Сюжеты

Алтайгейт. Последняя глава

На Телецком озере разбился вертолет Анатолия Банных, известного организатора охот для крупных чиновников. Для него это уже вторая катастрофа. Первая стоила Банных вице-премьерского кресла. Нынешняя, похоже, обошлась гораздо дороже

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

18

МЧС продолжает поиски вертолета «Робинсон R-66», упавшего в Телецкое озеро в Республике Алтай. Вертолет разбился в прошлое воскресенье, на борту были алтайский бизнесмен Анатолий Банных, гендиректор московской вертолетной компании HeliClub Мария Козинцева, шеф-пилот подмосковного аэроклуба HeliClub Дмитрий Ракитский, его жена Елена и бейсджампер (парашютист) Глеб Вореводин. Пока удалось найти тело только одной пассажирки, предположительно Елены Ракитской. Надежды, что кто-то из пассажиров выжил, немного.

Причиной катастрофы пока называют плохую видимость и ошибку пилотирования: необорудованный для полетов в темное время суток вертолет вылетел около 20.00, не предупредив авиационные службы. Как рассказал очевидец падения, над поверхностью озера вертолет вошел в штопор и рухнул в воду.

Известно, что организатором полета и владельцем вертолета был Анатолий Банных по прозвищу Толибан — бывший вице-премьер Республики Алтай и, по сути, хозяин всего региона. В прошлом он владел половиной местных СМИ, крупнейшими бизнесами в соседнем Алтайском крае и много лет организовывал на Алтае браконьерские охоты для высокопоставленных чиновников.

Авиакатастрофа на Телецком озере стала для Толибана уже второй. В 2009 году крушение вертолета Банных в алтайских горах прогремело на всю страну. Та, первая, катастрофа стоила ему места вице-премьера. Эта, вероятно, жизни.

Фото: Александр Тырышкин / ТАСС

9 января 2009 года в горах заповедника в Кош-Агачском районе Республики Алтай разбился вертолет Ми-171. Погибли семь человек, включая полпреда президента в Госдуме Александра Косопкина. Следствие установило, что вертолет врезался в гору, когда пытался зависнуть над ней, чтобы поднять на борт туши застреленных с вертолета краснокнижных архаров — горных баранов. Дело о браконьерстве завели не сразу, и даже когда СМИ опубликовали фотографии убитых архаров, алтайские власти продолжали утверждать, что охота была законна. Позже троих выживших, в том числе Анатолия Банных, обвинили в браконьерстве. Суд то признавал их виновными, то оправдывал. В марте 2009 года на встрече в Общественной палате Алтайского края Банных признался, что охота велась именно на архаров, и подал в отставку. А в декабре 2011 года дело закрыли в связи с истечением срока давности.

Тогда сотрудники алтайских заповедников рассказывали «Новой» (см. №6 от 23 января 2009), что вертолетные охоты московской политической элиты — обычная практика, созданная в республике для лоббирования на высшем уровне интересов местных чиновников. К примеру, как рассказывал «Новой» один из пассажиров разбившегося Ми-171, вечером накануне катастрофы к полпреду Александру Косопкину приезжал губернатор Республики Алтай Александр Бердников. Встречаться с ним Косопкин не захотел: сказал, что «Бердников будет просить денег, а я приехал отдыхать».

Дело об убийстве горных баранов превратилось в громадный «алтайгейт»: в Москве и Барнауле шли митинги против чиновничьих охот, по республике ходили неправдоподобные слухи, что на место крушения прилетал вертолет Бердникова, который увозил оружие и трупы якобы находившихся на борту проституток, что убитых архаров больше двадцати (на самом деле их было три)… На Алтае всплыли истории еще десятка браконьерских охот. Если бы не крушение вертолета, о них никогда бы не заговорили публично. Впрочем, «алтайгейт» начался не случайно: как рассказывал «Новой» Юрий Пургин, генеральный директор барнаульского независимого издательского дома «Алтапресс», фотографии убитых баранов принесли  в издательский дом люди, которые работали на месте катастрофы, сказав, что не хотят покрывать браконьерство. Позже обвинением вице-премьера в браконьерстве воспользовался губернатор Алтайского края Александр Карлин, который находился с Банных в состоянии затяжного конфликта. 

Как считает главный редактор горно-алтайской газеты «Листок» Сергей Михайлов, из-за этого конфликта в последние годы Банных распродал большую часть своих бизнесов в Алтайском крае и перебрался в Москву.

Бизнес-империя Банных родилась в 1990-е. Во время приватизации он массово скупал акции алтайских предприятий. Руководитель Сибирского антикоррупционного центра Transparency International Сергей Андрейчук вспоминает, что в одном из интервью середины 1990-х Банных не смог вспомнить, сколько пакетов акций и в каких предприятиях ему принадлежат: «У него были десятки предприятий, от промышленных и энергетических до охотничьих и туристических фирм и сельских хозяйств».

Оценить масштабы нынешнего бизнеса Банных почти невозможно: когда в 2008 году Толибан стал вице-премьером Республики Алтай, он переписал все активы на свое окружение. По словам Андрейчука, Transparency International пытался найти предприятия, официально принадлежащие Банных, но обнаружил, что все они оформлены на его родственников или коллег.

По информации Андрейчука, на Алтае у Банных остались бизнес-активы в сфере энергетики (в частности, Барнаульская сетевая компания), несколько СМИ (большую часть он был вынужден продать, проиграв в конфликте с губернатором Карлиным), а также предприятия, связанные с малой авиацией, туризмом и охотой.

В Республике Алтай бывший вице-премьер купил базу отдыха «Самыш» (после покупки ее переименовали в «Алтай Вилладж») на одноименном кордоне на Телецком озере. Именно там останавливались гости Банных, ставшие пассажирами разбившегося вертолета «Робинсон».

Как уверен Сергей Михайлов, именно Банных инициировал создание Особо охраняемой природной территории Сайлюгемский национальный парк. Этот высокогорный район известен самой большой в России популяцией снежного барса и колоссальным биоразнообразием. Директором парка стал ставленник Банных Сергей Пищулин — он же в прошлом был директором и учредителем ООО «Алтай-авиа», которому принадлежал разбившийся вертолет «Робинсон». На деле, уверен Андрейчук, «Алтай-авиа» также контролировалось Толибаном.

«Чем Банных занимался в последние годы? Если коротко, он торговал Алтаем, — говорит Михайлов. — Возил туда высокопоставленных гостей, часто устраивал охоты. Создав Сайлюгемский национальный парк, он оградил его территорию от местного населения. В результате на землях, где запрещена любая охота, регулярно видели людей на вертолетах и снегоходах с оружием».

После катастрофы 2009 года Банных в шутку называл себя «Заслуженный браконьер Сибири».

Конечно, вип-охоты устраивались не из-за денег: они обеспечивали связи.

«В масштабах империи Банных это давало небольшие деньги и было скорее хобби, которое позволяло хорошо проводить время с правильными людьми», — считает Андрейчук.

«По нашей информации, Банных был решалой губернатора республики Бердникова. Он лоббировал интересы губернатора, был связующим звеном между ним и Москвой, — уверен Михайлов. — Интересно, насколько теперь окажется устойчив Бердников».

Удивительно, но катастрофа 2009 года (не считая добровольной отставки) мало повредила репутации Банных. Широкая общественность его толком не знала, а окружение не считало браконьерскую охоту грехом. Потерь от той катастрофы Толибан практически не понес. Но и уроков не вынес.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera