Репортажи

«Майдан» имени Дзержинского

Как жители Подмосковья стали «врагами действующей власти»

PhotoXPress

Этот материал вышел в № 25 от 13 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Ребровкорреспондент

8

— Разговор у нас будет конкретный. Перед Новым годом я говорил вам: «Маргарита Михайловна, успокойтесь!» — ​деловитый мужской голос на записи, предположительно, принадлежит Сергею Дубину, председателю Дзержинского совета депутатов и директору ДМУП «ЭКПО», ресурсной организации, поставляющей в город горячую воду.

— И что получил в результате? Маргарита Михайловна продолжает агитацию! — ​возмущается голос. А через пару минут просит женщину написать заявление по собственному желанию: «Видимо, придется расстаться».

Дама парирует: «В трудовом законодательстве нет такой статьи, чтобы уволить сотрудника за то, что он хочет жить по-человечески».

Этот разговор состоялся 14 декабря 2016 года. Пока Котову Маргариту Михайловну не уволили. (Именно она и предоставила редакции запись.) Найти статью действительно не удалось, но к маю, по словам женщины, обещали все-таки «придумать способ».

А дело в том, что около года назад, весной 2016-го, она, оператор теплового пункта 4-го разряда, восстала против мэра города Дзержинский. Не сошлась с городским головой по вопросу об управляющей компании.

Вместе с Котовой восстали жильцы еще восьми домов, включая ее собственный, № 14, на улице Угрешской. С тех пор история, которая началась с долга за отопление, успела обрасти множеством неожиданных подробностей, включая допросы в ФСБ и угрозы подбросить особо бойким активистам наркотики.

Денежный вопрос

Дзержинский — ​небольшой город в нескольких километрах к юго-востоку от Москвы. 50 тысяч жителей. Старинный Николо-Угрешский монастырь. Вдоль заснеженных улиц — ​рыжие новостройки. До недавнего времени здесь работали только две управляющие компании: «ОЖИКОМ» и «РОСС». Обе муниципальные. С них и начался конфликт.

— Компания «РОСС» 10 лет лишь собирала деньги, но ни разу не сделала даже элементарного ремонта в подъездах. «ОЖИКОМ», в свою очередь, прославился многомиллионным долгом за отопление, — ​рассказывает Олеся Артюшкина, жительница дома № 3 на улице Школьной и активная участница «сопротивления».

— В декабре 2012 года они установили нам общедомовой прибор учета, подключили его, — ​продолжает другая активистка, Галина Рудковская, проживающая по адресу: Угрешская, 26. — ​Два года с котельной компания расплачивались по показаниям счетчика, а нам платежки начисляла по нормативу.

Разница, присвоенная коммунальщиками, составила 2 миллиона 744 тысячи рублей. Эта сумма сопоставима с той, что управляющая компания получает с многоэтажки за год. Теперь на руках у жителей есть и предписание Госжилинспекции на перерасчет, и решение суда от 13 января 2016 года. Нет только денег.

«А ведь наш дом такой не единственный!» — ​разводят руками женщины.

Кадровый вопрос

Так вокруг проблем с отоплением и ремонтом к зиме 2015 года в городе сформировалась команда деятельных дам, председательниц домовых комитетов. В их ряды влилась и Маргарита Михайловна, на чьи плечи легла нелегкая работа по написанию жалоб и участию в судебных процедурах.

— Все компании, с которыми мы боролись, учредил мэр, именно он назначал их руководителей, а в марте прошлого года стало известно, что администрация собирается создать еще одну, вместо двух уже погрязших в долгах, фирму. «Уютный дом» называется. И превратить ее в монополиста. Тут мы и забили тревогу, — ​рассказывает Маргарита Михайловна.

Сначала активисток смутил не только нахрап администрации (а под управление новой компании дома стали переходить «пачками» — ​по 10–15 в месяц). Начальником конторы стал Ризванов Ильяс Дамирович. «Этот человек уже руководил одним муниципальным предприятием, оно называлась «ФСК», и работало в городе до «ОЖИКОМа» и «РОССа». Эта компания обанкротилась, с нею были все те же проблемы, что и с остальными, и вот мэр опять ставит этого человека руководителем».

В итоге председатели домов по улицам: Лесная, 21, Угрешская, 14, 20, 26, 26-б, Школьная, 5, и Школьная, 3, — ​обратились к московскому холдингу «Капитал-Инвест», чтобы тот принял под управление их площади. «Мы долго искали того, кто не побоится «зайти» в наш город, и, перебрав с десяток контор (часть из которых просто отказалась с нами связываться, услышав слово «Дзержинский»), остановились на «Капитале», — ​объясняют активистки.

Экзамен на прочность

На общегородском собрании в начале декабря мэр неожиданно резко отреагировал на появление конкурента, а потом начались угрозы.

17 декабря 2016 года на встречу жильцов в клубе Юного техника, пожелавших уйти к частнику, — ​ворвалась полиция и лояльные градоначальнику муниципальные парламентарии.

— Депутат местного собрания от ЛДПР Дмитрий Байраков кричал на нас почти матом, — ​вспоминают женщины (на видео, снятом в тот день, он действительно выглядит агрессивно). — ​Двум нашим активисткам он напрямую угрожал, Евгении Станецкой сказал: «У тебя ребенок в третьей гимназии учится? Девятый класс заканчивает? Ну и как он экзамены сдаст?», а Галине Рудковской, у нее ларек на рынке с травами, и вовсе пообещал, что в палатке «найдут спайсы», — ​рассказывает Артюшина.

С тех пор сторонники «Уютного дома» и «Капитал-Инвеста» воюют за каждую многоэтажку. К агитации за проект мэра подключились так называемые «комитеты общественного самоуправления» (КОС). В свое время эти органы местного самоуправления были созданы администрацией как «посредник» между городскими чиновниками и домовыми советами. Теперь сотрудники комитетов в сопровождении депутатов и полиции приходят почти на каждое собрание жильцов.

— По факту мэр перед ними поставил задачу: все многоэтажки города переключить на «Уютный дом», — ​говорит Олеся Артюшина.

«Тут вам не Крым!»

— Комитеты координируются финансируемым из городского бюджета МБУ «Угреша-Дзержинский». Под выборы эта контора, как правило, мобилизует старших для обеспечения явки и агитации, а тут они взялись за коммуналку, — ​добавляет активистка Марина Нистратова.

Сторонники частной компании, в свою очередь, отлавливают агитаторов противника с подписными листами по подъездам.

— Они называют нас «врагами действующей власти». Пускай мы не можем самостоятельно выбирать главу города, но уж управляющую компанию мы можем выбрать самостоятельно?! — ​негодует активистка Марина Нистратова.

Роль «врага» дается нелегко. С февраля к конфликту подключились силовики. Восьмого числа руководство частной компании вызвали в Люберецкую ФСБ. «Сказали: на профилактическую беседу, чтобы не было социального взрыва», — ​объясняет заместитель главы «Капитал-Инвеста» по развитию Игорь Никифиров. «С таким мы сталкиваемся впервые за всю историю компании, — ​продолжает первый заместитель генерального директора фирмы Сергей Лембик. — ​Их интересовало: не собираемся ли мы «разжечь бузу против властей»? Но ведь буза была и без нас: активисты воюют со своими коммунальщиками уже больше года».

23 февраля полиция постучалась в двери к самой Артюшиной. Сотрудник представился капитаном Денисом Макаренко, заместителем участкового. Он показал заявление, написанное от лица трех пожилых соседей, которые утверждают, что активистка оказывает на них давление и угрожает физической расправой (п. 1 ст. 119 УК — ​до двух лет лишения свободы).

На следующий день в Дзержинском отделении полиции гражданке сообщили, что никакого заявления официально к ним не поступало и об «угрозах жизни» полицейские слышат впервые.

— Одну из «жертв», Любовь Широкову, мы встретили в подъезде в тот же день, но оказалось, что никакого заявления она не писала, — ​сообщила «Новой газете» Марина Нистратова.

Активисты обращают внимание, что текст документа, предъявленный участковым (в редакции есть его фотокопия), набран на компьютере, а подпись заявителя отсутствует. Они не сомневаются, что за появлением этой кляузы стоит… администрация. Первый заместитель главы администрации городского округа Дзержинский Сергей Трутнев комментировать случившееся отказался.

Что такое оппозиция?

В течение трех зимних месяцев активисты, уставшие от козней чиновников, успели направить жалобы и открытые письма на имя губернатора Московской области, мэра, в прокуратуру и даже в Минстрой РФ. Безрезультатно.

— Власти нас называют «майданом», оппозицией, то есть выходит, что любой дом, который не захочет записываться к мэру в управляющую компанию, это уже оппозиция?! — ​возмущается Артюшина. — ​Получается, что оппозиция — ​это любой человек, который борется за свои права и хочет жить по-человечески.

Между тем мэр города Виталий Пономаренко успел сообщить в эфире местного канала, что в городе под его руководством реализуется принцип «демократуры» — ​«демократия при обсуждении, диктатура при реализации». Впрочем, словари толкуют это слово как «режим, который «обеспечивает возможность ненаказуемого игнорирования или нарушения интересов большинства или значительной части граждан» властями формально избираемыми по «демократическим принципам».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera