Колумнисты

Как «аглицкий» премьер мальчиков кушал

Почему политкорректность привела к триумфу паталогических лжецов и чему британской полиции стоит поучиться у российских судов

Этот материал вышел в № 21 от 1 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

45
Фото: ТАСС

Событие, вынесенное в заголовок, — не шутка. Полиция графства Уилтшир расследует дело против бывшего премьер-министра Великобритании сэра Эдварда Хиса. Он подозревается ни больше ни меньше, как в участии в сатанинских оргиях, в ходе которых участники насиловали детей, убивали их и поедали плоть. Обвинения являются «полностью убедительными» и «на 120 процентов достоверными», — публично утверждает глава уилтширской полиции констебль Майк Вил.

При этом английский экс-премьер является не единственным педофилом, который, по мнению английской полиции, убивал и насиловал детей. Подозреваемыми в предыдущей серии были кроме экс-премьера также экс-министр внутренних дел Леон Бриттан, экс-министр обороны лорд Брамалл, экс-глава МИ6 Морис Олдфилд, экс-глава МИ5 сэр Майкл Ханли, генерал сэр Хью Бич, член палаты пэров лорд Яннер и экс-депутат от тори Харви Проктор — единственный оставшийся на сей день в живых член сатанинско-педофильской секты.

Необыкновенная эта история началась в декабре 2014 года, когда представитель Скотленд-Ярда на пресс-конференции публично объявил, что расследует дело об убийстве трех маленьких мальчиков vip-педофилами.

В марте 2015 г. начались обыски: полицейские команды, насчитывавшие до 60 человек, перевернули вверх дном дома лорда Брамалла, Бриттана и Проктора. Информация об обысках щедро сливалась прессе. Дом, в котором жила вдова экс-главы МВД, был обыскан через шесть недель после смерти ее мужа. Обыск в доме лорда Брамалла состоялся тогда, когда 92-летний участник высадки в Нормандии ухаживал за своей страдающей старческим слабоумием женой.

Обвинения против всех этих людей строились на показаниях одного-единственного человека, который до сих пор известен публике только под псевдонимом «Ник».

«Ник» рассказал полицейским ужасающие вещи. Он рассказал, что, когда он был маленьким мальчиком 7 лет, его отец-педофил сначала изнасиловал его, а потом сдал в аренду группе высокопоставленных педофилов, занимавших высшие посты в правительстве и спецслужбах. «Ник» утверждал, что в течение девяти лет он находился в сексуальном рабстве и даже был свидетелем зверских убийств.

На основании этих сведений полиция запустила операцию под названием Midland, в которой участвовало несколько сот детективов и которая обошлась налогоплательщикам в 2 млн фунтов стерлингов.

Проблема заключалась в том, что в результате операции Midland все эти леденящие душу россказни не подтвердились. Результат операции Midland — ноль. Не нашлось жертв. Их просто не было.

Выяснились зато некоторые другие вещи. К примеру, по словам сводного брата «Ника», тот с детства был патологическим лжецом. Выяснилось, что его разоблачения были не совсем бескорыстны. Под сетевым псевдонимом Carl Survivor «Ник» вел блог, на котором рассказывал о своих страданиях и собирал деньги для жертв сексуальных злоупотреблений.

Откровенно говоря, Скотленд-Ярд мог бы проверить все эти обстоятельства, включая отсутствие мальчиков, до того, как поднимать шумиху. Однако Скотленд-Ярд поступил наоборот. В ноябре 2014 года «Ник» пришел в полицию, а уже в декабре 2014 г. Скотленд-Ярд, не пытаясь проверить ничего из изложенного «Ником», провел громкую пресс-конференцию, в ходе которой один из руководителей операции Midland детектив-суперинтендант Кенни МакДональд заявил: «С «Ником» разговаривали опытные офицеры из команды по насилию над детьми и команды по расследованию убийств, и они, и я полагаем, что то, что «Ник» рассказывает, является достоверным и правдивым».

Только после этой пресс-конференции последовали обыски и допросы. 92-летнего лорда Брамалла, героя высадки в Нормандии, детективы, к примеру, допрашивали, умеет ли он плавать. По их мнению, это должно было служить доказательством, что он действительно принимал участие в описанной «Ником» секс-оргии, которая происходила в бассейне.

Каким образом, вместо того чтобы проверить показания патологического лжеца, побиравшегося в Сети под лозунгом «Подайте жертве насилия», Скотленд-Ярд собрал пресс-конференцию, на которой еще до суда объявил обвинения «достоверными и правдивыми»?

Все началось после смерти знаменитого британского диджея и телеведущего Джимми Савиля. Слухи о педофилии Савиля ходили еще при жизни: он даже судился с газетой Sun. А 3 октября 2012 года компания ITV показала документальный фильм о Савиле-педофиле. Жертвы, проинтервьюированные в фильме, жаловались не только на Савиля, но и рассказывали о потрясающем бездушии, с которым полицейский аппарат относился к их жалобам.

Фильм упал на хорошо подготовленную почву. Левая пресса и до этого подозревала полицию в потакании истеблишменту. Теперь эти подозрения превратились в шквал критики. Инструкции полиции поменялись на 180 градусов. По итогам деятельности Савиля началась операция Yewtree, в ходе которой под подозрение попали десятки знаменитостей. От Yewtree отпочковалась уже упоминавшаяся Midland. От нее же отпочковалась операция Hydrant.

По мере разрастания скандала число обвиняемых росло и росло. Каждый день в полицию приходили люди с новыми обвинениями. Иногда это были настоящие жертвы. Иногда это были люди, страдающие синдромом Мюнхгаузена.

В полиции не отказывали никому: правила политкорректности предполагали, что каждый, кто обвиняет известного или влиятельного человека в насилии, есть несчастная жертва, а полицейский, который усомнится в словах этой жертвы, есть сексист и скрытый фашист.

Очень быстро такая ситуация понравилась и самим полицейским. Внутри британской полиции сформировалась влиятельная группа интересов, которую пьянило новое чувство всесилия. Для этих людей весь мир был неразоблаченные педофилы. Они с удовольствием сливали в прессу известия о будущих обысках и расследовали преступления посредством пресс-конференций. Им хорошо было известно, что достаточно дать пресс-конференцию, на которой ту или иную знаменитость обвиняли в педофилии, как тут же среди телезрителей найдется несколько человек, которые вспрыгнут на подножку.

Расследование путем пресс-конференций было системным приемом. Английские детективы хорошо знали законы возникновения ментальных эпидемий.

И если «жертве» закон обещал анонимность (мы до сих пор не знаем настоящего имени «Ника»), то имена обвиняемых еще до предъявления официальных обвинений становились известны публике. Причем последующее снятие обвинений уже мало могло помочь растоптанной репутации.

После громкого провала операции Midland судья Верховного суда Великобритании сэр Ричард Хенрикес провел расследование новых принципов обвинений в домогательстве. Его отчет был представлен 31 октября 2016 г.

Большая часть этого отчета до сих пор является секретной, но даже те части, которые опубликованы, леденят душу. За бесстрастным и очень вежливым тоном сэра Ричарда Хенрикеса скрывается сокрушительная критика процесса расследования, который нарушал самые базовые начала правосудия.

К примеру, судья Хенрикес отметил, что во всех документах операции Hydrant офицеры не использовали слово «истец», а использовали слово «жертва», тем самым заведомо признавая утверждения «жертвы» справедливыми. Сэру Хенрикесу это показалось странным, ибо процесс расследования в том и состоит, чтобы выяснить, является ли податель жалобы жертвой.

Сэр Хенрикес также был шокирован, узнав, что внутренние циркуляры Скотленд-Ярда предписывали относиться к любому обвинению в любом сексуальном домогательстве, имевшем место сорок лет назад, как к абсолютной правде. «В тот момент, когда кто-то выдвигает обвинение в преступлении, полиция должна верить его сообщению и составить отчет о преступлении», — гласили они.

Сэру Хенрикесу это показалось заведомой предвзятостью в пользу одной из сторон. В самом деле, ведь если вы с первого момента верите любым словам «жертвы», то это автоматически означает, что вы не верите оправданиям того, кого она обвиняет.

Суть выводов сэра Хенрикеса заключалась в том, что во всех этих расследованиях английская полиция начала вести себя, как инквизиция. «Жертва» имела возможность выступать с любыми обвинениями, не указывая ни дат, ни обстоятельств, ни места совершения преступления. Обвиняемый по определению не имел возможности оправдаться в том, что много лет назад он не совершил в неустановленном месте в неустановленное время развратных действий с «жертвой».

Достаточно было стать мало-мальски известным человеком, чтобы привлечь к себе внимание «жертвы». Именно такова была, к примеру, судьба 66-летнего Дэвида Брайанта. Его обвинитель, некий Денни Дей, прочел в газетах, что Брайант стал главным пожарным графства Дорсет. Этого было довольно: на следующий день Брайанту пришло угрожающее письмо, в котором Дей напоминал о себе и обещал, что Брайант за все заплатит. Брайант имел неосторожность обратиться в полицию. Дея задержали. Тот в ответ рассказал, что в некий период, с 1976 по 1978 год (Дей точно не помнил, когда произошло это судьбоносное в его жизни событие), Брайант и его напарник зазвали Дея на пожарную станцию и зверски изнасиловали.

Полиция, а затем присяжные нашли показания Дея совершенно убедительными и дали гнусному насильнику Брайанту пять лет. Брайант имел глупость обжаловать приговор. Ему вкатили восемь с половиной. Ликующий Дей раздавал интервью, отказавшись даже от привычной в таких случаях для истцов анонимности.

Погубила Денни Дея исключительная наглость: он не только посадил Девида Брайанта, но и подал к нему гражданский иск на сумму в 100 тыс. фунтов стерлингов, утверждая, что душевная травма лишила его карьеры в спорте. «Если бы не изнасилование, — утверждал Дей, — он бы участвовал в 1984-м в Олимпийских играх, ибо он имел «боксерские результаты лучшие, чем Мохаммед Али».

Детективам, нанятым супругой Брайанта, удалось доказать, что Денни Дей не только не имел никакого шанса на участие в Олимпиаде, но и вообще никогда не ступал ногой на боксерский ринг. Кроме того, как выяснилось, с 2000 по 2010 год он наблюдался у психиатра. Диагноз, поставленный ему, звучал так: «патологический лжец».

Казалось бы, доклад сэра Ричарда Хенрикеса должен был бы привести к радикальному пересмотру сложившейся инквизиционной практики, однако все случилось с точностью до наоборот. Руководители благотворительных организаций, специализирующихся на помощи жертвам насилия, сообщили, что любая попытка проверить слова бедных жертв приведет к тому, что они испугаются обращаться в полицию, и сильные мира сего останутся безнаказанными.

Руководитель провальной операции Midland Стив Вудхаус отказался извиняться перед скончавшимися в ходе его скандального расследования Леоном Бриттаном и лордом Брамаллом. «Не думаю, что я или какой-нибудь другой сотрудник операции Midland сделал что-то неправильно», — заявил он. Обвиняемых — или их наследников — так и не уведомили о том, что они стали жертвой ложных обвинений. Официальная формулировка гласила, что полиция «не смогла собрать достаточных доказательств».

А недавно полиция анонсировала продолжение банкета: шеф полиции графства Уилтшир Майк Вил объявил о новом обвинении против покойного экс-премьера. На этот раз обвинителем сэра Хиса является не дискредитированный «Ник», а некая группа женщин, которая утверждает, что покойный премьер состоял ни больше ни меньше, как в сатанинской церкви. Члены этой церкви насиловали детей, а также убивали и ели, и съели они их аж шестнадцать штук.

Тот факт, что шеф уилтширской полиции не смог за восемь месяцев расследования, стоившего налогоплательщикам еще 800 тыс. фунтов стерлингов, обнаружить ни одного из шестнадцати пропавших младенцев, не помешал ему назвать обвинения «на 120 процентов достоверными».

Примечательно, что эта ментальная эпидемия, в ходе которой английская полиция начала превращаться в филиал инквизиции, произошла не в ходе поиска врагов народа, ведьм или еретиков. Она произошла из-за самых благих намерений: в ходе крестового похода против коррумпированного истеблишмента, сексизма и педофилии. Союз патологических лжецов с полицейскими, ощутившими запах всемогущества, не состоялся бы, если бы не атмосфера тотальной политкорректности, которая потребовала вышвырнуть на свалку истории все старые буржуазные понятия вроде «презумпции невиновности».

История о том, как «аглицкий» премьер безнаказанно кушал мальчиков, напоминает нам, что даже самая безупречно работающая правовая система всегда стоит в одном шаге от ГУЛАГа.

Единственное, что можно пожелать констеблям Майку Вилу и Стиву Вудхаусу, так это повнимательнее изучить правоприменительную практику коллег из России: после этого и съеденные младенцы найдутся, и даже показания по скайпу с того света дадут.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera