Сюжеты

Предвыборная ликвидация

Почему «конфликтные губернаторы» потянулись в отставку

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 13 от 8 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

6

В начале недели два российских губернатора заявили, что уходят в отставку. Эксперты утверждают, что на очереди еще несколько глав регионов. В преддверии президентских выборов Кремлю важно избавиться от слабых и конфликтных губернаторов, которые бросают тень на власть в целом и могут не обеспечить достаточно высокого и респектабельного результата основного кандидата в своих регионах. Первыми ушли два «варяга», так и не сумевшие стать своими в регионах: Виктор Басаргин (Пермский край) и Вячеслав Наговицын (Бурятия). Им на смену приходят молодые технократы из Москвы — при этом они, в отличие от уходящих губернаторов, уроженцы будущих подшефных регионов.

В 2017 году истекает срок полномочий целого ряда губернаторов. Если верить рейтингам фонда «Петербургская политика», после Басаргина и Наговицына свои кресла могут освободить Сергей Жвачкин (Томская область), Валерий Радаев (Саратовская область), Владимир Волков (Мордовия), Александр Худилайнен (Карелия), Евгений Куйвашев (Свердловская область), Олег Ковалев (Рязанская область), Евгений Савченко (Белгородская область) и Сергей Митин (Новгородская область). Шатким считают эксперты положение Андрея Турчака (Псковская область), Валерия Шанцева (Нижегородская область), Вадима Потомского (Орловская область) и Николая Меркушкина (Самарская область).

Виктор Басаргин. Фото: РИА Новости

Басаргин: ни дорог, ни мостов

Виктор Басаргин, губернатор Пермской области, объявил об отставке утром в понедельник, вечером президент ее принял. «Мой срок полномочий заканчивается в мае, считаю необходимым обратиться к президенту о досрочном сложении полномочий. До сентября немного времени, кандидат, выдвинутый президентом, должен адаптироваться к условиям Пермского края, найти взаимодействие с жителями, политическими и общественными движениями региона», — сказал журналистам Басаргин, добавив, что сам он на выборы губернатора не пойдет. Срок полномочий Басаргина официально истекал 5 мая.

Уроженец Свердловской области, сделавший там карьеру, и бывший министр регионального развития, Басаргин за четыре с половиной года поссорился с большинством влиятельных людей в регионе. Ему на смену приходит Максим Решетников, долгое время проработавший в правительстве Пермского края и Министерстве регионального развития, а с 2012 года возглавлявший департамент экономической политики и развития Москвы. И Басаргин, и Решетников считаются людьми Сергея Собянина. Но при поддержке той же самой федеральной элитной группы новый и.о. может оказаться успешнее экс-губернатора, поскольку в регионе он свой, полагают эксперты.

Отставку Басаргина в конце прошлой недели прогнозировали председатель правления Фонда «Петербургская политика» Леонид Давыдов и руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков. Но тревожный сигнал прозвучал для Басаргина еще в апреле 2014 года. На встрече с Владимиром Путинным губернатор предложил провести в Пермском крае досрочные выборы, но, по его собственным словам, в ответ Путин предложил ему пока «не дергаться». Отношения с федеральными властями не были идеальными и до этого: в ноябре 2012 года бывший заместитель Басаргина в Минрегионе Роман Панов был задержан по подозрению в хищениях. Это произошло через два месяца после того, как Басаргин назначил Панова премьер-министром краевого правительства. В 2013 году ФАС завела дело в отношении Басаргина по незаконному использованию служебных полномочий: у ведомства были претензии к тому, как был определен подрядчик строительства аэропорта «Большое Савино» — им стала компания «Кольцово-Инвест», подконтрольная крупнейшему инвестору Пермского края, группе компаний «Ренова» Виктора Вексельберга.

Политологи, к которым мы обратились за комментарием, сходятся во мнении, что бывший руководитель Министерства регионального развития и уроженец Свердловской области Басаргин находился в состоянии конфликта с элитами Пермского края. В конце 2015 года в отставку подал глава администрации края Алексей Фролов, который должен был курировать выборы в крае в 2015—2016 годах. Фролов — бывший руководитель пермского отделения «Реновы» и вице-президент КЭС-холдинга Виктора Вексельберга. Таким образом, отставка Фролова означала ухудшение отношений с «Реновой» — одним из основных бизнес-игроков региона. В декабре 2016 года губернатор отправил в отставку все краевое правительство во главе с Геннадием Тушнолобовым — ранее он был вице-президентом компании «ЛУКОЙЛ-Пермь» и считался ставленником Вагита Алекперова. Таким образом, Басаргин испортил отношения с двумя ключевыми инвесторами края: «Реновой» и ЛУКОЙЛом. Напряженными были отношения и с депутатом Госдумы Дмитрием Скривановым, влиятельным политиком в Перми.

— Против Басаргина консолидированно выступала практически вся пермская элита, — говорит политтехнолог Петр Быстров, руководивший избирательными кампаниями пермских единороссов. — И, естественно, под конец своего руководства краем он стал уже одиозной фигурой, полностью потерял контроль над политической ситуацией в регионе, и это наглядно проявилось на выборах в Законодательное собрание Пермского края, когда кандидат от «Единой России» с треском проиграл кандидату, которого негласно поддержала большая часть региональной элиты (4 декабря на довыборах в региональный парламент Владимир Данилин от «ЕР» проиграл самовыдвиженцу Егору Заворохину. — А. Б.). Особое недовольство местных чиновников и бизнесменов вызывало то, что Басаргин, родившийся и сделавший карьеру в другом регионе, увольнял из правительства пермяков и приводил туда людей из Свердловской и Челябинской областей. «Раздражала постоянная кадровая чехарда в окружении Басаргина, когда менялось огромное количество министров, руководителей администрации губернатора и так далее, — продолжает Быстров. — Напряженные отношения сложились с бывшими губернаторами Трутневым и Чиркуновым, не утратившими влияния в Пермском крае: люди, которые представляли интересы Чиркунова или того же Трутнева, демонстративно увольнялись из правительства края, администрации. Например, многолетний соратник Юрия Трутнева Григорий Куранов был назначен главой администрации Басаргина вскоре после его собственного назначения, но проработал недолго. Постоянная конфликтность, ставка на варягов из Свердловска, Челябинска, где раньше работал Басаргин, во-первых, били по самолюбию пермяков, а во-вторых, назначенцы приводили за собой определенные бизнес-структуры, и это влекло и ущемление бизнес-интересов компаний, исторически работавших в Пермском крае».

Недовольны были не только бизнесмены и чиновники: Галина Слаутина, бывшая глава пермского «Яблока», зампредседателя Общественного совета при Пермской городской думе, говорит, что большая часть обещаний губернатора не была выполнена. В планах Басаргина было реконструировать пермский железнодорожный вокзал, построить новую автомагистраль Пермь—Екатеринбург, новый мост через Каму в Перми — эти и другие масштабные замыслы, все они были заморожены. «Басаргин в понимании многих — губернатор, который ничего хорошего для региона не сделал, — говорит Слаутина. — Столько денег потратили на всякие бизнес-проекты! Это очень долгожданная отставка». По мнению Натальи Зубаревич, директора региональной программы Независимого института социальной политики, нельзя сказать, чтобы Виктор Басаргин допустил явные просчеты в экономике и регион плохо себя чувствовал в финансовом плане: «Никаких экономических причин в этой отставке нет. Пермский край ползет по кризису так же, как и другие, долги у него относительно небольшие. Бюджетная политика более или менее аккуратная». Но то, насколько губернатор не вписывался в доверенный ему регион, было видно даже по событиям в культурной жизни края, замечает Зубаревич. «Столько скандалов в культурной сфере… Руководителей театра они выгоняли. С огромным скрипом закрыли музей политических репрессий «Пермь-36». Он же не контролировал ситуацию на своей территории». Положение, когда губернатор поссорился со всеми влиятельными силами в регионе и «не контролирует» его, особенно опасно в преддверии президентских выборов, замечают политологи: недовольство главой края может перекинуться и на кандидата в президенты номер один. А вот Решетников, по мнению экспертов, может оказаться более успешным губернатором.

«Он сильный технологичный менеджер, без сомнения, — говорит Наталья Зубаревич. — У него очень большой управленческий опыт, он рос быстро, но по шагам. У него хорошие мозги и очень открытый взгляд на мир. К тому же, как любой состоявшийся бюрократ, он очень осторожный человек. Он резких телодвижений точно делать не будет. И последнее, самое главное: он местный. Это тот случай, когда человек из команды Чиркунова возвращается в качестве губернатора. Он, пожалуй, один сейчас способен попытаться решить проблему консолидации региональных элит». «Решетников — коренной пермяк, к тому же он будет восприниматься как человек Собянина, это учитывает интересы мэра столицы, который неформально патронировал Басаргина, — добавляет Петр Быстров. — И это укладывается в тенденцию назначения 30—40-летних технократов, которые всей своей карьерой обязаны Путину и никак не связаны с элитами ельцинского периода. Решетников не аффилирован ни с одной из крупных федеральных финансово-промышленных групп и не будет лоббировать ничьи интересы», — считает политтехнолог.

Вячеслав Наговицын. Фото: РИА Новости

Наговицын: гостевой домик и неотстроенная элита

Вячеслав Наговицын начал свою карьеру в правительстве Томской области, а в 2007 году был назначен главой Бурятии и продержался два срока. На его место президент назначил замминистра транспорта Алексея Цыденова, специалиста по развитию железнодорожного транспорта и, в отличие от Наговицына, бурята из Забайкалья.

Наговицын тоже объявил о своей отставке на утренней пресс-конференции во вторник. «Завершается мой второй срок, и нужно принять решение… Я отработал полных два срока. Формально есть повод пойти на третий срок. Но ситуация подсказывает, что есть общая позиция, что нужны перемены в республике», — цитирует Наговицына портал NewsBabr.com. При этом пресс-секретарь главы республики Александр Мальцев сообщил РИА «Новости», что решение об отставке было «неожиданным для всех».

Вячеслав Мархаев, глава бурятских коммунистов и бывший депутат Госдумы от региона (сейчас он сенатор от Иркутской области), считает, что отставка Наговицына была не такой уж неожиданной и уже точно не его личным решением, а Кремля: еще с осени в Бурятии работали политтехнологи «Единой России», и они, видимо, выяснили, что глава республики не очень популярен. «Представители Кремля приезжали в Бурятию еще во время выборов в Госдуму, проводили социологические опросы: кого бы вы выбрали, если бы выборы главы Бурятии состоялись сегодня? До меня доходили слухи, что я находился в списке кандидатов и что, по опросам, у меня был самый высокий рейтинг. Но решения принимает Владимир Владимирович», — говорит Мархаев.

Подчиненные Наговицына в последние несколько лет не раз попадали под следствие по обвинениям в коррупции. В 2015 году экс-руководителя Хозяйственно-транспортного комплекса главы администрации и правительства Бурятии Александра Сучкова осудили за нецелевое расходование 62 миллионов бюджетных средств на строительство «гостевого домика» — по данным газеты «Новая Бурятия», строился он персонально для Вячеслава Наговицына.

Бывший министр сельского хозяйства Бурятии Александр Манзанов был дважды осужден за превышение служебных полномочий: в 2014 и 2015 годах. Причем по второму делу его арестовали почти сразу после амнистии по первому. С 2016 года в СИЗО сидит депутат Народного Хурала Виктор Абушеев и вместе с ним, по тому же делу — и.о. руководителя управления капитального строительства Бурятии Булат Сариев. По данным следствия, «Байкальская строительная компания» Абушеева получила госконтракт на строительство инфраструктуры туристического кластера «Байкальский» и присвоила около 13,5 миллиона бюджетных рублей. Ожидает суда и другой чиновник управления капитального строительства — Савелий Мотошкин, которого подозревают в хищениях при строительстве другого туристического кластера.

Кадровая политика Наговицына, по мнению Вячеслава Мархаева, «оставляла желать лучшего», кроме того, почти все решения он принимал сам либо при участии главы администрации Петра Носкова. Спор о том, кого назначить на пост ректора Бурятского государственного университета, вылился в затяжной скандал с участием федерального Минобрнауки. Что же касается местных политиков и чиновников, то отношения Наговицыну не удалось выстроить даже с единороссами, замечает Мархаев: в ноябре Народный Хурал отказался утверждать отчет правительства о социально-экономическом развитии республики за 2011—2015 годы.

Наталья Зубаревич считает, что, как и в случае с Басаргиным, недовольство Москвы вызывали скорее не экономические неудачи, а конфликты Наговицына с элитами. «Конечно, в Бурятии и с экономикой нездорово, это тот регион, который особо не развивался. Но ни больших долгов, ни адских дефицитов бюджета (в Сибири, кроме Хакасии, их нигде нет) — ничего замечено не было. Да и быть не могло, экономика тут ни при чем».

«Отставка Наговицына — одна из самых логичных, — считает политолог Ростислав Туровский. — Поскольку в Бурятии социально-экономическая ситуация очень плохая, Наговицыну с ней справиться не удалось, как и его предшественникам. И внутриэлитные отношения у него были весьма напряженными, хотя он и пытался найти себе сторонников — всё как и с отставкой Басаргина. Это классический сценарий, когда на смену назначают человека с региональными корнями, Алексея Цыденова, сделавшего успевшую федеральную карьеру. Предполагается также, что он будет иметь успешные позиции на федеральном уровне».

Туровский заключает, что прямой связи с президентскими выборами в отставках губернаторов можно не искать. Другое дело, замечает эксперт, что речь может идти о заблаговременном решении — чтобы у нового губернатора было больше времени для подготовки к выборам с психологической точки зрения.

Описание к изображению

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera