Сюжеты

Из породы Атлантов

Евгений Евтушенко поздравляет Александра Городницкого с 84-летием

Александр Городницкий. Фото: Сергей Бертов / ТАСС

Этот материал вышел в № 28 от 20 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Евгений ЕвтушенкоНовая газета

3
Евгений Евтушенко. Фото: РИА Новости

Всемирно известный ученый-океанолог, композитор, поэт, красавец с благороднейшей короткой сединой. Гидальго русского шансона. Его «Атланты держат небо» стали чем-то вроде неофициального гимна Петербурга. Он и сам из таких Атлантов.

В прошлом году мы с редактором Антологии русской поэзии за десять последних веков Радзишевским поняли, что знали раньше только поверхностный песенный выступ поэтического дарования Городницкого, лишь надводную часть, видневшуюся над уровнем океана. А в глубине сокрыты мало кому известные трагические повествования истории, которые не мешают ему поражать нас энергичными песнями, выручавшими в трудные моменты жизни.

Он раскрылся передо мной и как ученый, его фамилией назван астероид Gorodnizky, до сих пор плавающий в космосе. Дни и ночи он проводил в поисках легендарной Атлантиды, среди антарктических торосов ему приходилось сталкиваться нос к носу с белыми медведями. Это человек, привыкший бесстрашно идти навстречу приключениям, в том числе смертельно опасным.

Я впервые почувствовал братскую силу руки Городницкого, когда переходил с деревянного волжского причала на катер и неожиданно потерял равновесие. Именно он успел подхватить меня. Меня поразила его юношеская спортивная реакция, немедленная готовность и способность помочь. Это не просто натренированность, это черта характера.

Я открыл для себя двух Городницких. Веселого, находчивого обожателя жизни, и поэта, чей горький опыт изучения истории предостерегает от поверхностного жизнелюбия и циничного неинтереса к несправедливостям и страданиям. Это сочетание — ​и есть истинная интеллигентность.

Александр Городницкий

Российский бунт

В России бунты пахнут черноземом,
Крестьянским потом, запахом
                                                        вожжей.
Прислушайся — ​и загудит над домом
Глухой набат мужицких мятежей.
Серпы и косы заблестят на солнце —
Дай выпрямиться только от сохи!
С пальбой и визгом конница несется,
И красные танцуют петухи.
Вставай, мужик, помазанник
                                                 на царство!
Рассчитываться с барами пора!
Жги города! — ​И гибнет государство,
Как роща от лихого топора.
Трещат пожары, рушатся стропила,
Братоубийцу проклинает мать.
Свести бы лишь под корень то,
                                                    что было!
На то, что будет, трижды наплевать!
И под ярмо опять, чтоб после снова
Извергнуться железом и огнем:
Кто сверху ни поставлен — ​
                                             бей любого,—
Хоть пару лет, авось, передохнем!

1972

Декабристы

Над площадью Сенатской
                                              серебристой
Морозное дыхание зимы.
Любовь и совесть наша — ​
                                              декабристы,
О вас все чаще вспоминаем мы.
О чем мечтать, за что вам было биться?
Вам подарили железа оков
Горячечные речи якобинцев,
Глухие стоны ваших мужиков.
Мальчишки, вас тревожили гитары,
Вы бредили стихами до зари,
Полковник Пестель был из самых
                                                        старых,
А Пестелю от силы тридцать три.
Но, жизнь свою отдавшие задаром,
Свободу объявившие на час,
Вы шли на смерть, расчетливым
                                                жандармам
И на допросах лгать не научась.
Остановитесь, вот вино и карты,
Все подвиги и жертвы ваши зря,
Трудней, чем целый мир
                                           от Бонапарта,
Освободить Россию от царя.

1975

Не зовите Русь к топору

Те, кто тянет ладонь к перу,—
Не зовите Русь к топору:
Только в руки возьмешь топор,
Он поскачет во весь опор.
Злой воды, где шуршит шуга,
Не зови на свои луга:
Утопив твоего врага,
Не вернется река в берега.
Не зовите Русь к топору:
Пламя схватится на ветру,
Запылает отцовский дом —
Не погасишь его потом.
Не припомнят былых обид —
Кто убил и кто был убит,
А припомнит хмельной инвалид
Довоенный уютный быт.
Не зовите Русь к топору.
Этот путь не ведет к добру.
Не от этого ль топора
Помирать вам придет пора?

1990

Голос в защиту города

Митингующий Петербург слушает и поет Городницкого

Новая песня Александра Городницкого прозвучала в субботу, на массовом митинге в защиту Петербурга на Марсовом поле, где, по оценкам организаторов, принимало участие около десяти тысяч человек. Александр Моисеевич написал песню специально для этого митинга.

В лихую эту пору
Сплотимся мы опять,
Чтоб наш великий город
Не дать разворовать.
Не будем жить во мраке,
Глотая горький дым.
Любимый наш Исакий
Вовек не отдадим.
Пока щебечут птички
И солнце в синеве,
Не отдадим «Публички»
Чиновничьей Москве.

Городниций не первый раз становится голосом нашего градозащитного движения. В 2010 году Александр Моисеевич написал песню в защиту Петербурга, которому тогда угрожало строительство башни «Газпрома». Она прозвучала в исполнении автора и заканчивалась словами: «…От фашистов отстояли и от этих отстоим».

Два года спустя Городницкий написал известное стихотворение, посвященное проведению в Петербурге съезда европейских неофашистов: «Мы его в войну не сдали, а они его сдают…»

Каждый митинг в защиту Санкт-Петербурга в течение последних 10 лет заканчивается песней Городницкого «Атланты». В протестах горожан участвует много бардов, поэтов, музыкантов, актеров, но Александр Моисеевич — это, наверное, самая заметная фигура среди них.

Он певец нашего города. А его «Атланты» — неофициальный гимн Петербурга.

Борис Вишневский,
«Новая»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera