Комментарии

«Власть хочет сократить общественный контроль над судопроизводством»

Конституционно ли ограничение на трансляцию открытого заседания в СМИ и интернете? Комментарии

На суде над «приморскими партизанами» наблюдался ажиотаж. Фото: ТАСС

15 марта Госдума в третьем чтении одобрила законопроект, ограничивающий трансляции по уголовным делам из зала суда для СМИ.

Согласно закону, трансляция открытого судебного заседания по уголовным делам в интернете допускается только с разрешения суда. При этом участники заседания, которые ведут фото- и видеосъемку, а также транслируют запись по радио, телевидению или в интернете, «не должны мешать порядку в судебном заседании», говорится в пояснительной записке к документу. 

Кроме этого, «эти действия могут быть ограничены судом во времени и должны осуществляться на указанных судом местах в зале судебного заседания и с учетом мнения лиц, участвующих в деле».

Поправки также вносят в Уголовно-процессуальный кодекс запрет на трансляции заседания «на стадии досудебного производства по радио, телевидению» или в интернете. 

Наконец, теперь при проведении трансляции необходимо будет указывать в протоколе судебного заседания название СМИ или сайта в интернете, где ведется трансляция.

По состоянию на 17 марта 2017 года изменения в УПК РФ прошли три чтения в Госдуме и поступили 16.03.2017 в Совет Федерации. Оснований сомневаться в их принятии на текущий момент нет.

Мнения экспертов

Ирина Бирюкова
адвокат, Фонд «Общественный вердикт»

— Это существенное нарушение принципа открытости и гласности судопроизводства, объективного информирования граждан о деятельности судов, закрепленного Верховным судом (ПП ВС №35 от 13.12.12). Таким образом власть хочет существенно сократить общественный контроль над судопроизводством, который и так весьма ограничен. Причем, эти поправки полностью лишают общество возможности контролировать справедливость процесса на досудебной стадии — например, рассмотрение жалобы в порядке ст. 125 УПК (обжалование постановление следователя и т.д.), рассмотрение любых ходатайств следствия — например, взятие под стражу или продление содержания под стражей.

Уже сейчас уровень доверия граждан к судебной системе в России крайне невелик — в недавнем опросе ВЦИОМа 43% респондентов выразили полное недоверие к судам. После принятия этого закона судебная власть станет еще более закрытой, а отношение граждан к ней еще более ухудшится.

Мария Серновец
адвокат

— Интересен не только сам законопроект, но и пояснительная записка к нему — прочитав эти документы, можно понять, зачем на самом деле его принимают. Кстати, месяц назад второе чтение преодолел аналогичный законопроект, относящийся к гражданскому и арбитражному судопроизводству. Но законопроект, касающийся уголовного судопроизводства его, очевидно, «обгоняет» — прошел третье чтение и будет в ближайшее время одобрен следующими инстанциями. То есть, внести изменения в УПК сейчас для власти является приоритетом.

Уголовный процесс — «больная мозоль», на которую постоянно и со всех сторон наступают граждане, представители СМИ, правозащитных организаций, интернет-блогеры и так далее. Многие и них именно через Интернет показывают «истинное лицо» российского уголовного судопроизводства, а это, в свою очередь, напрямую влияет на функционирование судебной системы — иногда ее начинает «лихорадить», срываются планы, становится существенно сложнее вынести «нужный» приговор. Например, становится труднее сфальсифицировать протокол заседания, который является единственным документом, официально доказывающим происходившее в судебном заседании.

Так что, несмотря на то, что законопроект преподносится как способствующий единообразию проведения трансляций заседаний по уголовным делам, на самом деле он направлен на единственную цель — ограничить возможность для журналистов, блогеров и просто граждан вести даже письменные трансляции из зала суда. А именно эти трансляции зачастую вскрывают многочисленные нарушения во время процесса. По моему мнению, предлагаемый законопроект антиконституционен.

Андрей Некрасов
адвокат

— Нововведения, установленные данным федеральным законом, безусловно, приведут к исчезновению как любительских видеозаписей и прямых интернет-трансляций судебных заседаний по уголовным делам, так и скрытой съёмки, нередко осуществляемой журналистами для дальнейшей передачи видео в редакцию и использования их как эксклюзива.

Введенные ограничения распространяются на любых лиц: на представителей СМИ, блогеров, слушателей процесса, родных и близких участников дела.

Можно предположить, что правозащитники попробуют обжаловать новые нормы УПК в Конституционном суде на основании нарушения частей 1, 4 и 5 статьи 29 Конституции:‎ свобода слова,‎ право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, свобода массовой информации‎. Зная практику КС последних лет, не приходится сомневаться, что такие жалобы не будут удовлетворены, более того, КС явно не согласится выявлять некий особый конституционно-правовой смысл данных нововведений.

В России как в гражданском и арбитражном процессах, так и в административном судопроизводстве и при рассмотрении дел об административных правонарушениях фото- и видеосъемки, трансляция судебных заседаний допустимы исключительно с разрешения председательствующего в заседании судьи. Так что отсутствие аналогичной нормы в УПК РФ можно назвать сознательным упущением законодателя либо просто пробелом.

Предпочтительней было бы не ограничивать имевшуюся до последнего времени свободу в залах судебных заседаний по уголовным делам, поскольку нарушения или неудовлетворительная работа судов и участников дел нередко просто вопиюща, и широкой общественности, гражданскому обществу необходимо знать об этом.

Алена Нариньяни
журналист, генеральный директор «Агентства независимой журналистики»

— Ограничивает ли принятый законопроект свободу слова? На мой взгляд да, хотя по сути, он изменяет немногое. Ни для кого не секрет, что присутствие СМИ на судебном слушании дисциплинирует судью, давая ему понять, что пресса обратила внимание на дело и вести себя, как «Бог на душу положит», — не получится. И тем не менее, даже до принятия данного законопроекта, права журналистов часто нарушались — я лично как представитель СМИ ни раз сталкивалась с тем, что судья просто отказывался вести дело до тех пор, пока журналист не удалится из зала заседаний или, например, заявлял, что слушанье, хоть и открытое, но присутствовать в зале суда корреспонденту он не разрешает.

Доходило до того, что судья запрещал мне присутствовать в зале как журналисту, но не запрещал остаться как стороннему наблюдателю. В чем смысл этого я до сих пор понять не могу.

Журналисты и до принятия законопроекта имели законные основания вести съемку в зале суда. Если того не хотела одна из сторон, оператор из зала должен был удалиться. И здесь тоже судья мог до бесконечности спрашивать у присутствующих, точно ли они не против съемки, своей интонацией и всем своим видом намякая на правильный ответ.

Этот законопроекта делает судебную систему РФ менее прозрачной и, как следствие, менее беспристрастной и честной. Есть Федеральный Конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», его ст. 9, определяющая гласность в деятельности судов, есть ст. 10 ГПК РФ, которая также гласит, что «разбирательство дел во всех судах открытое. Лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства»

 Огромное число документов дает право присутствующему в зале суда журналисту, не спрашивая разрешения, вести текстовые трансляции в интернете с открытых судебных заседаний, и это право судья не мог и не должен иметь право ограничивать! Требование об открытости и гласности судебных разбирательств многократно закреплено в российских и международных законах, таких как: Международный пакт о гражданских и политических правах (ст.14), Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 6), Конституция РФ (ст. 123), ФКЗ «О судебной системе РФ» (ст. 9), Гражданский процессуальный кодекс РФ (ст. 10), Арбитражный процессуальный кодекс РФ (ст. 11), Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 241), Кодекс об административных правонарушениях РФ (ст. 24.3).

Вот именно их, по сути, и нарушает приятый законопроект. 

Георгий Баганов
адвокат BGP Litigation

— Законопроект об ограничении трансляции из зала суда при рассмотрении уголовных дел был направлен в Госдуму более восьми месяцев назад — 5 июля 2016 года. Примечательно, что в тот же день в Госдуму аналогичным образом направили законопроект, касающийся трансляции рассмотрения дела об административном правонарушении, заседания арбитражного суда, а также гражданского спора в суде общей юрисдикции. Таким образом, схожие ограничения на уровне законопроектов были запланированы по всем сколько-нибудь публичным категориям дел, представляющим интерес для широкого круга лиц. 

Вопрос трансляции до настоящего времени надлежащим образом урегулирован не был, и норма в законе попросту отсутствовала. В случае принятия законопроекта по вопросу трансляции соответствующие нормы будут применяться председательствующим в конкретном процессе. 
Наиболее вероятными последствиями рассматриваемых законодательных новелл будет запрет или широкая практика ограничения трансляции из зала судебного заседания по аналогии со сложившейся в настоящее время практикой ограничения видеозаписи и фотосъемки. Законодатель также не оставил без внимания вариант действий тех, кто захочет обойти запрет искусственно — записать процесс в зале и потом выложить его в сеть. Такие действия называются «отсроченной трансляцией».

Свободе слова вводимые нормы могут угрожать, если складывающаяся практика со временем покажет различия между тем, что сказано свидетелем в зале суда, и тем, что занесено в протокол судебного заседания. В случае видеозаписи легче подтвердить фактическое содержание показаний вместо того, что порой обнаруживают адвокаты в протоколах. 

Сергей Егоров
адвокат

— Данные нововведения я оцениваю крайне отрицательно. Гласность осуществления судебной власти является важнейшей гарантией беспристрастности и объективности суда.

Возможность трансляции из судебного заседания также существенно ограничивает возможное недобросовестное поведение сторон в процессе. Возможность проведения закрытого заседания предусмотрена действующим законом как исключение, в частности, для обеспечения тайны усыновления, недопущения разглашения подробностей частной жизни и проч.

Такая инициатива может быть объяснена только конъюнктурными соображениями.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera