Сюжеты

Битва при Суне

Пенсионеры из карельской деревни 10 месяцев защищали свой лес от уничтожения, и защитили

Фото: Алексей Владимиров

Этот материал вышел в № 30 от 24 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

2

На бабушек и дедушек не повлияли ни полиция, ни обвинения в экстремизме, ни обещания силовиков и бизнесменов «поломать и засудить».

Вера Мушникова

На прошлой неделе временно исполняющий обязанности губернатора Карелии Артур Парфенчиков заявил, что Сунский бор не тронут: компания «Сатурн Нордстрой», ранее настаивавшая на разработке карьера по добыче песчано-гравийной смеси на месторождении Южно-Сунск, «добровольно инициировала процедуру прекращения права пользования недрами». Но жители деревни Суна не спешат разбирать палатку — ждут отзыва лицензии, расторжения договора аренды: «Получим бумаги — тогда уйдем из леса. Нас уже столько раз обманывали».

О победе «Новой газете» сообщила одна из защитниц бора, учительница физики Вера Мушникова. С ней и другими «сунскими партизанами» (так их называют в Карелии) я познакомилась во время недавней командировки в Кондопожский район.

«Не мы это начали»

Татьяна Ромахина

В Суну приезжаем рано утром — Татьяне Ромахиной и Вере Мушниковой надо сменить дежурных: «Не замерзли бы за ночь». У Татьяны где-то здесь, рядышком, дача. У Веры неподалеку от бора живет мама — «выросли тут, каждое деревце — родное».

По дороге заходим к Нине Шалаевой. Эта седая, маленькая женщина в июне 2016 года первой встала на пути харвестера (техники для рубки деревьев. — А.Б.), позже местные жители назначили ее «координатором штаб-квартиры» защитников леса, за что бывшей воспитательнице детского сада здорово досталось от сотрудников ФСБ и полиции.

Нина Васильевна объясняет, что сегодня юбилей у Василия Дийкова, 80 лет. Пока не ушли на дежурство, нужно заскочить поздравить.

Василий Дийков

Дома у Василия Михайловича слушаю рассказы о том, как много лет назад он служил в погранвойсках и не предполагал, что в старости ему придется сидеть на опушке, у костра, держать вместе с бабками оборону, воевать за право дышать свежим воздухом и собирать грибы-ягоды. Летом так жарко было, что докараулился до сердечного приступа… «Приходится бороться, других вариантов нет. Не мы это начали».

Начали, по словам жителей Суны, компания «Сатурн Нордстрой» и министерство природных ресурсов Карелии.

— В 2011 году в нашем лесу появились отметки — ленточки на деревьях, — вспоминает Вера Мушникова. — Люди стали интересоваться: что, как и почему? Власти не ответили. В 2012 году состоялась встреча с дирекцией компании «Сатурн Нордстрой», и мы узнали о запланированной разработке карьера по добыче песчано-гравийной смеси. Население возмутилось, но его мнением пренебрегли.

— Пять лет жители писали в комиссии, комитеты, министерства: «Посмотрите: нарушаются конституционные права граждан. На благоприятную окружающую среду и на местное самоуправление». Общественные слушания созвали аж в 2015 году, когда был проведен аукцион на недропользование и были готовы проектные работы, — рассказывает Татьяна Ромахина. — Нас не спрашивали: «Хотите или нет?» Это как если бы ко мне в квартиру пришли, где-то в прихожей нагадили и дальше поехали.

Ну нет! Бор необходим деревням Суна, Чупа, селу Янишполе. Для нас он важен. Карьер собираются разрабатывать в 500 метрах отсюда. Обложили. Справа от Суны уже есть карьер, взрывы гремят. Слева — еще один будет, собираются возить щебенку. Позади железная дорога. Остался только борок за рекой, и за него взялись. У нас на дежурства ходят пенсионеры, которым за 80. Меняемся, сторожим лес по очереди. Силовики гоняли, чего только о нас не говорили. Ничего, собака лает — караван идет.

В лагере

К палатке, в «партизанский» лагерь, бредем по петляющей тропинке через реку, по настилам над болотом, мимо стоянок первобытных людей (их в бору два десятка).

Летом, говорят мои гиды, к защитникам леса приезжали ученые, обнаружили на участке краснокнижный вид лишайника — лобарию легочную. По Федеральному закону «Об охране окружающей среды» любая хозяйственная деятельность, ведущая к сокращению численности организмов, занесенных в Красную книгу, запрещена.

— Это спасло лес. Спасибо биологам. Ничего с нас не взяли. Бесплатно исследовали. Да нам многие помогают. Волонтеры из Питера едут, чтобы подежурить вместо бабушек. Сочувствующие деньги со всей страны перечисляли, когда «Сатурн Нордстрой» требовал с пенсионеров 20 тысяч рублей за судебные издержки. Незнакомые люди чай с медом из Бурятии присылали, — хвалится Ромахина. — В социальных сетях хорошее пишут, поэтому мы купили Нине Васильевне (Шалаевой) планшет, пусть осваивает.

В лагере продумана каждая деталь: Василий Дийков притащил печку, бабушки летом перевезли на лодках кирпичи. Палатку одолжили у ученых Кольского научного центра РАН, поставили в ней нары, утеплили старыми одеялами, спальниками. Под навесом, который установили волонтеры из Петрозаводска, лежат дрова, их хватит не на одни сутки.

— Устали пенсионеры, конечно. Быт, какой смогли, мы наладили, но все это: ночевки, походные условия — не для пожилых. Руководство компании «Сатурн Нордстрой» утверждало, что не собирается воевать со стариками: «Действуем строго в рамках закона». Прежние власти Карелии обещали рассмотреть возможность предоставления нового участка под карьер, но ничего не менялось. Так здесь и сидим, — Татьяна Ромахина вешает котелок над костром. — А уйдем, начнется рубка. Бабушки рассказывают, что пару раз над опушкой летал дрон. Проверяют, значит, можно ли приступить к работам. В феврале сюда приезжали представители Совета по правам человека. Надеемся, что они чем-нибудь помогут.

«Для хеппи-энда нужны документы»

На днях врио губернатора Карелии Артур Парфенчиков выступил с официальным заявлением: «С первого дня моей работы представители общественности и средств массовой информации просили обратить особое внимание на ситуацию в Сунском бору Кондопожского района. Противостояние местных жителей и предприятия по разработке песчаного карьера приобрело крайние формы, когда пожилые люди, ветераны войны разбили палаточный лагерь, чтобы не допустить использования лесного участка, выделенного для добычи песка. Все процедуры по оформлению лесного участка с целью недропользования были проведены в соответствии с законом, вот только голос людей, для которых Сунский бор — неотъемлемая часть их истории и образа жизни, — никто не услышал.

После всестороннего изучения вопроса, проведенных по моему поручению переговоров с руководством предприятия ООО «Сатурн Нордстрой» было принято решение на альтернативной основе о добровольном инициировании процедуры прекращения права пользования недрами на месторождении Южно-Сунское.

17 марта в адрес министерства по природопользованию и экологии Республики Карелия поступило соответствующее заявление от директора ООО «Сатурн Нордстрой» Игоря Федотова, что в дальнейшем повлечет расторжение договора аренды лесного участка».

— Мы рады, но хотим увидеть, как это решение будет реализовываться, — прокомментировала слова чиновника Татьяна Ромахина. — Для хеппи-энда нужны документы.

Фото автора и Алексея Владимирова, корреспондента карельского издания «Черника»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera