Комментарии

Нужно ли нам считать палачей? Марк Солонин отвечает Леониду Гозману

Дискуссия о субъекте покаяния

Этот материал вышел в № 12 от 6 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

70
НКВДшник, реконструкция у ГУМа. Фото: РИА Новости
Марк Солонин
историк

Леонид Гозман написал статью, в которой призвал российских евреев «сделать тяжелый, неприятный, но необходимый шаг». А вот куда идти — не сказал. Статья состоит из каскада взаимоисключающих утверждений. «Подсчеты, сколько именно евреев было среди тех, кто громил, убивал, расстреливал после 1917-го, — очевидный антисемитизм». Отлично. «Но то, что евреев среди палачей ЧК—НКВД было непропорционально много, — это факт». Простите, а как и кем был установлен сей «факт» — «очевидными антисемитами»? С третьей стороны, автор допускает, что «относительно большое число евреев среди сотрудников и руководителей ЧК-НКВД — это не более, чем распространенный предрассудок, феномен общественного сознания». С четвертой стороны, предлагается всё же подсчитать: «Это, все равно, достойно серьезного анализа и публичного обсуждения».

И дальше рассуждения той же космической глубины. «В культуре, менталитете российских евреев… было что-то, что предопределило не только фантастический вклад в мировую цивилизацию…, но и появление палачей. И это что-то должно быть понято и проанализировано». А причины появления ангины и геморроя среди российских евреев изучить не надо? Что, появление некоторого числа палачей — это такая уникальная особенность еврейского народа? У других палачей не было? У аккуратных немцев, у суровых финнов, у галантных французов, у грациозных итальянцев? Уж с чем-чем, а с палачами никогда проблем не было.

В тексте есть фраза, повергшая меня в шок: «Мы не должны уходить от разговора, как не уходят от него немцы, которые до сих пор водят своих детей в музеи, созданные на месте концлагерей, — посмотри, что сделали наши предки».

Прежде всего — хотя это и тема совсем отдельного, серьезного разговора — я считал и считаю, что немцам пора уже завязывать с этим занятием (водить своих детей в музеи, созданные на месте концлагерей). Всему свое время, свое место и своя мера — но в сегодняшней политкорректной Германии эту меру потеряли, и когда глава правительства демократической страны приезжает каяться перед бывшими чекистами, то выглядит это, на мой сугубо субъективный взгляд, диким фарсом.

Однако было время, когда немцам было в чем каяться, было и за что платить. В телеграфно сжатом виде объясняется это в двух пунктах.

Первое. Бесчисленные преступления были совершены не загадочными «зелеными человечками» и уж тем более — не отдельными индивидами с фамилиями на «ер», «ман» и «штайн». Преступными было государство, правящая партия, правительство, подчиненные этому правительству силовые структуры. И государство это называлось Deutschland — страна немцев. И преступная власть по сто раз на дню клялась в своей любви к немецкому народу и все свои действия объясняла защитой интересов немецкого народа.

Второе. Если поддержали приход нацистов к власти многие немцы, то выгодополучателями стали практически все. И никто не отказывался. Вчерашний безработный, получивший работу на танковом заводе, приличную зарплату, оплачиваемый отпуск с круизом по Средиземному морю, пособие на детей и гарантии будущей пенсии, не спрашивал: откуда в стране взялись деньги, если танки за деньги не продаются? Добропорядочный бауэр с удовольствиям загонял в хлев батраков-остарбайтеров и угрызениями совести не мучился. Будущий лауреат Нобелевской премии по литературе, солдат вермахта Генрих Бёлль регулярно отправляет с Украины своей семье в Кёльн масло, яйца, лук, поросенка, мыло, дамские чулки и в письме родителям сообщает: «Я часто думаю о возможности колониального существования здесь, на Востоке, после выигранной войны». Как пишет в своем фундаментальном исследовании Гёц Али (Gotz Aly, «Hitlers Volkstaat»), «95% немцев имели какую-то долю в награбленном: в виде денег в кошельке или продуктов на тарелке».

И что же из перечисленного можно предъявить российским евреям?

Правящая партия никогда не была «еврейской» (как не была она и русской при Ульянове, грузинской при Джугашвили и донбасской при Хрущеве). Вплоть до 1943 г. государственным гимном СССР был «Интернационал», на гербе был изображен не «щит Давида» (шестиконечная звезда), а серп и молот, накрывающие весь земной шар без малейших следов государственных границ. Свердлова и Троцкого никакие евреи никогда никуда не избирали, не направляли, ни на что не уполномочивали.

Да и сами упомянутые товарищи Тору не читали, в синагогу не ходили, местную общину не поддерживали и о своем еврействе если и вспоминали, то как о досадной неприятности.

А уж про «выгодополучательство» евреев даже в порядке глупой шутки говорить не приходится. Десятки тысяч погибших в ходе погромов эпохи Гражданской войны. Закрытые и разрушенные синагоги, сплошная ликвидация еврейских политических, культурно-просветительских, благо­творительных организаций, сплошное же раскулачивание «мелкой еврейской буржуазии» и бесконечный перечень расстрелянных в 37—39-м годах инженеров, журналистов, поэтов, ученых, разведчиков, дипломатов с еврейскими фамилиями. Про то, что началось после войны, надеюсь, напоминать не надо.

И кому же перед кем надо сего­дня каяться?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera