Репортажи

Лом и прочие инструменты дознания

Как из жертвы пыток сделать подсудимого?

Мардирос Демерчян. Фото: Ксения Гагай

Этот материал вышел в № 23 от 6 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

11

Соседка говорит про семью Мардироса: «Он работал, как ишак, они жили хорошо! И так скатились… Мы вообще не думали, что у него такое может быть».

Семья Мардироса действительно в последнее время сильно скатилась. В их маленьком домике в сочинском поселке Веселое, где Демерчяны живут с четырьмя детьми, теперь даже обоев нет: старые отсырели — пришлось сорвать, крыша протекла. На новые обои денег не хватает. «Сырость, — тянет Людмила, супруга Мардироса. — Сейчас печку топим, вроде получше стало, — а так сырость».

Мардирос после того, что с ним произошло, не может работать. Поехать лечиться в другой регион он тоже не может, находится под подпиской о невыезде.

Макароны — вот что держит семью на плаву. Макароны можно взять недорого.

«Я хочу обеспечивать своих детей нормально. Годы идут, я еле-еле вытягиваю. И то, считай, что не вытягиваю, — говорит Мардирос. — Каждый день у меня сейчас долги все больше и больше становятся. Я даже не знаю, как я их буду отдавать». Хотя в 2013 году, когда Мардирос устроился на строительство олимпийского объекта, перспективы впереди виделись самые замечательные. В Сочи пришли тучные времена, думалось всем.

Но вскоре после того, как Мардирос начал работать на стройке, ему, как и другим работникам, перестали платить. Несколько раз он ходил к своему начальству просить, чтобы выплатили деньги, однако вскоре был уволен, без денег.

И вот неожиданно 12 июня Демерчяна вместе с шурином, которого тоже уволили, пригласили на стройку. «Позвонил прораб, говорит: «Приезжай, надо увидеться». Мы подумали, что он, наверное, сейчас нам зарплату даст, поехали». Когда строители приехали на объект, они были задержаны сотрудниками ОВД «Блиново». Сначала их доставили на склад, который находился по соседству с отделом, а позже — уже и в отдел. Весь день полицейские проводили дознание по поводу 2300 метров кабеля, якобы украденного с объекта. Из орудий дознания Демерчян хорошо запомнил боксерские перчатки. И еще лом — красный, противопожарный. «…И один говорит: принесите лом. Я их спрашиваю, а зачем вам лом? Вы что, ломом будете бить?»

Но человеческая жестокость изобретательнее того, что он, простой строитель, мог себе придумать.

В результате оперативно-разыскных мероприятий, продолжавшихся около 20 часов, Демерчян был на «скорой» доставлен в нейрохирургическое отделение больницы № 4. Врач Топоров, видевший, в каком состоянии Мардироса привезли в больницу, позже в суде свидетельствовал о том, что тот держал перед собой тазик, полный рвотных масс.

Врачи поставили диагноз (он есть в медицинской карте): острый посттравматический панкреатит, диспепсия (т.е. повреждение желудка), последствия сотрясения мозга. Два зуба выбиты, еще два — сломаны.

Травматическая трещина прямой кишки.

Фактически Мардирос в тот день был превращен в инвалида.

Самый же главный результат работы, проведенной оперативниками, заключался в том, что Демерчян все же подписал «явку с повинной». (Его шурин тогда отделался штрафом 1000 рублей — за сопротивление сотрудникам полиции.)

На следующий день Демерчян при помощи родственников написал в Следственный комитет заявление по факту пыток — и такого поворота событий вряд ли кто-то ожидал.

Никакого уголовного дела против оперативников, конечно, не последовало. Все закончилось на доследственной проверке: за девять минут был осмотрен отдел «Блиново», склад, куда изначально привезли задержанных, следователи осматривать не стали. В ОВД не были изъяты даже записи с камер. Следователю просто пояснили, что в этот день света в отделе не было — он на том и успокоился. Зато тот же следователь, что принимал от Демерчяна заявление о пытках, завел другое дело, уже против самого Мардироса (по ч. 1 ст. 306 УК РФ) — «Заведомо ложный донос». Тогда Демерчяны обратились за помощью в «Общественный вердикт» (эта организация помогает жертвам пыток).

К февралю это дело закономерно докатилось до суда (Адлерского районного). В суде начальник ОВД «Блиново» Александр Кисляр настаивал, что в отделении никак не могло быть лома (и лом, конечно, не нашли). Прораб Пашян говорил, что у Демерчяна давно, еще до поездки в полицию, не было зубов. Суд запрещал защите и обвиняемому знакомиться с материалами дела («Вот обвинение будет представлять доказательства — тогда и ознакомитесь».) Все развивалось совершенно в рамках жанра, и судья Якименко вынес Демерчяну обвинительный приговор, назначив 300 часов общественных работ. Приговор Демерчян слушал сидя — стоять не мог.

Адвокаты «Общественного вердикта» обжаловали это решение в Краснодарском краевом суде. «Приговор Адлерского суда повлечет цепную реакцию по делам о пытках», — взывал адвокат Попков к гражданским чувствам судьи. Аргументы защиты оказались настолько убедительными, что даже прокурор в прениях высказался за отмену приговора в связи с грубым нарушением прав подсудимого. И приговор действительно был отменен, а дело вновь вернулось к следствию.

Про цепную реакцию, которую может спровоцировать решение по делу Мардироса Демерчяна, — это было очень точное умозаключение. Какую реакцию могло повлечь за собой оправдание Демерчяна? Верно: тогда пришлось бы расследовать дело против людей, его пытавших. А поскольку такое развитие событий не всем участникам процесса представлялось допустимым и желательным, следствие просто перекроило материалы прежнего дела: по факту «ложного доноса», добавив к нему теперь и кражу 2300 метров кабеля, из-за которого Мардироса тогда и пытали.

К лету 2016 года новое дело дошло до суда.

Между тем, потянув за этот кабель, следствие вытащило на свет весь невыносимый абсурд вменяемых Мардиросу обвинений. В частности, особенно выпукло и неудобно смотрелся теперь тот факт, что никакого заявления о краже кабеля в полицию не поступало. «Спустя десять дней после того, как из-за этого кабеля Демерчяна задержали полицейские, прораб оповестил полицию о недостаче на объекте, — говорит адвокат «Вердикта» Александр Бойченко. — Заявления о краже он не делал».

Кроме того, совсем не в пользу следствия выступили врачи, которые своими показаниями совершенно ломали картину, представленную обвинением. В частности, сразу два врача, которые, согласно материалам дела, свидетельствовали об «отсутствии повреждений» у Демерчяна, в зале суда не признали собственных подписей под протоколами допроса.

А замглавврача адлерской стоматологической клиники Крымова, которая осматривала Мардироса «по факту выбитых в полиции зубов», на процессе заявила, что следователь Артем Семенец, расследовавший дело о доносе, вообще ее не опрашивал.

Прокурор наталкивала врача Топорова, принимавшего в больнице Демерчяна с тазиком, на мысль о том, что того рвало, потому что в машине укачало. Но доктор упирался: это было сотрясение мозга.

Адвокаты со своей стороны также добавили перца, подсчитав, что 2300 метров кабеля, которые Мардирос, по версии обвинения, украл, обмотав вокруг тела, — это около 500 килограммов.

Однако основной удар по устойчивости позиции обвинения в суде нанесло само же следствие.

14 декабря на очередном заседании по делу Демерчяна был допрошен москвич Николай Красько — гендиректор фирмы ООО «Даурия Строй», зарегистрированной на Сейшелах. По делу о краже он проходит потерпевшим.

В ходе допроса, организованного по видеоконференцсвязи, Красько рассказал, что никакого отношения к фирме «Даурия Строй» он не имеет, не регистрировал ее и в собраниях не участвовал, поскольку работал в Москве, на расклейке объявлений. По словам Красько, ситуацию с кражей ему «разъяснили» полицейские, которые специально ради этого приехали в Москву из Сочи. Он себя признал потерпевшим и согласился все подписать, потому что «так сказали полицейские». Они ему ничем не угрожали — лишь сказали о том, что отвезут в Сочи на суд. А уж обратно добираться будет сам.

В 2014 году у Красько был украден паспорт. Кроме «Даурии Строй» он числится гендиректором еще 66 фирм.

Олимпийский объект «Дом для волонтеров», на строительстве которого и работал Демерчян, до сих пор не сдан и в настоящий момент выставлен на торги.

Между тем Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Демерчяна. Суд требует от России объяснить происхождение травм Демерчяна и представить почасовой отчет о том, что происходило с ним с момента задержания.

«Новая» регулярно пишет о делах «Общественного вердикта», связанных с пытками. И дело Демерчяна, попавшего под суд за то, что пожаловался на методы работы полиции, к сожалению, не уникально. Таким образом, нарабатывается опасная практика, уверен Олег Новиков, руководитель фонда по связям с общественностью.

Следующее слушание по делу Мардироса Демерчяна назначено на 9 марта. «Новая» следит за процессом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera