Комментарии

Движение «Антимандат»: как ликвидируют последнюю возможность для уличных акций

Единороссы внесли в Думу законопроект, приравнивающий встречи с избирателями к митингам

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

Этот материал вышел в № 12 от 6 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Вишневскийобозреватель

13

Единороссы решили ликвидировать одну из последних возможностей для уличных акций. Встречи депутатов с избирателями, до сих пор проводившиеся беспрепятственно, будут приравнены к митингам, требующим согласования властей. И могущим оказаться под запретом под любым абсурдным предлогом. По мотивам событий вокруг Исаакия в Петербурге в Думу оперативно внесен соответствующий законопроект.

Понятно, что встреч «правильных» депутатов с избирателями это касаться не будет (впрочем, они их почти и не проводят). Закон пишется исключительно для того, чтобы ограничить депутатскую деятельность немногих оставшихся «неправильных». И чтобы ограничить протестную активность тех избирателей, кто их поддерживает и рассчитывает на их помощь.

Ужесточение правил проведения митингов и собраний, проведенное в последние годы, дало властям почти неограниченные возможности воспрепятствовать публичной активности граждан. Митинг или пикет могут издевательски предложить перенести в другое место — где его никто не заметит, демонстрацию или шествие — отказаться согласовать под предлогом «создания помех для пешеходов». Если никаких убедительных причин не придумать — в ход идет отработанный прием: якобы на это же место и время была подана и уже согласована более ранняя заявка. Обжаловать эти «предложения, от которых нельзя отказаться» или отказы в суде практически безнадежно: примеры положительных для заявителей решений автору неизвестны.

Поэтому в Петербурге, как и в других городах, при гражданских протестах: против «уплотнительной застройки», вырубки скверов и парков, разрушения исторических зданий, прокладки скоростных трасс под окнами домов, — в случае отказов властей согласовать митинг или пикет используют формат встреч депутатов (как правило, оппозиционных) с избирателями. Автору не один раз приходилось таким путем приходить на помощь гражданам, желавшим собраться для защиты своих прав.

Последний и, наверное, самый яркий пример — когда защитники Исаакиевского собора от его передачи церковникам пытались в Петербурге согласовать митинг на Марсовом поле, но получили один за другим два отказа — якобы там же намерены собираться сторонники передачи собора. Петербуржцы, как известно, все-таки собрались на Марсовом поле — но в другом формате: это было объявлено встречей оппозиционных депутатов (в том числе автора) с избирателями.

На встречу в субботу 28 января пришло около трех тысяч человек — а на заявленный «массовый митинг» сторонников передачи Исаакия не набралось и трех десятков. И контраст (а также успех «несогласованной» акции) был столь очевиден, что напуганные единороссы приняли немедленные меры.

Уже через четыре дня — 1 февраля — на заседание городского парламента «медвежьей» фракцией был спешно вынесен и тут же принят в первом чтении проект закона, приравнивающий встречи с избирателями к митингам и пикетам, требующим согласования.

А то, мол, «под видом встречи с избирателями будет устроен Майдан» (это слово, как известно, вызывает у российских властей панический ужас).

В декабре аналогичный закон уже был принят в Москве — и уже тогда не вызывало сомнений, что это лишь первая ласточка. Когда же закон приняли и в Петербурге, стало понятно, что выдвижение федеральной инициативы — лишь вопрос времени.

Времени, как выяснилось, потребовалось немного: один день. В четверг 2 февраля единоросс Ирина Белых поспешила внести в Госдуму проект закона, по которому встречи депутатов всех уровней (от Госдумы до муниципальных) должны проводиться в форме публичных мероприятий. Якобы в целях «соблюдения общественного порядка, обеспечения безопасности участников публичных мероприятий и иных граждан, бесперебойного функционирования общественного транспорта» и так далее. Единственное послабление, которое милостиво согласилась внести единоросска, заключается в том, что уведомление о проведении такой встречи должно подаваться не позднее чем за семь дней (в отличие от 10 дней для «обычных» митингов).

В том, что этот закон примут, сомнений нет. Как и в том, что таким путем хотят не просто сократить возможности для уличного общения оппозиционных депутатов с избирателями, но и резко сократить возможности граждан проводить уличные протесты, не рискуя быть задержанными.

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

В Москве оппозиция заявила, что готовит на столичный закон жалобу в Конституционный суд — как «нарушающий конституционные основы представительной власти и призванный подавить протестную активность населения». В Петербурге оппозиционеры тоже обдумывают, как можно опротестовать соответствующий закон.

Тем временем одиозный депутат Евгений Федоров (возглавляющий движение, члены которого на каждом углу голосят о том, что Россия находится под американской оккупацией) предложил

признать публичным мероприятием, требующим согласования, любые акции «с участием двух и более (выделено мной) лиц,

где граждане объединены одним организатором и единой политической целью, несмотря на отсутствие символики и официальных требований».

Это называется — «больше одного не собираться».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera