Колумнисты

Как Сокуров Советский Союз развалил

Программа «60 минут» дала отпор душителю свободы слова

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

25

«Мы говорим, когда другие молчат» — такой рекламный слоган или девиз политического ток-шоу «60 минут» я обнаружила на сайте канала «Россия 1». И вот теперь представьте себе, как обидно и досадно этому коллективному Льву Толстому современности («не могу молчать»), когда знаменитый кинорежиссер Александр Сокуров «считает нужным отправить всех российских журналистов в Гаагу под трибунал, называет их всех провокаторами и преступниками и призывает журналистов молчать»!

Именно так пылающая негодованием ведущая программы «60 минут» Ольга Скабеева вкратце изложила содержание возмутившего ее и ее коллег интервью Сокурова. И хотя чуть позже этот фрагмент процитировали дословно, она и ее партнер Евгений Попов продолжали настаивать, обращаясь к гостям в студии: «Вы тоже, как и признанный мастер российской режиссуры, считаете, что нужно молчать о жертвах на Донбассе, о 48 заживо сожженных в Одессе, и что, рассказывая об этом, мы вмешиваемся во внутренние дела Украины?»

Теперь давайте внимательно прочитаем, что именно сказал Александр Сокуров: «Надеюсь, когда-нибудь эти политические обозреватели предстанут перед Гаагским трибуналом как провокаторы, которые нанесли огромный урон гуманитарному пространству России и всему российскому народу. Эти радио- и телевизионные глашатаи занимаются тем, что во время пожара разбрасываются спичками. На месте власти я бы обратил особое внимание на этих людей, создающих предпосылки для международных конфликтов. Они должны быть наказаны. Это же просто преступники, которые работают и на государственных, и на частных каналах. И там и там нет никакой ответственности за подобное поведение…»

Так где, в каком месте процитированного сокуровского высказывания есть слова «журналисты», тем более — «все российские журналисты», как это интерпретировала Ольга Скабеева? «Эти политические обозреватели», «радио- и телевизионные глашатаи», «провокаторы» — да, так жестко оценивает нынешних пропагандистов Александр Сокуров, имея в виду прежде всего этот конкретный отряд мобилизованных и призванных «под ружье» властью и ТВ. И где, в каком месте своего интервью он призывает их молчать или тем паче — замалчивать важнейшие события, происходящие в стране и мире?

Но мастера телепропаганды, узнавшие в выразительном сокуровском описании себя, умело переходят на личность самого кинорежиссера, столь больно ранившего их нежные и добрые души.

«Я не очень хорошо знаком с творчеством господина Сокурова, — с некоторой даже гордостью признается автор и ведущий программы «Агитпроп» на родственном «России 1» канале «Россия 24» Константин Семин. — Но, насколько я понимаю, он, этот творческий человек, своей работой сделал немало для того, чтобы единое гуманитарное пространство, в котором существовали и украинский, и русский, и белорусский, и все остальные народы, которые представляли единую общность «советский народ», было разрушено и покрылось пятнами междоусобиц и гражданских войн. Он, наверное, у себя должен спросить, не сделал ли он что-то, когда разрушали единое государство. Нет предмета для спора или дискуссий. Если с одной стороны летят пули, с другой — найдутся люди, которые будут об этом говорить. А обвинять их в этом цинично».

Петр Саруханов / «Новая»

Оба ведущих, слушая коллегу, всей своей мимикой выражают полное с ним согласие: многозначительно улыбаются, кивают, переглядываются друг с другом, и камера намеренно долго держит их на крупных планах. Это новая выразительная краска программы. Когда говорит оппонент, Скабеева кривит рот в презрительной ухмылке, Попов комично размахивает руками, и оба, конечно, делают все возможное, чтобы сбить гостя с толку и не дать ему, оппоненту, высказать мысль до конца. Когда же выступает «правильный» гость, они всем своим видом выражают солидарность с ним — слушают с преувеличенным вниманием, демонстрируют широкие белозубые улыбки, кивают в знак согласия.

Леонид Гозман попытался было объяснить, что Сокуров призывает не молчать, а не подливать масло в огонь войны и не разжигать ненависть. Однако, по мнению Гозмана, виноваты в этом не журналисты, а власть, чью волю журналисты добросовестно выполняют («я не вас, Оля, имею в виду», — зачем-то уточняет он, смягчая удар). Ну и «Оля» не промах — требует примеры. В ход, как всегда, идет «распятый мальчик», от которого ведущая канала «Россия 1» с легкостью отбояривается: «Это было не на нашем канале, и там вообще было высказывание женщины, не вполне адекватной». А затем, вплотную приблизившись к Гозману, требует ответа: «А 48 погибших в Одессе — это тоже вранье?» «Это ужасная трагедия, но я там не был», — как бы оправдывается Гозман, и торжествующая Скабеева тут же передает микрофон депутату Александру Ющенко, который ее не подводит: «Какой-то там распятый мальчик! Вы забываете, что распятый мальчик — это все дети Донбасса».

А про Сокурова-то с его возмутительным обвинением забыли? Нет, ну что вы. К нему зрителей возвращает журналист и политолог Виталий Третьяков, удивленный тем, что российский режиссер призывает отдать журналистов под трибунал, хотя на встрече с Путиным призывал отпустить Сенцова. И тут же, доводя мысль Сокурова до абсурда, предлагает вместе с журналистами отправить под суд (но наш, российский!) и режиссеров, которые «снимают на основе своих болезненных эротических фантазий черт знает что, которые разжигают войны», добавив для пущей убедительности: «Сокуров известен на Западе больше, чем у нас в стране».

Зритель уже понял, что Сокуров не только великую страну развалил и пятнами междоусобиц ее покрыл, но еще и сам снимает черт знает что на потребу аморальному Западу.

А на связи военный корреспондент канала Life news Сергей Пегов, которого Попов с глумливой интонацией спрашивает: «Зачем вы разжигаете? Вам надо в Гаагу? Вы согласны, что вы вмешиваетесь во внутренние дела Украины?» Брутального вида молодой мужчина в каске, великодушно признав «глубину и психологизм кинематографических работ» Сокурова, предлагает как «творческая личность» (пишет стихи) «творческой личности» — кинорежиссеру сначала посидеть в окопе, а потом уже поговорить на равных. «А так это пустословие, недостойное большого художника».

И весь этот «сюжет» обрамлен историей бывших депутатов Госдумы Вороненкова и Максаковой, сбежавших на Украину: с нее программа начинается, ею же и заканчивается, тонко встраивая Сокурова в один контекст с «предателями и оборотнями», «порочащими страну, которая их вырастила и дала образование». В общем, дадим отпор душителю. Дали.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera