Репортажи

Один в тюрьме, остальные — в уме

В третью годовщину Майдана украинское общество по-прежнему требует справедливости

Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 19 от 22 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

8
 

«Внимание! Только что  на Крещатике, возле рамок с металлодетекторами, в районе гостиницы «Днипро» и Европейской площади, был задержан подозрительный гражданин, который пытался бежать, заметив  полицейских, — написал 20 февраля в фейсбуке советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк. — Во время осмотра у него обнаружили боевую гранату РГД-5 с запалом. На месте работают взрывотехники и Нацполиция. Вот такое для некоторых «мирное» поминовение памяти героев Небесной сотни».

Кроме того, по данным МВД, было изъято несколько ножей, штык-нож,  газовый пистолет и предмет, похожий на самодельное взрывное устройство.

Часть киевлян отреагировала на сообщения в теленовостях скептически. В канун третьей годовщины Майдана силовики объявили повышенный уровень террористической угрозы — надо  оправдывать присутствие на улицах шести тысяч правоохранителей и частично перекрытое движение:

«Не ножей в толпе боятся, а то, что снова колонны пойдут на Банковую!»

Действительно, днем раньше, 19 февраля, около двухсот активистов, выступающих за блокирование путей сообщения с оккупированными территориями Донбасса, после вече на Майдане направились к зданию Администрации президента Украины. По ходу жгли дымовые шашки, бросали петарды. Группу возглавили народные депутаты — экс-комбат батальона «Донбасс» Семен Семенченко и Егор Соболев. «Мы поставим палатки и будем находиться здесь, пока торговлю с ОРДЛО (оккупированные районы Донецкой и Луганской областей — Ред.) полностью не запретят!» — предупреждали активисты.

«Блокировщики» уже месяц перекрывают часть железнодорожных путей в районах, граничащих с оккупированными территориями. Такое давление, говорят они, единственный способ добиться освобождения побратимов, украинских пленных из Донецка и Луганска: процесс обмена в рамках Минских договоренностей давно заглох. Кроме того, по их мнению, торговля с оккупированными территориями во время войны незаконна, поскольку подпитывает экономику сепаратистских республик. Участники блокады настаивают, что вместе с углем, железнодорожные составы с Донбасса перевозят контрабанду, в том числе, наркотики — кто в Киеве делит прибыль с «партнерами»?

При попытке сломать забор, ограждающий АП, начались довольно жесткие столкновения, пять полицейских получили травмы. Зачинщиков сопротивления силовикам, в числе которых оказался руководитель батальона «ОУН» Микола Коханивский, задержали, хотя вскоре выпустили.

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков предположил: действия «блокировщиков» похожи на спланированную провокацию.

— Я не буду во всех бедах нашей страны видеть руку Москвы.  Но когда сегодня российский пропагандистский телеканал «Звезда» публикует на своих страницах в соцсетях призывы «Все на Майдан! В Киеве проходят новые протесты!», эти интенции мне абсолютно очевидны, — сказал он в эфире «Эспрессо ТВ».

Аваков заключил: несмотря на внутреннюю дестабилизацию в стране,  «нельзя играть на усталости людей, их раздражении от тяжелой жизни,  невыполненных обещаний и войны».

Действительно, обещание действующей власти дать ответ на вопрос общества и родных героев Небесной Сотни: «Кто именно приказал «Беркуту» стрелять по протестующим в феврале 2014 года?» — не выполнено. Это, к сожалению, факт. По данным Генпрокуратуры Украины, всего во время Майдана пострадало 2500 человек, 104 — погибло, 5 участников революции до сих пор считаются пропавшими без вести. Поминальные молебны, масса цветов и свечей на Крещатике, Институтской и на прилегающих улицах не в силах перевесить статистику.

Первая годовщина Майдана, декабрь 2014 года. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

На сегодняшний день, говорит адвокат родственников Небесной сотни Евгения Закревская, есть только единственный реально отбывающий тюремное наказание исполнитель, так называемый «титушка» — он участвовал в похищениях людей.

Главная часть работы по расследованию преступлений, совершенных в пору Майдана, зависит от Генеральной прокуратуры. Все три ее пост-революционных руководителя это признавали. Нынешний, четвертый, Юрий Луценко, не исключение. По словам Луценко, дело пойдет быстрей, когда Рада усовершенствует закон об особенностях заочного осуждения. Тогда все, кто скрылся от правосудия в России, включая бывшего президента Януковича, получат по заслугам.

Нельзя считать, что следствие хочет «закрыть тему» лишь за счет подозреваемых, которые успели сбежать в РФ. Руководитель департамента спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк пытается восстановить историю некого должностного преступления: кто и с какой целью изменил меру пресечения ранее задержанному командиру так называемой «Черной роты» «Беркута» Дмитрию Садовнику, дал ему возможность скрыться?

Киев, 2014 год. Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Горбатюк информирует: подозрение о преступлении уже вручено 353 лицам, среди которых 34 — «высокопосадовцы», то есть, господа, занимавшие высокие должности во власти. В «топе» перечня, кроме Януковича, — беглый экс-министр МВД Украины Захарченко, экс-директор департамента материального обеспечения МВД Зинов, экс-командующий Внутренними войсками Шуляк, экс-замминистра МВД Ратушняк и другие «заочники».

Генпрокурор Юрий Луценко на своей странице в фейсбуке написал, что правоохранительные органы Украины направили в суд 142 обвинительных акта в отношении 220 человек,  имевших прямое отношение к трагедии на Майдане. Луценко приводит цифры: по представлению правоохранительных органов по делам Майдана вынесено 25 обвинительных приговоров относительно 35 лиц. По представлению Генпрокуратуры, вынесено 10 обвинительных приговоров, виновными признано 11 человек, 8 из них — силовики, 3 — «титушки» (термин, похоже, вошел в язык официальных документов). Но ГПУ не влияет на темпы и качество работы судов, которых еще не коснулась реформа…

Киев

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera