие «опыт» общения со «спецконтингентом».

Сама колония расположена в глухой тайге. В четырехстах километрах от краевого центра и в пятидесяти километрах от ближайшего города и ближайшей больницы. Хотя (согласно статистике самой ФСИН) всего 11% новорожденных в тюрьмах здоровы, 23% детей появляются на свет с хроническими заболеваниями, а 1% рождающихся — инвалиды.

Какому умнику пришла в голову мысль отправлять рожениц в учреждение, находящееся в столь большой зоне риска, в глуши? В том числе вдали от так помпезно запущенных перинатальных центров? Или этих детей не жалко, и в случае проблем со здоровьем их можно просто списать со счетов?

Про контролирующие органы

Проблема показалась мне настолько серьезной, что я решила озвучить ее сразу на самом высоком уровне. Второму человеку в системе ФСИН генералу А.А. Рудому, к которому попала на личный прием в августе прошлого года. Генерал меня выслушал и сказал: «Если выяснится, что это правда, кому-то будет очень больно». И взял вопрос под личный контроль.

Потом посыпались отписки из контролирующих органов. Где говорилось о том, в каких прекрасных условиях живут дети и их матери. Правда, в ответе из ГУФСИН несколько смущало, что предназначенные для детей продукты заменяют на другие продукты, в том числе «молоко на молоко». Сметаны, сыра, других кисломолочных продуктов дети попросту не видели. Так же, как и свежих фруктов.

Но контролирующие органы искреннее посчитали, что это вполне нормально. Более того, так посчитала и Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае Ирина Мирошникова. Она прислала ответ, который почему-то слово в слово повторял размещенное на сайте ГУФСИН по Красноярскому краю сообщение о том, что питание детей организовано в соответствии с нормами.

Из ответа ГУФСИН по Красноярскому краю:

«В настоящий момент на довольствии состоит 6 беременных и 31 осужденная женщина с детьми до 3-х лет, в том числе 3 кормящих женщины. В связи с территориальной отдаленностью учреждения от районных центров и сложностями доставки скоропортящихся продуктов — сыра, сметаны, молока, свежих фруктов — производится замена на молоко и сок, согласно нормам замены одних продуктов питания другими».

ГУФСИН по Красноярскому краю отписалась, что в 2016 году был заключен госконтракт на поставку продуктов питания для детей на сумму 533 тыс. руб. Забыв при этом упомянуть, что этот контракт был заключен именно после наших жалоб. А также то, что до этого контракты на поставку питания для детей не заключались. По крайней мере мы таковых не нашли. В ответах особо подчеркивалось, что все дети находятся на искуссственном вскармливании. В колонии не осталось ни одной кормящей матери. И это только подтверждает слова одного из родственников осужденной о том, что питание матерей настолько скудное, а стресс настолько сильный, что молоко попросу пропадает.

Из ответа ГУФСИН по Красноярскому краю:

«На сегодняшний день в учреждении содержатся 25 осужденных женщин-матерей с 28 детьми: из них до 1 года — 20 детей, 1—2 года — 6 детей, 2—3 года — 2 ребенка. При этом необходимо отметить, что в учреждении не отбывает наказание ни одной кормящей матери. Все дети первого года жизни находятся на искусственном вскармливании. Жалоб на доступность и качество предоставляемых продуктов для искусственного вскармливания от женщин не поступало».

В ответе уполномоченного по правам ребенка в Красноярском крае Ирины Мирошниковой содержалась откровенная угроза. Нам сообщалось, что нахождение малолетних детей с осужденными матерями в учреждениях подобного типа (колония-поселение) нормами федерального законодательства не предусмотрено. И что альтернативой является только разлучение матери и ребенка, вывод детей с территории учреждения, передача их в семьи родственников, опекунов или в детские учреждения края. В общем, «будете жаловаться, отберем детей».

Из ответа уполномоченного по правам ребенка в Красноярском крае:

«Нахождение малолетних детей с осужденными матерями в учреждениях подобного типа (колония-поселение) нормами федерального законодательства не предусмотрено. Данное решение в рамках системы ГУФСИН было принято свыше 10 лет назад в целях социализации женщин-матерей, отбывающих наказание… Альтернативой данному решению является только разлучение матери и ребенка, вывод детей с территории учреждения, передача их в семьи родственников, опекунов или в детские учреждения края».

И это несмотря на утверждения ФСИН о том, что слухи о помещении детей в детские дома не соответствуют действительности. Поскольку и общественники, и родственники осужденных не перестали требовать соблюдения прав детей, угроза была тут же реализована. Приехавшие в колонию-поселение сотрудники органов опеки и попечительства стали требовать от матерей передать детей родственникам или в детский дом. В противном случае матерям пригрозили найти повод лишить их родительских прав.

Многие матери написали отказы. Просто потому что боятся за своих детей: после лишения родительских прав восстановить их крайне сложно. Хотя добровольно расставаться с детьми никто не хотел. Тех, кто не написал отказы, продолжили шантажировать. Теперь ответ пришел уже из аппарата Общественной палаты Российской Федерации. Почему-то именно туда обращения родственников и общественников были перенаправлены Уполномоченной по правам ребенка при президенте РФ Анны Кузнецовой.

Из ответа аппарата Общественной палаты РФ:

«Информирую Вас о том, что в сентябре 2016 г. прокуратурой внесено представление об устранении нарушений в деятельности ФКУ КП-48. В числе выявленных нарушений законодательства указано, что в КП-48 содержались 29 детей, для которых не создано надлежащей социальной инфраструктуры… Для обеспечения интересов детей, Минобразом Красноярского края с участием прокуратуры и регионального уполномоченного по правам ребенка решается вопрос о временной передаче детей, содержащихся в КП-48, на попечение родственников осужденных или в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Общественная палата, Министерство образования и науки Красноярского края, региональный уполномоченный по правам ребенка, органы опеки и опечительства и прокуратура заняты решением вопроса о том, чтобы забрать детей у матерей. Хотя единственный возможный способ это сделать — лишить матерей родительских прав. Или заставить отказаться от детей якобы добровольно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera