Репортажи

«Откуда это в вашем телефоне? — Прислали»

У подсудимых по делу Немцова начали сдавать нервы, а судебное следствие выявило новые следы, оставленные так и недопрошенным Русланом Геремеевым

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 20 от 27 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

3

На этой неделе процесс по делу об убийстве Бориса Немцова пошел с полной силой. Свои доказательства невиновности представляла защита Темирлана Эскерханова. Однако обвинение ответило ассиметрично, поставив перед подсудимыми ряд неприятных вопросов.

Внимание участников было обращено на большой экран, на котором адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева показывала присяжным скриншоты с камер наблюдения из гостиницы Radisson от 19 января 2015 года (то есть за месяц с небольшим до убийства Немцова). На кадрах видно, как Эскерханов входит и выходит из гостиницы вместе с Зауром Дадаевым (предполагаемый киллер) и третьим мужчиной, которого следствие называет Русланом Геремеевым (начальником Дадаева в батальоне «Север», которого так и не смогли допросить ни на следствии, ни в суде). Однако Эскерханов заявил, что это не Геремеев, а некто Асланбек Хатаев, но кто он — подсудимый почему-то «не помнил».

— А что вы делали в гостинице? — спросила Эскерханова его адвокат.

— Ничего. Был обычный день. Кушать ходили.

Защиту столь короткий ответ удовлетворил, и присяжным были продемонстрированы кадры с камер наблюдения другой гостиницы — «Украина» за 26 февраля 2015 года (то есть за два дня до убийства Немцова), на которых видно, как туда дважды за один день — в районе 15 и в районе 18 часов — заходят Эскерханов и теперь уже точно Руслан Геремеев. Этого не стал отрицать и подсудимый.

Попали они под камеры на парковке у гостиницы, при входе в гостиницу и в вестибюле. Вместе с ними на кадрах — третий мужчина, худощавый, в кожаной куртке. Эскерханов сказал, что не знает, кто это.

— А что вы там делали? — снова спросила Бюрчиева.

— Так, ничего. Кушали. Это был обычный день. Я еще куртку тогда новую купил.

— То есть это был обычный день, 26 февраля, за день до убийства Немцова?

— Да. Приезжали просто покушать…

— С Геремеевым?

— Да. Он пригласил покушать. Я приехал.

— Два раза, в 15 и в 18 часов?

— Ну да.. сначала покушать. А потом за компанию с ним.

— Убийство, какое-либо покушение обсуждали?

— Ха-ха… Нет.

Когда за трибуну встала прокурор Семененко, в голосе Эскерханова появилась строгость: «Не буду отвечать на вопросы обвинения, потому что вы все переврете».

— Почему же Эскерханов оказался в гостинице «Украина»? Сейчас мы посмотрим, — объявила Семененко, подходя к присяжным. Она повторно показала им записи из гостиницы, на которых видны Эскерханов, Геремеев и еще один мужчина. По словам прокурора, 26 февраля, только ранее, в 11.37, возле гостиницы «Украина» проезжала ZAZ Chance (на которой подсудимые, по версии следствия, следили за Немцовым). «Это очень важно», — заметила Семененко. Адвокат Бюрчиева напомнила ей, что Эскерханов появляется в гостинице только в 15.21, а экспертизы не установили его веществ в машине ZAZ. «Но у нас остаются Губашев Анзор и Дадаев Заур (их следы обнаружены в машине.Ред.)», — сказала Семененко и продолжила: Дурицкая и Немцов собирались идти в бар Mercedes как раз в гостинице «Украина», но в итоге не пошли туда.

Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров спросил у Эскерханова, о чем говорили 26 февраля собравшиеся в гостинице «Украина».

— Я вам так скажу: я не любопытный человек, я не узнавал. Я не Джеймс Бонд. Я вообще отошел к барной стойке, два «редбула» себе купил, — добавил новую деталь подсудимый. Однако кадров с камер наблюдения у барной стойки, увы, ни у следствия, ни у защиты нет.

Прокурор Семененко рассказала присяжным, что в тот же день, 26 февраля, пока Эскерханов с Геремеевым дважды «кушали» в «Украине», водитель Геремеева Руслан Мухутдинов (по версии следствия, организатор) ехал встречать Беслана Шаванова (один из подозреваемых, подорвался в Чечне при задержании) в аэропорт. «Это он вам так объясняет, что «просто покушать» приезжал с Геремеевым», — и Семененко достала из пакета вещдоков телефон Эскерханова. Отметила закономерность:

все те, кто жили или приходили в квартиру на Веерной улице, 46 (там подсудимые, по версии следствия, жили в период подготовки убийства) в телефоне указаны как «Добрые».

«Зарина Добрая» — домработница, «Заур Добрый» — Дадаев, «Русик Добрый» — это, по словам самого Эскерханов, Мухутдинов.

— А ролик с высказыванием Немцова о Путине тоже в этом телефоне был? — спросил адвокат Вадим Прохоров.

— Да. Это чисто ради прикола мне через WhatsApp прислали.

— А кто прислал?

— Не помню.

Семененко подошла к присяжным с телефоном Эскерханова, чтобы показать, правда, без звука, найденный в телефоне ролик, где Немцов высказывается о Путине. «Нам важно показать, что этот ролик был именно в телефоне Эскерханова», — объяснила прокурор. Адвокаты требовали демонстрировать со звуком, «иначе смысла нет. Там мат-перемат». «Со звуком и весь прикол», — горячилась адвокат Бюрчиева.

— Приколов в этом деле нет! — резко оборвала ее Семененко.

— Со звуком ролик демонстрироваться не будет, — постановил судья. Присяжные посмотрели его. А адвокат Прохоров заметил: ролик появился в телефоне Эскерханова 6 марта 2015 года, до его задержания — никто его специально подбросить не мог.

Семененко же показала присяжным фотографии оружия с телефона Эскерханова.

— Я вам отвечу, уважаемые присяжные, — решил пояснить тот. — Я 13 лет работал в органах полиции. У меня брат был начальник полиции. За мной в табельном были закреплены 6—7 пистолетов…

Прокурор в ответ добавила, что и на Веерной тоже было оружие. Адвокат Бюрчиева парировала: квартира не принадлежала подсудимому. «Но он там проживал», — улыбнулась Семененко.

Тем временем прокурор Богданов уже доставал из большого бумажного пакета футляр, в котором лежало ружье, и коробку с пистолетом, все это изъяли на Веерной, 46. Демонстрируя присяжным пистолет «Гроза-041», обвинитель уточнял: калибр 9 мм, зарегистрирован в Чечне, в Шелковском районе, был приобретен Русланом Геремеевым, но ни на кого из физических лиц не зарегистрирован (именно Геремеева долгое время считали настоящим организатором убийства, однако не смогли даже заочно предъявить обвинения).

— Если это ружье имеет какое-то отношение, надо допросить хозяина квартиры, где его нашли (хозяином был племянник Руслана Геремеева Артур Геремеев, который не был допрошен и по повестке в суд не пришел. Ред.), — заявил из «аквариума» Шадид Губашев. — Вы лучше бы нашли пистолет, из которого убили человека. 50 метров рядом с Кремлем убили человека, а вы непонятные вещи какие-то здесь показываете.

От оружия прокуроры снова переключились на экран. Еще раз спроецировали скриншоты с камеры наблюдения в отеле Radisson за 19 января 2015 года. И тут же Семененко показала присяжным телефон Эскерханова, в котором были найдены те же скриншоты. «Попали эти скриншоты на телефон 14 февраля 2015 года, за две недели до убийства Немцова». Семененко также напомнила, что согласно камерам видеонаблюдения, в тот период (начиная с 3 февраля 2015 года) Эскерханов «сидел у дома Немцова» и следил за ним. Судья поинтересовался у Эскерханова, когда и как скриншоты с видеокамер гостиницы появились у него на телефоне.

— По WhatsApp прислали… — ответил тот без особого энтузиазма. Но кто прислал и когда, он опять не помнил.

А дальше — скандал (что для этого процесса почти редкость). Все подсудимые (кроме Бахаева) по очереди начали вставать и заявлять о сфабрикованности уголовного дела и о зависимости суда от прокуратуры. «Обвинению все сходит с рук. У нас вообще мнение есть или нет? И так мы сидим два года незаконно, похитили нас, пытали», — особо злился Шадид Губашев. «Вы как председательствующий этого цирка будете нести ответственность за то, что здесь происходит», — добавлял его брат Анзор.

Когда все утихомирились, Семененко зачитала присяжным экспертизу системного блока компьютера, изъятого на Веерной, 46. Посещение интернет-страниц зафиксировано с 18 июня 2014 года по 4 марта 2015 года. Обнаружены временные файлы, содержавшие ключевые фразы «Немцов Борис Ефимович».

На следующем заседании присяжные попросили напомнить им (снова сказывался долгий перерыв из-за дела «Кировлеса») показания Анны Дурицкой и местонахождение автомобилей Немцова и предполагаемых убийц за день до убийства по данным системы «Поток».

Напомним и мы: с разницей в 4 секунды 26 февраля 2015 года машина ZAZ Chance появлялась в тех же точках, что и Range Rover Немцова — на улицах Новый Арбат и Пятницкой. На следующий день — в день убийства — 27 февраля в 21.44 с разницей в 6 секунд обе машины зафиксированы системой «Поток» на Большом Москворецком мосту: здесь политик будет убит через пару часов. Детализация звонков Шадида Губашева говорит, что 26 февраля он встречал в аэропорту «Внуково» Беслана Шаванова, а затем отвез его на Веерную.

Присяжные также попросили им напомнить детализацию звонков за последние пару дней перед убийством главных обвиняемых — Анзора Губашева и Заура Дадаева (по версии обвинения, Дадаев стрелял в политика, Губашев — следил и был за рулем автомобиля, который увез Дадаева после преступления).

Так, за день до убийства официальный номер Губашева выключен с 12 дня и почти до 11 вечера. По версии обвинения, подсудимые пользовались «боевыми» незарегистрированными трубками. Вечером телефон включается на Веерной. В день убийства телефон выключен. Включается в 00.42 28 февраля на Веерной.

— Анзор, — обратилась Мария Семененко к подсудимому. — Где вы были?

— Анзор Шахидович, — поправил тот. — Когда мое время придет, я скажу!

Телефон Дадаева 26 февраля фиксируется в разных местах, в день убийства после 15 часов телефон недоступен. Включается в 00.47 — тоже на Веерной.

На прошлом заседании подсудимый Эскерханов подтвердил, что номер 8-916-666-66-15 принадлежит его приятелю и односельчанину Руслану Мухутдинову (оба родом из чеченской станицы Шелковская), он же — личный водитель Руслана Геремеева и, по версии следствия, организатор убийства Немцова. В результате исследования билингов выяснилось, что с Мухутдиновым Эскерханов созванивался в общей сложности 23 раза. Самые интенсивные звонки — с 26 февраля. В этот же день, 26-го, они встречаются в ресторане гостиницы «Украина» (там, напомним, еще был Геремеев, шеф Мухутдинова). Созваниваются и на следующий день после убийства — разговор длится 435 секунд. Мухутдинов звонил Эскерханову и в день своего вылета в Грозный, 3 марта. К тому моменту все подозреваемые уже улетели из Москвы в Грозный: Дадаев с Геремеевым, Анзор Губашев, Шадид Губашев (он уехал из Москвы на своей машине), и только Эскерханов оставался в Москве, где его и задержали на Веерной улице 7 марта.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera