Сюжеты

Схватка либералов и популистов

Экзит-поллы на выборах в Нидерландах показали победу либерального мейнстрима над правым популизмом

Премьер-министр Марк Рютте. Фото: EPA/JERRY LAMPEN

Этот материал вышел в № 27 от 17 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

6

По предварительным итогам состоявшихся в среду выборов, либеральная Народная партия за свободу и демократию (VVD) нынешнего премьер-министра Марка Рютте получит 33 из 150 мест в Генеральных штатах (парламенте) Нидерландов — на 7-10 мест больше, чем показывали опросы перед голосованием, и на 8 мест меньше, чем в прежнем составе законодательной ассамблеи. Ультраправая Партия свободы Герта Вилдерса не оправдала прогнозов на первое место и получит 20 мест, что, однако, на пять мест больше, чем на предыдущих выборах. Она продвинулась с третьего на второе место. Тем не менее, большинство наблюдателей считают итоги выборов поражением популистов. Как только появились экзит-поллы, курс евро по отношению к доллару поднялся до самой высокой после 7 февраля отметки.

В среду взоры всего мира обратились на маленькие Нидерланды. Парламентские выборы в них расценивались как лакмусовая бумажка, барометр, тест на политическую мутацию Европы в сторону национальной изоляции после более чем полувека стирания границ, открытия внешнему миру, культурной и религиозной толерантности.

В рыбном ресторане «Симонис» в порту Схевенингена, пригорода Гааги, в день выборов было многолюдно, как в любой день. Это скорее огромная столовая, где по громкой связи, пробиваясь сквозь шум и гвалт, выкрикивают номера готовых заказов. Продукция свежайшая, вкуснейшая и дешевая, что одинаково привлекает портовых рабочих, бюргерские семьи, экспатов и дипломатов. Тема выборов обсуждалась в разговорах, но о том, кто за кого голосовал, соседи старались не говорить, чтобы не поругаться. Общество расколото.

Европа в последние лет десять находится в плену проблем, сначала экономических и финансовых, потом — связанных с иммиграцией.  Первый удар по послевоенному порядку нанес Brexit, второй — победа Трампа (хотя это и другой континент). Голосование голландцев — в одном ряду с ними. Оно дает пищу для прогноза результатов президентских выборов во Франции в апреле и мае, парламентских — в Германии в сентябре. Кто-то назвал его четвертьфиналом соревнования между либеральной и право-популистской моделями в Европе. Полуфиналом будут выборы во Франции, финалом — в Германии.

Голландские выборы свелись к состязанию между лидером праволиберальной Народной партии за свободу и демократию (VVD), действующим премьер-министром Марком Рютте и Гертом Вилдерсом, возглавляющим националистическую, антииммигрантскую, антиисламскую Партию свободы (PVV).  На фоне миграционного кризиса его популярность выросла, и в рейтингах его партия вырвалась на первое место.

Вилдерс, моложавый красавец 53 лет с густой копной высвеченных пергидролем соломенных волос, стал кумиром испуганных глобализацией масс наряду с британцем Найджелом Фаражем и француженкой Марин Ле Пен. Если он на выборах не станет первым или если результат его партии окажется ниже, чем дали опросы, значит охвативший Америку и Европу популистский тренд остановлен, полагали эксперты. После выборов Трампа к данным опросов относятся с недоверием.

Как бы то ни было, 50-летний премьер Рютте, бывший кадровик транснациональной корпорации Юнилевер, известной в сфере торговли продуктами питания, бытовой химии и парфюмерии, взял на себя миссию остановить цепную реакцию популизма.

«Это третье голосование после британского (Brexit) и американских выборов, — провозгласил он на избирательном участке в гаагской школе. — Впереди выборы во Франции и Германии. Большой демократии, какой являются Нидерланды, выпал шанс остановить эффект домино дурного популизма».

Основанная в 2006 году отколовшимся от либералов Вилдерсом Партия свободы (PVV) состоит из него самого и кучки друзей. У нее нет ни иерархической структуры, ни сети низовых организаций. Ее сила — в идее, лозунгах, привлекающих массы. За ним уже укоренился комментарий в прессе: тысяча критических твитов, и ни одного решения».

Фонд друзей Герта Вилдерса находится в Гааге по адресу Бинненхоф, 1 - среди главных правительственных зданий. Престижнее некуда.  Рядом - готический замок Риддерзаал, где осенью король  выступает с тронной речью на открытии сессии парламента. 

Здесь желающие могут ознакомиться с программой партии, уместившейся на одной странице листовки. Вот текст манифеста:

Вернем себе Нидерланды!

 

Миллионам нидерландцев надоела исламизация страны.

Хватит массовой иммиграции и предоставления убежища, террора, насилия, отсутствия безопасности.

Вот наш план: вместо того, чтобы финансировать весь мир и людей, которых мы не хотим здесь видеть, мы дадим деньги простому голландцу. Партия свободы предпримет следующие действия:

1. Деисламизация Нидерландов:

- Нулевая квота на убежище и прекращение иммиграции из мусульманских стран, закрытие границ.

- Изъятие всех выданных беженцам видов на жительство в определенный срок, закрытие центров по приему беженцев.

- Запрет хиджабов в государственных учреждениях.

- Запрет других проявлений ислама, которые противоречат государственной политике

- Превентивное заключение под стражу радикальных мусульман.

- Лишение (нидерландского) гражданства и высылка преступников с двойным гражданством

- Запрет на возращение в Нидерланды участников войны в Сирии.

- Закрытие всех мечетей и мусульманских школ, запрет Корана.

2. Восстановление независимости Нидерландов. То есть выход из ЕС.

3. Прямая демократия: обязывающие референдумы, передача власти гражданам.

4. Полная отмена страхования (здоровья) на собственный риск.

5. Снижение арендной платы (за жилье).

6. Обязательная (минимальная) пенсия с 65 лет, существенная индексация дополнительной (трудовой) пенсии.

7. Никаких больше денег на помощь развитию (слаборазвитых стран), на ветряные мельницы (экологическую энергетику), искусство, инновации, вещание и т.п.

8. Прекращение урезания расходов на домашний уход (за больными), на уход за пожилыми, больше персонала на больничную койку.

9. Больше денег на оборону и полицию.

10. Снижение подоходного налога.

11. Сокращение вдвое налога на транспортные средства».

Как практически все это сделать, Вилдерс не уточняет. Да это и неинтересно обывателю, сделавшему его кумиром.

На телевизионных дебатах премьер Рютте напирал на некомпетентность Вилдерса, на его неспособность осуществить провозглашенные лозунги. Например, закрыть шенгенские границы. «Это мы с вами, как и другие закнопослушные граждане, будем стоять в очередях на КПП, а преступников и нелегальных  мигрантов закрытие границ не остановит», — убеждал он. Предлагаемую Вилдерсом изоляционисткую программу он назвал губительной для миллионов граждан страны, которая живет экспортом. Они потеряют рабочие места.

Рютте в своей кампании настойчиво напоминал об экономическом прогрессе Нидерландов при его правительстве. По прогнозу Еврокомиссии на этот год, ВВП страны вырастет на 2%, по сравнению с 1,6% по еврозоне, а безработица сократится до 5,2% на фоне 9,6% по еврозоне.

Вилдерс напирал на национальный суверенитет, идентичность, патриотизм.  Вперемешку со снижением налогов, особенно с транспортных с редств. Экономика — явно не его конек. «Завтра будет напряженный день», — написал он накануне выборов в своем твиттере.

И день выдался действительно напряженным. Граждане голосовали активнее, чем на предыдущих выборах, явка была выше. На избирательных участках, устроенных в школах, вокзалах и даже в частных домах, выстраивались очереди. Явка в 81% стала самой высокой за 30 лет. Саспенс был в том, что до последнего момента 40 процентов избирателей не определились в своих предпочтениях.

Голосование на этот раз было подчеркнуто традиционное. Бумажный бюллетень и красный карандаш. Без уже привычных интерактивных экранов и  компьютеров, а там, где их используют для подсчета голосов, без подключения к интернету. Подальше от греха и от хакеров — неважно каких, русских или местных. Хотя специалисты уверяли, что страхи преувеличены, некоторые политики не переставали призывать к бдительности.

«Каким бы ни был результат сегодняшних выборов, джинна уже не вернуть в лампу, патриотическая революция произошла», — пафосно сказал Вилдерс журналистам, окружившим его плотной толпой на выходе из изибирательного участка в школе в пригороде Гааги. И он прав в том смысле, что поставленные им вопросы обсуждаются на национальном уровне.

Миграция из мусульманских стран — главный раздражитель, и это очевидно. Но есть нюансы, которые не хотят видеть популисты.

На Старом континенте трудно провести грань между «коренными» и «пришлыми» (с какого века считать ценз оседлости?). Когда говорят в проблемном ключе об иммиграции, то имеют в виду исламский мир. В Нидерландах мусульмане составляют около 5% населения, в основном в крупных городах. К мигрантам в обыденном сознании причисляют и граждан, чьи предки приехали полвека назад, но для кого новая родина осталась чужой, хотя их деды и отцы ковали ее экономическое чудо.

О дедах и отцах забыли, а новое поколение, обратившееся за простыми решениями к исламу, стало раздражать. Теракты в Париже и Брюсселе добавили неприязни и подозрений, которые перенеслись и на новых мигрантов.

Глобализация принесла много благ европейцам - богатым и среднего класса. Они продают по всему миру свои товары, услуги и технологии, выбирают выгодное место работы без оглядки на границы, ездят в отпуск на заморские курорты. Обделенным оказался рабочий класс, по-здешнему, «синие воротнички». Их предприятия уплыли в Китай или в Польшу и Румынию, а дешевые рабочие места в их странах занимают неприхотливые мигранты. Они тоже ищут простые решения, как и их мусульманские собратья. Но обращаются к политическим силам, которые принято называть популистскими.

Выражение «победитель получает все» неприемлемо в Нидерландах, где, как и в соседней Бельгии, действует пропорциональная система выборов, в отличие от мажоритарной в Америке, Британии и Франции. В голландских выборах приняли участие 28 партий, которые по итогам голосования распределят между собой 150 мест в нижней палате парламента.  Все они, даже те, что получили один процент, будут иметь своего депутата и теоретически даже возможность войти в правительство.

Если бы партия Вилдерса получила (как это допускалось прогнозами) около трети голосов, у него все равно не было бы шансов возглавить кабинет и даже войти в него, поскольку другие обещали его бойкотировать.

Формирование правящей коалиции по итогам выборов — это переговорный процесс, который растянется на месяцы (до сих пор рекордом были 208 дней). Но успех популистской партии мог бы стать катализатором изменения политического климата в Европе. С ней уже приходится считаться и партиям мейнстрима, позиции которых под влиянием настроений электората дрейфуют вправо. Взять хотя бы обращенное к мигрантам заявление толерантного Рютте: «Либо живите, как все, либо уезжайте». За последние 10 лет коалиционные правительства Нидерландов ужесточили правила приема мигрантов. Например, стало труднее получить голландское гражданство, не отказавшись от прежнего, введены обязательные курсы по интеграции мигрантов, экзамены на знание ими голландской культуры и языка.

Позиция правительства в происшедшем накануне дипломатическом конфликте с Турцией — из того же ряда. Не пустив в страну двух министров правительства Турции, намеревавшихся участвовать в кампании по турецкому конституционному референдуму, премьер Рютте добавил электоральных очков правящей партии, отняв их у Вилдерса. Турецкой внутриполитической борьбе не место в Голландии, даже если в ней живут полмиллиона выходцев из Турции. Идея «турецкого мира» Эрдогана несовместима с европейскими ценностями.

Сторонники Вилдерса оценивают итоги выборов как свою победу.  Действительно, партия увеличила свое представительство в парламенте, отобрав голоса у либералов.

«Мы были третьей по величине партией Нидерландов. Отныне мы — вторая партия. В следующий раз будем первыми», — написал в твиттере Вилдерс.

В этом смысле судьба Европы пока далеко еще не определена.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera