Репортажи

«Это тяжелая мечта»

Как в течение полугода в Красноярске готовят космонавтов

Фото: Александра Копачева / «Новая»

Общество

Александра КопачеваКорреспондент

2

Лагерь

Час езды на машине от Красноярска, чтобы оказаться в лесу. Здесь, на берегу реки Мана — правого притока Енисея, разбит лагерь. На противоположном берегу участники проекта «Космическая одиссея» ведут борьбу за выживание. Цель — проверить свою готовность к экстремальным вызовам.

Большинство участников «одиссеи» — молодые специалисты, уже работают в космической отрасли: на Красноярском машиностроительном заводе и на предприятии «Информационные спутниковые системы».

Я оказалась с ними на второй день экспедиции. От лагеря ехали к ним на машине по замерзшей реке, потом на снегоходе уже на стоянку в глухой лес. становлены две многоместные палатки, снаружи кострище, у него собран большой стол.

Все разговоры были про предстоящую ночь. В заснеженной тайге именно ночевка оказалась самым серьезным испытанием: «Даже парашютно-летная подготовка не так пугает. Боялась медведей и что замерзну», — призналась мне потом Луиза Маймакова. В первую ночь температура опускалась до минус двенадцати. Тепло в больших палатках поддерживали с помощью печки.

— Мы установили дежурства по часу. Каждый вставал, подкидывал дрова, — говорит Мила Самотик.

В программу «выживания» в тайге входило три дня и две ночи в лесу, апробация на месте навыков оказания первой помощи, строительства укрытия от непогоды и всегдашний «костер с одной спички».

Фото: Александра Копачева / «Новая»

Проект

Первый набор проекта «Космическая одиссея» прошел в 2004 году, а этот — второй. Зато прошлые выпускники почти все остались работать в космической отрасли.

Основали программу красноярский «СоюзМаш», Объединенная ракетно-космическая корпорация и Роскосмос. С 2004 года она не изменилась: первый этап — теория и тренировки — проходит в январе, второй — как раз выживание — в последних числах февраля, а заключительная часть пройдет в мае, в Звездном городке.

Участники делятся на две группы: кто-то попадает в «космонавты», а кто-то — в «исследователи». Это — те, кого не отсеяли. А отбор был серьезный: из 48 кандидатов осталось 24. Из них 16 «космонавтов» и восемь «исследователей».

Программа первых максимально приближена к подготовке реальных российских космонавтов: лекции по медицине, выживание, летно-парашютная практика и обучение в Центре подготовки космонавтов имени Гагарина. Вторая группа ребят занимается наукой: дистанционно зонируют земли, проводят эксперименты в БИОСе (комплекс, который моделирует замкнутую экологическую систему — ред.), отрабатывают запуск спутника.

Фото: Александра Копачева / «Новая»

Выживание

— Сухой творог на станции (МКС — ред.) как валюта. У американцев его нет, — говорит космонавт Олег Артемьев, держа в руке пластинку, больше напоминающую больше рафинад.

Все пробуют. На вкус не очень.

— На МКС мы его водой разбавляем, так вкуснее, а на выживании сухой едим, — объясняет космонавт. Артемьев провел в космосе больше 160 дней, несколько раз выходил в открытый космос.

Фото: Александра Копачева / «Новая»

На походном столе инструктор раскладывает НАЗ (носимый аварийный запас).

— Вода, продукты, ветроустойчивые спички, теплая одежда, аптечка и очки. Зеркало еще есть, зайчиков пускать, плотик, если приземлились на воде, — перечисляет содержимое НАЗ космонавт. — Бортовая документация, еще инструкция по спасению 83-го года, но там написано, как спастись из самолета. Ее никто не читает. На розжиг идет, — шутит он.

Программа предполагает, что после приземления в нелюдимом месте космонавт должен выйти на связь со спасателями и сам расчистить место для их вертолета. Для этого в НАЗ есть мачете. Еще он нужен, чтобы построить укрытие (краткий курс строительства «вигвамов» включен) и ждать.

— До этого мы разговаривали с другим космонавтом — Александром Лазуткиным, он рассказывал истории из жизни. У них был самый неудачный полет на станцию, чего только ни случилось: пожар, потом в них врезался «Прогресс», на спуске не сработали двигатели торможения и не открылся первый парашют. Он говорил, что было обидно, когда соседка его не узнала. Спросила: «Саш, тебя что-то долго не было, ездил куда-то?». Он в это время в космосе был, — рассказывает Мила Самотик.

Фото: Александра Копачева / «Новая»

После приземления спускаемый аппарат может оказаться в любой местности. Поисково-спасательная служба должна найти экипаж в течение 48 часов, за это время космонавты строят укрытие, выходят на связь со спасателями и помогают возможным пострадавшим при посадке.

— Во время крайних наших посадок аппарат видели еще на этапе спуска. Вертолет со спасателями приземлялся почти одновременно с аппаратом. Но бывают и другие случаи, когда выполняется баллистическая посадка (такой спуск не требует управления, он применялся на первых космических кораблях — ред.). Крайние случаи были в 2008 и 2003 годах, — говорит Артемьев.

Спасателям может помешать сильный ветер или рельеф поверхности — тогда космонавты спасаются самостоятельно. После совместного полета новое испытание помогает окончательно узнать человека, считает Артемьев.

— МКС — единственный международный проект, где страны не конкуренты, а одна семья. Мировая научная лаборатория. Мы друг другу помогаем, несмотря на негативные моменты между странами. Это давно продолжается. Первая программы была «Аполлон» — «Союз» во время холодной войны. Это как раз и есть одна из мирных областей.

Фото: Александра Копачева / «Новая»

«Сказать, что я космонавт — это круто»

— У нас есть ребята, которые действительно планируют пройти отбор в космонавты. Я этого не планирую. Нужно иметь мечту. Лазуткин рассказывал нам про людей, которые стремились к этой мечте, забывая обо всем. Когда одного такого кандидата списали по здоровью, он угас на глазах. Это тяжелая мечта, — говорит Мила.

— Бизнесменом быть скучно, а сказать, что я космонавт — это круто. Почему бы не попробовать, пока в университете учусь. Самое важное, что мы получаем  опыт, эмоции и знакомства. Прошли здесь краткий курс космонавтики, — говорит Артем Маслов, еще один участник «Космической одиссеи».

Зачет

После встречи с Олегом Артемьевым участники проекта готовились к зачету, который должен был пройти на третий — последний — день выживания.

— Будет что-то вроде кросса на лыжах по лесу, на маршруте будут точки, где мы должны выполнить специальные задания, — рассказывает мне Луиза.

Кросс 3 километра. Стартовая точка — лагерь.

Фото: Александра Копачева / «Новая»

Отличие зачета от подготовки — испытание приходится проходить в одиночку. Интервал между участниками 4 минуты. Обогнув лагерь, они спускаются к реке, тут нужно выполнить первое задание — определить свои координаты и передать их по радиосвязи на следующий пункт.

На следующем пункте нужно разжечь костер: задание считается выполненным, если пламя разорвет нитку. К очередному пункту, где нужно сориентироваться по компасу, снова нужно идти на лыжах.  

Заключительный этап зачета — вопросы по первой медицинской помощи.

Предварительные итоги этапа выживания организаторы подвели на месте, окончательный результат будет известен чуть позже. Победители проекта станут известны в мае, когда участники окажутся в Звездном городке — они поедут на Байконур и получат рекомендации к зачислению в отряд космонавтов.

Фото: Александра Копачева / «Новая»
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera