Сюжеты

Прусское проклятие для молодых

Почему ни один губернатор не провел хотя бы два полных срока во главе Калининградской области

Николай Цуканов был вынужден публично поддержать назначенного преемником Антона Алиханова. Фото: Виталий Невар / ТАСС

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

На видном месте в кабинете самого молодого губернатора России 30-летнего Антона Алиханова висит необычная фотография. В вытянутой горизонтально рамке изображены глаза человека, смотрящего исподлобья. Смелая импровизация на тему традиционного для губернаторских кабинетов портрета Путина. Происходящее в Калининградской области в последние месяцы похоже на эту фотографию.

Предшественника Алиханова на посту главы Калининградской области Николая Цуканова уволили в связи с переводом на должность полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе летом 2016 года в рамках «большой ротации». Она началась с демонстрации тех самых коробок из-под обуви, наполненных валютой, в доме главы ФТС Андрея Бельянинова. Он был уволен, на его место поставили полпреда президента в СЗФО Владимира Булавина, а освободившуюся должность занял бывший глава Калининградской области.

Под Медведевым

Цуканов был губернатором медведевского призыва. Именно с именем председателя правительства РФ связывают удивительную политическую выживаемость Цуканова на протяжении всех 6 лет губернаторства и удачный выход из этой должности «на повышение». Громкая публичная ссора Цуканова с владельцем Crocus Group Арасом Агаларовым (строит в Калининграде стадион к ЧМ-2018) накануне отставки предвещала иной конец губернаторской карьеры.

По типу личности Цуканов едва ли чем-то похож на Медведева. Бывший глава 40-тысячного Гусевского района на депрессивном востоке области с характерной сбивчевой речью, покидавший районную администрацию на фоне уголовного дела, скорее мог выступать в образе «своего парня», нежели либерал-технократа, которым во времена своего президентства казался Медведев. Впрочем, была одна «инновационная» деталь: в Гусевском районе при Цуканове питерский холдинг GS открыл «технополис». Ядром промзоны был завод, снабжающий всю России телеприставками для «Триколора». Журналист Олег Кашин вспоминал, что Цуканов ему признавался, что якобы это его предприятие. В GS связь с Цукановым категорически отрицают, но не опровергают, что некоторое время арендовали промышленные здания в центре Гусева, принадлежащие окружению Цуканова.

В начале своего губернаторства Цуканов также позиционировался как эксперт в области медоборудования. Позже выяснилось, что сутью торгового бизнеса, формально записанного на его сына, является покупка кардиостимуляторов на заводе госкорпорации «Ростех» и перепродажа их госучреждениям.

Срок за два

Ни один губернатор в Калининградской области не работал больше одного срока. Никогда власть не переходила от одного главы региона к другому гладко. В Калининграде это в шутку называют «прусским проклятием».

Казалось, что правило будет нарушено невероятно везучим Цукановым. Дмитрий Медведев назначил его губернатором в сентябре 2010 года. Но уже с января 2012 года в федеральных СМИ регулярно появлялась информация о его скорой отставке в рамках «зачистки» «медведевских» губернаторов. Во время своего первого срока Цуканов и сам давал немало поводов для кадрового решения: сильно конфликтовал с мэром Калининграда Александром Ярошуком, известным своими особыми отношениями с Патриархом; попадал в скандал с конфликтом интересов при закупках фельдшерско-акушерских пунктов у компании своей матери и брата (история дошла до Генпрокуратуры и была потушена только в Администрации Президента) и, наконец, на повышенных тонах полемизировал с министром спорта Виталием Мутко по поводу строительства стадиона на болоте.

Однако в 2015 году Цуканов все-таки вышел на губернаторские выборы, где одержал убедительную победу на абсолютно зачищенном поле. Казалось, что «прусское проклятие» снято, и Цуканов становится первым калининградским губернатором, который проработает два срока. Однако почти сразу после выборов в область прислали бывшего охранника Владимира Путина Евгения Зиничева (занял позицию главы УФСБ по Калининградской области) и 29-летного замначальника одного из департаментов Минпромторга РФ (получил должность вице-премьера областного правительства по реальному сектору). На Зиничева тогда никто особого внимания не обратил, а появление Алиханова легко объяснялось желанием Москвы прислать эксперта для контроля за переводом калининградской экономики с таможенных льгот на механизм их компенсации через федеральные субсидии. Речь шла о довольно больших деньгах: только за 9 месяцев 2016 года (таможенные льготы, действовавшие с начала 1990-х прекращали действие 1 апреля 2016 года) планировалось прокачать 66 млрд рублей субсидий.

Не сработались

Уже в конце 2015 — начале 2016 года было очевидно, что Цуканов и Алиханов не срабатываются. Аппаратчики Цуканова поселили молодого вице-премьера в малопрестижном районе на южной окраине города, практически изолировали от общения с прессой, а от отельных представителей бизнеса в то время можно было слышать, что окружение Цуканова не рекомендует решать деловые вопросы с Антоном Алихановым.

В конце июля 2016 года президент Владимир Путин назначил своего бывшего охранника Евгения Зиничева временно исполняющим губернатора, а тот в свою очередь утвердил Алиханова председателем регионального правительства (ранее председателем правительства являлся губернатор).

Почти сразу после назначения тандема пошли слухи, что Зиничев скоро покинет область и займет одну из высоких должностей в ФСБ. Так и случилось: проработав немногим более двух месяцев, Зиничев уволился по личным причинам и вскоре был назначен заместителем директора ФСБ. В итоге практически сразу после достижения своего 30-летия (руководить регионом, не достигнув такого возраста, по закону нельзя) президент утвердил Алиханова врио губернатора. Краткосрочное правление Зиничева было расценено как спецоперация по передаче власти от не очень хорошо сработавшихся людей в период проведения трехуровневой выборной кампании: в сентябре 2016 года одновременно проходили выборы в городской Совет депутатов Калининграда, облдуму и Госдуму.

Первое, что сильно бросилось в глаза в первые месяцы работы самого молодого губернатора в России, — это сохранение на своих местах многих людей Цуканова. Все предыдущие губернаторы радикально обновляли команду. «Правая рука» Цуканова, вице-премьер по внутренней политике Александр Егорычев до сих пор занимает свою позицию, а главный контролер Елена Серая даже получила повышение, возглавив специально созданное Министерство регионального контроля на базе ее контрольно-ревизионной службы.

С равной долей вероятности это могло объясняться, как давлением Цуканова, так и отсутствием команды у Алиханова. Быстро он принял решение только о назначении на свое вице-премьерское кресло экс-финансового директора крупнейшей калининградской компании «Содружество» (ведущий поставщик соевых кормов для российского сельского хозяйства) Александра Шендерюка-Жидкова. С ним Алиханов близко познакомился во время работы над поправками к закону о калининградской ОЭЗ. Приняв решение перевести калининградскую экономику с таможенных льгот на субсидии, Москва уже понимала, что так проблему не решить и нужно искать новые ходы. В том числе и этим занимался Алиханов, почти год работая вице-премьером в правительстве Цуканова.

Люди экс-губернатора постепенно выдавливались: кто-то с обвинениями в служебном несоответствии — как министр строительства Амир Кушхов, кто-то тихо, как глава агентства по имуществу Александр Воробьев. Его отставку объяснили переводом на должность советника. По времени это совпало с решением суда о признании незаконным соглашения агентства Воробьева по передаче без торгов предпринимателям из окружения Цуканова дорогого земельного участка на основной транспортной артерии Калининграда. По экспертным оценкам, сомнительная сделка правительства могла принести предпринимателям до 90 млн рублей. Этот «грех» Воробьева тоже сложно считать свежим — сделка проводилась при Цуканове.

Провел черту

Сам Алиханов объяснял свою «плавную» кадровую политику тем, что он проводит черту между губернаторством Цуканова и своим. Грехи команды времен предшественника его не интересовали, но он обещал немедленные санкции к тем, кто их решит повторить при новом руководстве. Того же министра строительства Алиханов сначала утвердил в должности, а через месяц уволил за дела времен Цуканова. При этом на его место новых людей брать не стали, соединив должность министра строительства с профильным вице-премьером, который также является довольно близким Цуканову человеком и продолжает работать до сих пор.

Напряжение между полпредом Цукановым и «обложенным» его людьми Алихановым витало в воздухе, но публично проявилось лишь однажды, когда полпредство упрекнуло Алиханова в высоких долгах по зарплате в области. Тогда «правая рука» Алиханова Шендерюк-Жидков выступил в прессе с резкой критикой главы областной трудинспекции, ответственной за работу с нерадивыми работодателями. Цуканов намек понял: глава трудинспекции является мужем его сестры и его же назначенцем. Больше конфликтных пресс-релизов по поводу области Цуканов не публиковал.

Алиханов не спешил удовлетворять и личных просьб полпреда. Как писали местные СМИ, практически сразу после перехода в полппредство Цуканов приехал в область с неформальным визитом и в ходе одного из торжественных мероприятий пообещал назначить своего бывшего главу секретариата главой родного Гусевского района. Алиханов широкий жест не оценил и воздержался от согласования отставки действующего главы района. Цуканов оказался в неприятном положении на глазах у своих «односельчан».

Администрация президента разрешила конфликт довольно просто. Область официально посетил замглавы администрации Сергей Кириенко и назначил Цуканова ответственным за сентябрьские выборы Алиханова. Полпред президента был вынужден приставить к оппоненту своего политтехнолога Алексея Высоцкого, который гарантировал ему результат на выборах в 2015 году и даже, пусть сдержанно, но поддержать кандидатуру Алиханова на выборах публично.

Сейчас в окружении Алиханова отмечают, что между губернатором и полпредом вынужденное сотрудничество: Цуканов работать не мешает, но и активной помощи не оказывает.

Москва идет в отказ

Измерение степени поддержки Цуканова со стороны региональных бизнес-элит хорошо иллюстрируют ежегодные благотворительные вечера фонда супруги Цуканову. Вечер, состоявшийся после отставки в декабре 2016 года, собрал в 10 раз меньше пожертвований, чем в декабре 2015-го.

При этом нельзя сказать, что весь охладевший к Цуканову бизнес резко переключился на поддержку Алиханова. Выходец из Минпромторга «продавался» калининградским предпринимателям как «таран», способный пробить новые льготы для калининградской ОЭЗ после отмены таможенных преференций. Текст пакета законопроектов до сих пор не согласован на уровне правительства РФ, но из него уже вычеркнуты многие интересные решения. В частности, Москва отказалась сделать область, зоной свободной от НДС, на чем настаивал глава местного отделения РСПП, влиятельный калининградский предприниматель Андрей Романов. Объясняя провал в переговорах по этой позиции, Алиханов заявил, что это была «отвлекающая цель», в которую поверил только Романов. Романов на реплику отреагировал сдержанно.

Не прошла и поправка, интересная «Содружеству», — о льготах по налогу на прибыть для торговых операций за рубежом — помимо переработки соевых бобов, «Содружество» также является крупным международным трейдером.

Наконец, основной стержень «нового закона» — предоставление льгот по социальным отчислениям для бизнеса (перевод на ставку 7,6%) был сильно видоизменен. Изначально обсуждалась концепция превращения области в территорию низких издержек и предоставления пониженной ставки всему бизнесу. Затем предполагаемую льготу сузили только для рабочих мест с зарплатой выше 40 тыс. рублей (средняя зарплата в области около 30 тысяч). Это отсекало огромную часть калининградской экономики: по разным оценкам, порядка 60—80% частного сектора в Калининградской области платят зарплаты в «конвертах», и не могут официально показать высоких заработков сотрудников.

В начале февраля эта норма была еще раз сужена: Москва заменила льготную ставку на предложение компенсировать бизнесу расходы на уплату соцвзносов по стандартной ставке. Как это работает, в Калининграде поняли на примере перевода экономики с таможенных

льгот на компенсирующие субсидии. Изначально обсуждалась компенсация 66 млрд рублей на 2016 год. В процессе секвестрования федерального бюджета сумму «помощи» урезали до 24,5 млрд рублей. Бизнесу с трудом удалось получить объем заявленного возмещения пошлин: Дмитрий Медведев в декабре экстренно выделил 1,3 млрд рублей на балансирование ситуации. Более 80% выделенных субсидий в итоге осело в автомобилестроительном холдинге «Автотор», основанном экс-министром экономики и прогнозирования СССР Владимиром Щербаковым. В прошлом году он переписал бизнес на сына, постоянно проживающего в Женеве.

Большая часть небольшого калининградского бизнеса оказалась отрезана от субсидий из-за крайне сложной системы ФТС по идентификации для товаров, произведенных в области.

«Думаю, следует забыть [о новом законе о Калининградской области]. Содержательной части в одобренных инициативах больше не осталось. Совсем», — написал в Facebook глава одной из региональных бизнес-ассоциаций, объединяющих малый и средний бизнес, после новости о переводе планируемых льгот по соцотчислением на систему компенсаций.

Очарование бизнеса, который поначалу был очень воодушевлен появлением в области молодого технократа, — постепенно рассеивается. Приходит понимание, что необычный портрет Путина в рамке — это по-прежнему портрет Путина, а губернаторы-назначенцы, полностью зависящие от Кремля, могут только соглашаться с решениями, которые им спустят из Москвы, и не готовы конфликтовать ради дополнительных преференций для бизнеса на вверенных им местах.

Вадим Хлебников
специально для «Новой», Калининград

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera