Колумнисты

Церемония ограждения

Обнаружена необходимость законодательно защитить одного человека

Этот материал вышел в № 19 от 22 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

9
Петр Саруханов / «Новая»

Встреча спикера Госдумы Вячеслава Володина со студентами в Татарстане — ​это прямо-таки встреча думца с вольнодумцами. Вячеслава Викторовича, наверное, предупредили: «От этих казанских студентов всего можно ждать. Традиции у них бунтарские: Вова Ульянов, Лёва Толстой…». И, конечно, на встрече со студентами университета «Иннополис» наш спикер был начеку. Пусть городок Иннополис — ​не совсем Казань, а ее пригород, остроты вопросов это не убавило. «В прессе ощущается информационный накат на Владимира Путина, — ​неожиданно заявил один студент. — ​Не считает ли Госдума необходимым разработать законопроект, который бы защищал честь и достоинство президента России?»

Володин не растерялся: «Вы правы, — ​сказал он, — ​президента надо защищать…» Тут мог последовать второй вопрос. Что же, мол, вы там, в Думе, сидите и кашу в буфете за 30 рублей едите? Давно пора написать законопроект и вынести его на единогласное одобрение. Но, похоже, студенты и так поняли, что теперь закон долго ждать не придется. Ведь московский гость не избежал остроты дискуссии и охотно развил тему: «Международный опыт говорит, что такие законы просто необходимы…»

Только зачем нам международный опыт? Мы свой опыт оптом передадим и в розницу. В Татарстане такой закон был принят еще в 1991 году. Назывался он «О защите чести и достоинства Президента Республики Татарстан». Можете представить: 12 июня 1991 года в республике впервые избрали президента, а уже 4 июля здешний парламент принял столь необходимый закон под номером 1143-XII. Как Минтимер Шаймиев продержался без него 22 дня, это в дальнейшем будут выяснять историки.

Конечно, и тогда находились скептики, бурчавшие, что закон должен одинаково защищать и президента, и портного, и пастуха, что медсестра, повар или вузовский доцент обладают честью и достоинством в равной мере с высоким чиновником. И что не следует распределять ответственность за оскорбление людей в соответствии с занимаемыми ими должностями. Однако тогдашний Верховный Совет Татарстана все же постарался, сделал приятное президенту и безотлагательно вернулся к заботам о народе.

Через полгода этот закон едва не применили к депутату Валентину Михайлову, ляпнувшему, как он сейчас вспоминает, что-то не то с трибуны Госсовета, но до штрафа дело не дошло. А в дальнейшем мало кто заметил, что с 1 июля 2002 года с введением в действие Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях закон № 1143-XII утратил силу.

Следует добавить, что отсутствие специального закона вовсе не помешало Минтимеру Шаймиеву отстаивать свои честь и достоинство, когда его бывший пресс-секретарь Ирек Муртазин разместил в «Живом журнале» порочащие, по мнению президента, сведения о нем. Тогда, в 2008 году, он обратился в Следственный комитет с просьбой возбудить уголовное дело. А затем явился в суд как обычный гражданин, и такое равноправие можно только приветствовать. Правда, забавно было смотреть, как при входе в здание суда (в которое в тот день никого не пускали) впереди Минтимера Шариповича бежал человек и распахивал перед ним двери. Хотя закон об открывании дверей перед потерпевшими вроде бы не принимали.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera