Сюжеты

Петров первый

Не стало Владимира Петрова — легендарного центрфорварда легендарной тройки Михайлов—Петров—Харламов

Михайлов, Петров и Харламов (слева направо) 1969 год. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 21 от 1 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

4
 

До своего 70-летия он не дожил четырех месяцев, до 50-летия знакомства с закадычным другом Борисом Михайловым — всего месяц.

Великий Петров всегда был чуть в тени своих великих партнеров — они были ярче и колоритнее, каждый по-своему. Но без Петрова ни тот, ни другой не состоялись бы в той степени, в какой состоялись полноценно и драгоценно. И не прожили бы жизнь, может быть, лучшей тройки в истории отечественного хоккея.

У него, особенно на закате игровой карьеры и в последующей жизни, было лицо римского легионера. На нем не часто отражались эмоции, улыбка была редким явлением — его лицо вполне адекватно отражало внутреннюю сосредоточенность, несуетность и даже некую отстраненность от мира. Эту особенность Владимира Петрова иные принимали за равнодушие, но при внешней флегматичности жить так напряженно и наполненно, как он, могли немногие. Страсти в этой натуре кипели нешуточные, но не показные.

Те, кто видел игру знаменитой армейской тройки воочию, а не в качестве ретро, не в последнюю очередь помнят исходившую от центрфорварда невероятную уверенность. Вкупе с уникальными профессиональными достоинствами диспетчера и снайпера это цементировало игру едва ли не лучшего звена мирового хоккея 70-х годов, резче и объемнее оттеняло качества его потрясающих партнеров — неуемного бойца и бомбардира Бориса Михайлова и неподражаемого Валерия Харламова.

Отсутствие ревности по отношению к друзьям было у него абсолютное — как и у них к нему, когда Петров, случалось, выходил на первый план. Как на чемпионате мира-1973 в Москве, когда на счету Владимира Петрова оказалось невероятных 18 заброшенных шайб, а на счету первой пятерки — все 50, ровно половина от уникального результата сборной СССР.

Титулы и рекорды можно перечислять долго, достаточно назвать звания двукратного олимпийского чемпиона, 9-кратного чемпиона мира и 11-кратного чемпиона СССР.

О спорах Петрова с самим Анатолием Тарасовым складывались легенды — тут коса порой находила на камень, но Тарасов за въедливость и упрямство подопечного не гнобил, он его понимал и ценил за главное. С Виктором Тихоновым ближе к закату карьеры спорить было бесполезно даже Петрову. Гибель Харламова оставила их с Михайловым вдвоем. Они еще поработали вместе в Ленинграде, дальше каждый шел своей дорогой, переходящей в жизненную стезю, кровно связанную с хоккеем.

Петров вполне состоялся как незаурядный функционер, при том что о годах руководства российским хоккеем вспоминать не любил. А пришлось его недолгое президентство на начало 90-х, и это были самые трудные годы для оказавшейся на краю пропасти любимой игры. Хоккею грозило то, что стало с государством, одним из символов которого он еще недавно был, и Владимир Петров делал все, чтобы сохранить живую жизнь игры. Ошибаясь, преодолевая, борясь, выстраивая перспективу. Наносное ушло, наработки даром не пропали, он их отдал и продолжал отдавать до самого конца. С ним можно было не соглашаться, причем категорически, но его мнение, особенно по принципиальным вопросам, спонтанным и необдуманным никогда не было.

Он жил в хоккее в разных качествах и должностях. Об одной стороне его жизни знают мало, а он считал свою деятельность в документальном (прежде всего) кино одной из главных. Когда мы с ним, сидя в гостиничном номере в Казани (было это во время проведения фестиваля спортивных фильмов), попытались подсчитать количество лент, к созданию которых Владимир Владимирович имел непосредственное отношение, получилось больше двух десятков. Все — о хоккее, о наставниках, друзьях и партнерах, о великих противостояниях и великих личностях. И начинал Петров продюсировать и продвигать фильмы еще тогда, когда никому, включая хоккейных начальников, дела до памяти о том хоккее и его людях не было. Он спасал хоккей от забвения, понимая, как легко можно потерять и утратить самое важное.

Сейчас не могу точно вспомнить, есть ли фильм о нем самом. Он не лез в герои как человек, чуждый саморекламы и пафоса.

Но в памяти нашей останется именно как Петров первый.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
хоккей
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera