Комментарии

«Дело Дадина» живет и побеждает

Гражданская активность редко бывает одноразовой, и поэтому решение Конституционного суда в этом случае принципиально важно

Кадр: Youtube

Политика

2

«Дело Ильдара Дадина», чья жалоба на законность статьи 212.1 УК РФ (позволившей упечь его в далекую колонию за повторный мирный пикет), дошла до Конституционного суда РФ, притягивает к себе все большее общественное внимание. Значит ли это, что ошибаются социологи, когда утверждают, что российских граждан волнуют только права в сфере ЖКХ, а значение политических свобод понимает не более двух процентов населения?

Ответы в анкетах, как и статистику жалоб, в этом случае надо оценивать с осторожностью: жалоба на протекшую крышу по крайней мере безопасна для заявителя, а обжалование действий полиции на митинге, не говоря уже о жалобах на пытки, — нет. По-своему на этот вопрос отвечает и законодатель: если бы «политика» на самом деле никого не интересовала, зачем бы было постоянно ужесточать требования к проведению массовых мероприятий и даже скрупулезно мерить расстояния между одиночными пикетами?

Конечно, остроту сюжету придают и перипетии личной судьбы Ильдара, но все же предмет обсуждения гораздо шире, чем просто юридический спор. В его центре проблема взаимного доверия между обществом и властью, в частности — вопрос о доверии граждан к так называемым государственным правозащитным институтам.

Суть будущего решения КС РФ будет состоять в определении баланса между политическими свободами и требованиями общественной безопасности. При каких-то условиях массовые акции действительно способны перерасти в массовые беспорядки, на что указывают представители силовых структур. Но неужели им — со всей их постоянно возрастающей мощью и численностью — одиночный пикет Дадина в самом деле кажется «преступным», то есть не менее опасным, чем коррупция или торговля наркотиками?

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и предыдущий Уполномоченный по правам человека в РФ и прежде поднимали вопрос о неконституционности и негуманности статьи 212.1 УК РФ. Одно время даже позиция Генпрокуратуры РФ также состояла в том, что повторное нарушение закона не может рассматриваться как обстоятельство, повышающее степень опасности одних и тех же действий до уровня, характерного для преступлений.

Наверное, не только следящие за процессом граждане, но и судьи КС особенно ждали мнения Уполномоченного по правам человека в РФ. Федеральный омбудсмен — тоже не персональный уполномоченный только по правам Дадина. Он же — защитник прав идущего мимо пикета политически индифферентного «Иванова» и мирно отдыхающего на балконе соседнего дома «Петрова». С другой стороны,

от возможности реализации политических прав в огромной степени зависят и все остальные, включая возможность достучаться до власти хоть по поводу отсутствия в кране воды.

«В оспариваемой норме во внимание принимается изменившееся свойство субъекта, совершающего новое правонарушение, — произнес в КС представитель Уполномоченного по правам человека, — … изменившееся качество… требует привлечения к уголовной ответственности».

Гражданская активность редко бывает «одноразовой», обычно такие люди последовательно участвуют в различных акциях. Но даже если каждая из них сама по себе законна, такой активист заранее объявляется преступником. Лучше вовсе не дожидаться, когда он выйдет на улицу, а лишать его свободы «превентивно» — вот что вытекает из позиции Уполномоченного по правам человека, которая была представлена в КС.

Запретительными и репрессивными мерами, может быть, и можно снизить уличную политическую активность, но ими нельзя добиться роста доверия к власти. Круговая оборона от гражданской активности не столько повышает общественную безопасность, сколько снижает уровень доверия граждан к государственным институтам, в частности, увы, и к институту Уполномоченного по правам человека.

«Дело Дадина» обрастает между тем все новыми проявлениями государственного насилия. Тверской суд Москвы назначил штраф в 10 000 рублей Константину Цэльмсу за участие в одиночном пикете у здания Генпрокуратуры РФ в поддержку Ильдара. Жене Дадина Анастасии Зотовой было отказано в проведении акции в защиту активиста со ссылкой на то, что пикетчики не вправе «ставить под сомнения решения суда». Почему не вправе и какие же вопросы остаются для решения в Конституционном суде, если все уже решил префект?

В порядке подготовки к участию в этом заседании КС в аппарат Уполномоченного по правам человека поступило, насколько мне известно, несколько заключений уважаемых научно-исследовательских и экспертных организаций. Но экспертов надо слушать, а не слушаться — «взвешенная» позиция в таком вопросе не может заменить собственную, обусловленную предназначением именно этого института «государственной правозащиты».

Ирина Скупова, уполномоченный по правам человека в Самарской области в 2004—2014 годах

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera